Стиль андеграунд: логово нонконформистов.

Futboholic Clothing Store

Современная мода демократична, разнообразие трендов позволяет создавать модные образы в любом стиле. Молодёжь, наполненная бунтарским духом, в противовес гламурному SWAG и вычурному Smart Casual может выбрать для себя не менее яркий, но более дерзкий Underground.

Если не знакомы с этим модным направлением, для вас в этой статье:

История стиля андеграуд

История появления андеграунда в одежде уходит корнями в развитие рок-музыки. Родиной Fashion Style принято считать Сиэтл, а законодателем стиля – Курта Кобейна. Именно рокеры-анархисты объявили войну обывательским устоям, сто стало началом возникновения молодёжной субкультуры с абсолютно новым взглядом на жизнь. Модное направление сформировалось под музыку Nirvana, лидером которой был Кобейн. Это он позволил молодёжи по-новому взглянуть клетчатые рубашки из фланели, рваные и залатанные джинсы, свитера “оверсайз”, бесформенные тельняшки, любую поношенную одежду и кроссовки не первой молодости.

Курта Кобейна можно считать и законодателем моды на многослойные ансамбли, но одевался музыкант так не случайно. Даже у великих бывают комплексы, и рокера напрягала его излишняя худоба. С помощью нескольких слоёв одежды музыкант хотел не выделиться среди других, а спрятать своё субтильное телосложение. Кобейн отличался наплевательским отношением к своему внешнему виду. Одежду музыкант покупал в секонд-хендах и носил её в буквальном смысле до дыр. Ему было абсолютно не интересно мнение окружающих, а внешний вид полностью соответствовал его музыке – дерзкой и безбашенной.

Популярность Нирваны поспособствовала тому, что молодёжь повально стала копировать своего кумира, а это не могло остаться незамеченным в мире моды. Весной 1993 года молодой, но очень перспективный дизайнер Марк Джейкобс представил на суд зрителей коллекцию молодёжной одежды в стиле гранж. Коллеги и критики не оценили энтузиазм модельера и он был со скандалом уволен из Модного дома. Однако уже почти четверть века «мальчики из подворотен» и «девочки-сироты» появляются на подиумах, а рваные джинсы стали культовой вещью в гардеробе нескольких поколений.

Особенности Underground

Главная отличительная черта андерграунда – игнорирование каких-либо стилистических ограничений и отказ от общепринятых стандартов, художественных традиций, публичный эпатаж и бунтарство. Стиль андеграунд в одежде – вызов обществу, отторжение «правильных» Fashion look. Вещи Underground смотрятся так, будто человек думает исключительно о комфорте и совершенно равнодушен к своему внешнему виду.

Но «абсолютное безразличие», естественно, достигается благодаря кропотливому дизайнерскому труду. Одежда в стиле андеграунд – это дерзкий вызов общественным нормам, агрессивное отрицание культа денег, роскоши, глянца — всех признаков буржуазии, хотя «рваные джинсы» – символ гранжа — могут стоить целое состояние.

Основные характеристики одежды в стиле андеграунд:

  • свободный крой;
  • асексуальность (хотя это понятие весьма условное);
  • видимая «поношенность» вещей;
  • «рваная» структура тканей;
  • сочетания в духе «блошиного рынка»;
  • винтажные вещи;
  • многослойность;
  • слоганы с использованием ненормативной лексики, рисунки на «запрещённые» темы (пропаганда наркотиков, насилия, беспорядочных связей);
  • элементы гардероба представителей различных субкультур (рокеров, панков, байкеров).

Стиль андеграунд в одежде мужчины

Стиль андеграунд в одежде мужчины – это нарочитая небрежность, граничащая с неопрятностью. Но, естественно, подобный имидж стоит скрупулёзного подхода и немалых денег. Если решили выбрать для себя Grunge, сразу должны смириться: работая клерком в приличной компании в таком виде Вы не сможете ходить к себе в офис. Зато вне стен солидного учреждения, одеваясь в андеграунд стиле, вы всегда будете в тренде. Что нужно иметь в гардеробе?

  • Без «рваных» джинсов не обойтись! Потёртости и дыры на брюках из денима уже несколько лет доминируют на подиумах, а 2018 предложил ещё и обилие заплаток в лучших традициях Курта Кобейна.
  • Одежда с «чужого плеча». Объёмная толстовка, свитшот на два размера больше, «растянутый» свитер — самое то!
  • Клетчатая рубаха небрежно расстёгнутая и надетая поверх майки — образ от которого никуда не денешься. Неплохо если на майке будет какая-то крамольная надпись или листочек конопли.
  • Обувь: кроссовки, в которых вы истоптали километры туристических троп, или грубые ботинки дополнят ансамбль.
  • Верхняя одежда: потёртые джинсовки и косухи, объёмные бомберы. А так же — жилеты: про многослойность забывать нельзя.

Стиль андеграунд в женской одежде

Стиль андеграунд в одежде женщины – то же самое, что у мужчин плюс ещё несколько вещей из гардероба дамы:

  • длинная «лохматая» юбка (пусть думают, что над ней потрудилась кошка);
  • «рваный» топ, майка, футболка;
  • кофты с большими вырезами, позволяющие оголить плечо;
  • колготки с дырами и стрелками;
  • потёртые скинни с дырами и латками, новый тренд — оборванный низ;
  • винтажные вязаные накидки;
  • «старые» куртки бойфренда.

Надоели глянец и благородный Casual: Underground — шаг на встречу свободе и прекрасная возможность для самовыражения, хороший помощник для создания стильного образа — принт на одежде.

«Бульдозерное искусство»: Правда и мифы о выставке нонконформистов, которая продлилась не более минуты

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Нонконформисты из подполья

Никита Сергеевич Хрущёв, посетив выставку авангардистов в Манеже в 1962 году, не только раскритиковал их работы, но и потребовал «прекратить это безобразие», называя картины «мазнёй» и другими, ещё более неприличными словами.

После разгрома Хрущёвым от официального искусства отпочковалось неофициальное, оно же – нонконформистское, альтернативное, андеграундное. Железный занавес не мешал художникам давать о себе знать за рубеж, и их картины покупались иностранными коллекционерами и галеристами. Но у себя дома организовать даже скромную выставку в каком-нибудь доме культуры или институте было непросто.

Когда московский художник Оскар Рабин и его товарищ, поэт и коллекционер Александр Глезер открыли выставку 12 художников в клубе «Дружба» на шоссе Энтузиастов в Москве, то уже через два часа её закрыли сотрудники КГБ и партработники. Рабина и Глезера уволили с их мест работы. Через пару лет Московский горком партии и вовсе направил в столичные ДК инструкцию, запрещающую самостоятельную организацию художественных выставок.

В этих условиях Рабину пришла в голову идея выставить полотна на улице. Формального запрета власти дать не могли – свободное пространство, да ещё и где-нибудь на пустыре, никому не принадлежало, и закон художники нарушить не могли. Впрочем, тихо показать свои работы друг другу им также не хотелось – необходимо было внимание публики и журналистов. Поэтому, кроме распечатанных на машинке приглашений друзьям и знакомым, организаторы «Первого осеннего просмотра картин на открытом воздухе» предупредили об акции Моссовет.

Выставка против субботника

15 сентября 1974 года на пустырь в районе Беляево (в те годы – фактически окраина Москвы) приехали не только 13 заявленных художников. Выставку ждали созванные ими зарубежные журналисты и дипломаты, а также ожидаемые милиционеры, бульдозеры, пожарники и большая бригада работников. Власти решили помешать выставке, устроив в этот день субботник с целью благоустройства территории.

Естественно, никакого показа картин не состоялось. Некоторые пришедшие даже не успели распаковать их. Тяжёлая техника и люди с лопатами, вилами и граблями стали сгонять художников с поля. Некоторые сопротивлялись: когда полотно Валентина Воробьёва участник организованного субботника проколол лопатой, то художник ударил его по носу, после чего завязалась драка. Корреспонденту газеты «The New York Times» в потасовке выбили зуб его же камерой.

Читайте также:  Вязаные шторы в интерьере (52 фото)

Дело усугубляла плохая погода. Из-за прошедшего ночью дождя пустырь был полон грязи, в которой затаптывались привезённые картины. Рабин и двое других художников пытались броситься на бульдозер, но остановить его не смогли. Вскоре большинство из участников выставки увезли в отделение милиции, а Воробьёв, например, укрылся в автомобиле у знакомого немца.

Уже на следующий день скандальная популярность начала обрастать мифологией. За «бульдозеры», как стали называть картины с «бульдозерной выставки», стали выдавать другие работы, и за них иностранцы готовы были выложить немалую сумму. Пронеслись слухи, что на выставке участвовало не 13 человек, а 24. Иногда число художников в таких разговорах поднималось до трёх сотен!

«Пражская весна» для искусства

Художественную ценность выставки оценить трудно – фактически она продолжалась не больше минуты. Но её общественное и политическое значение превысило ценность уничтоженных картин. Освещение события в западной прессе и коллективные письма художников поставили советскую власть перед фактом: искусство будет существовать и без их разрешения.

Уже через две недели в Измайловском парке в Москве была проведена официально разрешённая уличная выставка. В последующие годы нонконформистское искусство понемногу просачивалось в павильон «Пчеловодство» на ВДНХ, в «салон» на Малой Грузинской и на другие площадки. Отступление власти было вынужденным и крайне ограниченным. Бульдозеры стали таким же символом подавления и репрессий, как танки в Праге во время «Пражской весны». Большинству участников выставки в течение нескольких лет пришлось эмигрировать.

Своё признание они в итоге получили: например, картина Евгения Рухина «Пассатижи» была продана на аукционе «Sotheby’s», работы Владимира Немухина попали в музей «Metropolitan» в Нью-Йорке, а Виталий Комар и Александр Меламид стали самыми известными в мире представителями соц-арта – направления, пародирующего советский официоз.

Репродукции некоторых работ «бульдозерных» художников представлены ниже. Возможно, какие-то из них могли оказаться и сентябрьским утром 1974 года на беляевском пустыре:

Зачем андеграундные художники в Ленинграде захватывали пустующие коммуналки и как появились «АССА» и «Пушкинская, 10»? История петербургских сквотов

В последние годы в Петербурге художники обживают промышленные помещения. В октябре стало известно, что на фабрике В. Слуцкой появился «#Завод34»: там ночуют, работают и устраивают кинопоказы и мастер-классы. То же самое художники делали с 1980-х годов: они въезжали в расселенные коммунальные квартиры, проводили выставки и устраивали рейвы.

Как советские художники захватили дворец с видом на Фонтанку, почему первые сквоты соседствовали с КГБ и что происходило в галерее «АССА» и клубе «НЧ/ВЧ», где играл Цой и выступала молодая Жанна Агузарова? Историк искусства Дмитрий Пиликин рассказал «Бумаге», как в Ленинграде зародились сквоты и как они трансформировались в творческие пространства.

Дмитрий Пиликин

Историк искусства, научный сотрудник Института исследования стрит-арта

Как в Ленинграде появились сквоты и как горожане устраивали у себя в квартирах выставки и «флэты»

Сквотирование — это самовольное заселение в пустующие здания, калька западноевропейского опыта, которая в России смогла появиться только в смутные годы ранней перестройки, когда законодательные установки советской нормы и правопорядка уже посыпались, а ничего нового еще не возникло.

До середины 1980-х годов говорить о наличии сквотов в России не приходится, хотя их предшественниками можно считать «флэты» хиппи с их системой «вписок» и личные квартиры, превращенные в художественный салон. Художники-нонконформисты, писатели и музыканты испытывали определенные проблемы с местом для выставок, литературных чтений и концертов, так как «пробить» выступление на официальной площадке было довольно сложно, поэтому такая активность смещалась в квартиры.

Информация о выставках разносилась по сарафанному радио. Сергей Ковальский [будущий президент арт-центра «Пушкинская, 10»], например, в собственной двухкомнатной квартире на станции «Пискаревка» держал постоянную выставку: целая комната и коридор были отданы под картины, которые висели практически от пола до потолка. По воскресеньям в нее мог прийти любой — если знал, куда идти. Кроме картин там можно было узнать о современной музыке, получить информацию о других выставках, полуподпольных концертах или литературных чтениях, которые проходили в городе.

Были и другие знаменитые квартиры: салон [эссеиста] Константина Кузьминского, квартира поэта Олега Григорьева, позже — флэт [художников] Евгения Юфита и Олега Котельникова на улице Марата. В коммуналке на Бронницкой улице [художник и музыкант] Кирилл Миллер вообще устроил, к неудовольствию КГБ-шников, большую выставку художников-нонконформистов. Эта история, кстати, потом даже была описана в фильме Веры Глаголевой «Сломанный свет». Там есть фрагмент, когда спецслужбы поздновато спохватились и решили попросту отрубить электричество, но зрители зажгли свечи и продолжали смотреть.

Ключевым моментом явления сквотов стала перестройка. В начале 80-х годов, согласно планам, старые дома в центре продолжали ставить на капитальный ремонт и временно расселять из них жильцов. Однако в середине 80-х деньги у города вдруг резко закончились. Так в Ленинграде стали появляться огромные пустующие дома, за которыми не всегда пристально следили.

Наиболее решительные и безбашенные люди стали использовать эту ситуацию, создавая творческие общественные пространства, которые в условиях Советского Союза были практически недоступны, особенно андеграундным деятелям. Приходили, вставляли спичку в дверной проем, затем проверяли через неделю и если никого не было, то просто выбивали старые замки и ставили новые. Площадь некоторых квартир составляла 100-200 квадратных метров, да и располагались они часто в лучших местах с прекрасными видами.

Какими были первые сквоты и почему они без проблем соседствовали с КГБ

Одним из первых сквотов считается сквот у Большого дома (неофициальное название здания, в котором располагаются офисы спецслужб: КГБ в СССР и ФСБ в настоящее время — прим. «Бумаги») на Шпалерной улице (тогда — улице Воинова). Всё началось с того, что [художнику] Тимуру Новикову в 1980 году дали там комнату в коммуналке. Но почти сразу коммуналку начали расселять — и он остался единственным владельцем квартиры, длиной почти в целый этаж.

Андеграундная деятельность в сквоте началась практически сразу. Новиков устроил там галерею «АССА». Там состоялись первые показы альтернативной моды и проходили репетиции «Нового театра», в котором впоследствии играли музыканты группы «Кино», Наталья Пивоварова, еще начинающая певица Жанна Агузарова, стиляги и модники. Туда приходили сотрудники КГБ, но ничего не могли сделать, потому что Новиков был законным владельцем квартиры, а диссидентских акций там не проводили.

Поскольку творчество уходило в андеграунд, КГБ создало собственное Управление культуры. Их сотрудник ходил на встречи с художниками и литераторами и иногда разрешал выставки, концерты, чтения, разумно считая, что лучше «выпустить пар», чем создать более тяжелый прецедент. Они даже сами предложили площадку для «Клуба писателей-81», решив что так все диссиденствующие будут под надзором.

Все эти захваты не вызывали вопросов в среде художников — в сквотах можно было существовать, несмотря на регулярные наезды [со стороны властей] и очевидные проблемы домов, поставленных на ремонт. Более того, в период смутного времени «отсутствия владельца» электричество и вода были бесплатны. А если электричество вдруг отрубали, то можно было бросить провод с соседнего дома. Сквоттеры это воспринимали как должное.

Читайте также:  Рельефная штукатурка – способ изменить скучный интерьер

Параллельно с галереей «АССА» существовали и сквотские мастерские: например, на Лиговском и Литейном проспектах. В них в основном обитали узкие компании, состоящие из знакомых: преимущественно художников. Позже в Ленинграде стали заселяться и более крупные помещения.

В 1986 году, тоже недалеко от Большого дома, появился сквот «Клуб „НЧ/ВЧ“». Молодежь оккупировала проходной двор, ведущий с улицы Чайковского, 20, на улицу Каляева (ныне Захарьевская), 5. Позже стены домов расписали граффити, покрыли самодельными плакатами.

Тогда уже официально было позволено создавать общественные организации в сфере культуры, а молодежью стали больше заниматься, чтобы иметь возможность воздействовать комсомольской идеологией. В клубе появился весьма респектабельный 60-летний человек — Олег Михайлович Сумароков, который действительно поддерживал молодежь: любил AC/DC, тусовался в «Ленинградском рок-клубе», поддерживал рок-движение. Именно ему удалось пробить у комитета по делам молодежи охранную грамоту, сквот официально зарегистрировали как Музыкально-художественное любительское объединение «Низкие частоты/ Высокие частоты». Там проводили выставки андеграундных художников и рок-концерты.

Что происходило в сквотах и как на них стали зарабатывать

В сквотах выставлялись, работали, жили, устраивали рейвы. Они стали местами свободы для творческой молодежи, которые действовали по принципу «я знаю, что я для себя хочу, — я сам это себе организую». В сквотах принимали и тех, у кого были проблемы с жильем, и приверженцев левых или анархических идей, которых никак не поддерживало государство. Однако везде всё проходило по-разному, и эта «вольница» не просуществовала долго.

Так, в конце 1980-х художники стали заселять некогда роскошный особняк с видом на Фонтанку (набережная Фонтанки, 145). Это уже было похоже на настоящий захват. Двор особняка был опечатан, поэтому сквоттеры выбивали двери или срезали замки, чтобы проникнуть в квартиры. Художник Евгений Козлов держал там первую версию своей галереи «РусскоЕЕ ПолЕЕ» («ЕЕ» и «АССА» — любимые слоганы того времени), режиссер Юрис Лесник снимал там первые выпуски «Пиратского Телевидения» с Владом Мамышевым-Монро, а Алексей и Андрей Хаасы устроили там первый частный техно-танцпол, и к ним даже [немецкий диджей] Westbam приезжал из Берлина.

Один из таких захваченных домов находился прямо на Невском, напротив Казанского собора (Невский, 25). Он появился в 1987 году в квартире, которая была самовольно захвачена уличными художниками. Там тоже проводились выставки, там же, по большей части, они и работали.

Однако подобные истории не просуществовали долго. За дорогой недвижимостью вскоре начали присматривать уже частные интересанты, и художников выгоняли, либо кто-то решал,что можно зарабатывать на аренде. Так появились всяческие конторы, которые контролировали «точку» и собирали плату. С ними надо было договариваться.

История Пушкинской, 10, появившейся в 1989 году, в этом плане очень показательна. Дом поставили на капремонт в середине 80-х, расселили людей, но он «завис». Из-за соседства с Московским вокзалом помещение стали быстро заполнять бездомные. Там появился кооператив «Охрана», который стал сдавать дом в аренду. Сначала это были мелкие фирмы, коммерсанты, а потом и художники. И со временем художники выжили всех остальных и организовали арт-центр.

Заселенные помещения, которые появлялись в поздние 90-е, уже не были в точном значении сквотами. Это были полудоговорные отношения с неким формальным владельцем, который присматривал за зданием. Однако художественная жизнь даже в таких полусквотах продолжалась. Таким был «Сквот Речников» на Мойке, 22, куда переселился Юрис Лесник, продолжая снимать репортажи с выставок и небольшие фильмы.

Жилье в таких зданиях было относительно дешевым, относительно приятным, но вы всегда должны были быть готовы к коммунальным проблемам: неожиданным отключениям электричества, протечкам воды с верхних этажей или резкому удорожанию условной арендной платы. Зато там художники могли жить в условиях, недоступных им ранее. Например, я сам с товарищами в середине 90-х занимал огромную мансарду в доме на улице Писарева. Там было 10 или 12 комнат и выход на пожарную башню, с которой открывался эффектный вид.

Что такое «современные сквоты» и чем в них занимаются художники и анархисты

Свобода сквотов закончилась вместе с переделом государственной собственности. Теперь каждое здание принадлежит конкретному владельцу. Бывают ситуации, когда здание «зависает» из-за юридических споров, но за незаселенными домами теперь пристально следят участковые. В 2007 году в Петербурге возникла группа художников «Непокоренные», которая заняла целый технический этаж в промздании на проспекте Непокоренных, но у них уже был договор аренды с владельцами.

В нулевые продолжали периодически создаваться сквоты анархистов, в которых жили, делили быт и еду несколько десятков человек. Например, был знаменитый сквот «Черная дыра» на Мясной улице в Коломне, он просуществовал всего полгода. Еще были аналогичные «Клизма» на Нарвской, «Пила» на Лиговке, где анархисты и антифашисты занимали целые этажи.

Людям искусства и неформалам по-прежнему нужны помещения. Сегодня «сквотами» иногда формально называют креативные пространства, созданные на закрытых заводах или в заброшенных индустриальных зданиях. Период освоения «ничейной» недвижимости закончился, потому что закончились неосвоенные жилые дома. Теперь осваивают промышленные пространства.

Современные креативные пространства активно апеллируют к образу сквоттерской творческой свободы, но это уже явления другого порядка. Там устраивают выставки, проводят концерты и лекции, однако теперь это в большей мере связано с коммерцией.

“Ленинградский андеграунд” показали в Новом музее

Картины с легендарных выставок 40 лет спустя в Новом музее на выставке “Ленинградский андеграунд” рассматривал и вспоминал ПАВЕЛ ГЕРАСИМЕНКО.

Прошедший и нынешний годы отмечены очередным юбилеем, важность которого с годами все не уменьшается: 40 лет назад возникло движение художников-нонконформистов — тех, кто не входил в официальный Союз художников с его обязательной (по крайней мере на словах) приверженностью соцреализму. Выставка в петербургском Новом музее посвящена трем годам, ставшим решающими для современного русского искусства, историю которого можно отсчитывать с этого времени. События сменяли друг друга и шли плотной чередой в Москве и Ленинграде с осени 1974-го по лето 1976-го. Первой была выставка московских художников на пустыре в Беляево в сентябре 1974 года — из-за способа, каким ее разгоняли, она вошла в историю под названием “бульдозерной”. А уже через три месяца последовал разрешенный властями большой показ работ ленинградских нонконформистов в ДК имени Газа, который собрал 52 авторов и длился четыре дня.

Инициатор нынешнего проекта в Новом музее Исаак Кушнир был одним из тех, кто на морозе стоял на эту выставку в очереди, начинавшейся прямо от выхода из метро “Кировский завод”. По собственному признанию, он увлекся искусством именно благодаря увиденному тогда — стал коллекционером, а затем решил сохранить память о художниках в серии альбомов “Авангард на Неве”, где за последние 15 лет вышло больше 40 книг.

В залах Нового музея более 200 работ, которые поместились плотной, почти шпалерной развеской, что идет только на пользу представленному искусству и соответствует духу времени, когда на ограниченные площади выставочных стендов надо было вместить как можно больше картин. Первый выход на публику мог оказаться и последним, так что история о художнике, пришедшем на открытие выставки с сухарями и тюремной скаткой, которая воспринимается сейчас анекдотически, была характерной чертой тогдашней действительности.

Читайте также:  Интерьер розничного магазина melange в кувейте – путешествие в зазеркалье

Выставка несет понятный отпечаток вкусов и пристрастий своего куратора, но все же Исаак Кушнир верен идее формирования экспозиции из произведений тех лет и, насколько это возможно, старается выдерживать исторический принцип — всего несколько авторов представлены поздними работами 1990-х или же последних годов. Хотя много произведений есть в Русском музее, Музее истории города или петербургском “Манеже”, практически все в Новом музее собрано из частных коллекций. Есть две картины Михаила Шемякина, не принимавшего участия в тогдашних событиях, как и художники из “Ордена нищенствующих живописцев” во главе с Александром Арефьевым, которые проявляли в те годы стойкий даже на общем фоне нонконформизм, но без всех них “Ленинградский андеграунд” был бы неполным.

Те самые исторические работы, висевшие в залах ДК,— в экспозиции их около 30 — помечены почему-то квадратиком красного цвета рядом с этикеткой, как на арт-ярмарках обозначают продажу. Конечно, искусство этого времени давно приобрело статус “нового антиквариата” и стало предметом внимания коллекционеров и галерей: только в Петербурге на нонконформистах специализируются, не считая самого Нового музея — публичной коллекции мецената Аслана Чехоева, две крупные галереи.

Сейчас трудно это представить, но художественная мода в Ленинграде 1970-х годов едва ли не поровну делилась между русским сезаннизмом, воспринятым через группу “Круг” и других художников 1930-х годов, и анилиновым сюрреализмом. Тем заметнее в экспозиции отдельные мастера, сформировавшиеся оригинальные художники, уже в эти годы нашедшие свой художественный язык. Зрительское внимание на выставке мощно притягивают Юрий Дышленко, Игорь Иванов, Евгений Михнов-Войтенко, Владимир Овчинников, Евгений Рухин.

Именно смерть Рухина при пожаре в мастерской в мае 1976 года знаменовала конец важного этапа в ленинградском неофициальном искусстве: 1 июня художники попытались выйти с картинами к Петропавловской крепости, но были задержаны милицией. В следующие два года в эмиграцию уехали десятки участников выставок в ДК имени Газа и “Невском”.

Портреты почти всех участников в каталоге, также вышедшем под маркой “Авангард на Неве”, взяты с групповых фото, сделанных на тех самых двух выставках. Первое поколение петербургского современного искусства выглядит на этих фотографиях таким, каким и должно быть: успешные вместе с мало кому теперь известными, молодые — и все в ожидании будущего.

Подземное логово Вайтрана / Whiterun Underground Lair

Автор:sa547
Версия:1.7
Перевод:русский

Описание:
Никто не знает наверняка, когда появилось логово, но в течение многих лет оно работало в качестве свободного место обитания для жуликов и убийц, где такие клиенты могли отдохнуть и расслабиться, иметь возможность покупать и продавать контрабандные товары, включая Лунный сахар и скуму. Более четверти века назад, один из его знаменитых клиентов был никто иной как Галлус, верховный вор среди воров Скайрима и возможно, всего Тамриэля, он был одним из старых основателей канализации Вайтрана, которую просто восстановил в качестве своего личного штаба вдали от Рифтена и где он мог проводить тайные операции с клиентами. Но с тех пор, как Галлус умер, логовом теперь управляют Мариус и близнецы Элиза и Синтия.

Что имеется:
– Личные покои для игрока
– 8 кроватей для компаньонов
– Все крафт станции
– 5 книжных полок
– 20 стоек для оружия
– 2 манекена
– Тренеры на уровне экспертов: карманные кражи, скрытность, одноручное оружие, легкая броня, красноречие
– Удобное убежище под Вайтраном
– Лекарственный сад
– Все святыни плюс Благословение Ноктюрнал
– Множество маркеров перемещения и взаимодействия для NPC
– Безопасные контейнеры для хранения повсюду (абсолютно никакого сброса)
– Можно торговать с Мариусом и Элизой, в том числе украденными товарами
– Мод очищен через TES5EDIT

Где входы:
– У выхода из Вайтрана возле ворот в закутке и за Вайтраном в тундре есть люки.

Требования:
Нет

Совместимость:
– Этот мод должен работать со следующими модами:
1. Популярными модами на управление компаньонами (UFO + My Home is Your Home, EFF, AFT и другими)
2. JK Lite, JK Cities, Dawn of Skyrim/Whiterun (и некоторыми другими модами на реконструкции городов)
3. Ultimate Whiterun
4. Breezehome Fully Upgradable (и большинством модов на изменение дома Теплых ветров)
5. С большинством модов на флору
6. Ars Metallica
7. Imperial Mail Service (поэтому я добавил NPC в мод)
8. Immersive Wenches
9. Skyrim Sewers
10. Guild Starter

Не совместим:
1. Open Cities

При обновлении до новой версии:
– Взять все хранимые предметы из контейнеров, сундуков и шкафов, а затем выйти из логова, войти в любой интерьер в любом из домов Вайтрана, сделать новое чистое сохранение и выйти. Используйте процедуру установки, чтобы обновить мод, перед возвращением в игру.

Установка:(только вручную, через NMM/MO менеджеры архив не установится)
Убедитесь, что вы сделали сохранение игры без вашего персонажа в Вайтране.
1. В архиве в папке Data берем файлы Whiterun_UndergroundLair.bsa и Whiterun_UndergroundLair.esp и кидаем в папку Data в игре, активировать в лаунчере.
2. Если по каким-то причинам Вы не хотите иметь NPC, в архиве есть 3 опциональных esp. файла:
– Whiterun_UndergroundLair_NoNPC.esp – этот вариант удаляет всех NPC из мода
– Whiterun_UndergroundLair_NoServant.esp – этот вариант удаляет только торговцев
– Whiterun_UndergroundLair_NoTrainer.esp – этот вариант удаляет только тренеров
3. Выберите один из 3-х вариантов, сделайте резернвые копии esp. файлов, переименуйте выбранный файл в оригинальный ESP файл (например Whiterun_UndergroundLair_NoNPC.esp в Whiterun_UndergroundLair.esp) и закиньте в Data в игре с заменой файла.

Удаление:
– Возьмите все предметы в сундуках, стеллажах, манекенах и других контейнеров, сделайте сохранение в любом интерьере (кроме самого логова или в Вайтране), а затем выйдите из игры и удалите файлы мода.



Стиль андеграунд: логово нонконформистов.

South Park™: The Stick of Truth™

Тебя Рэнди сфоткал ? Был в тако бэлл?
Насколько я помню этот квест
1.заходишь на родительское собрание
2.потом говоришь с Ренди
3.он зовёт тебя в туалет, учит шептуну
3 идёшь в тако бэлл
4. Забираешь диктофон
5. отдаёшь диктофон Рэнди
6.Он тебя фоткает

Ёще надо купить кофе за 1 бакс в кофейне, и отобрать сигареты у старшеклассников, около магазина Джимбо.

I understand all of you.

Не забудьте переодеться в одежду готов, если вы переодевались во что-то другое.

Не забудьте переодеться в одежду готов, если вы переодевались во что-то другое.

Уже решено. Оказывается, я надел все, кроме перчаток. :Deer:

Hello everyone. I’m afra >[support.ubi.com] on our website. Thank you for your understanding.

Не забудьте переодеться в одежду готов, если вы переодевались во что-то другое.

Уже решено. Оказывается, я надел все, кроме перчаток. :Deer:

Glad to hear that you figured out the issue, chill. Let us know if you need any further assistance in the future!

А что если случайно продал вещь а выкупить не получаеться

Did you accidentally sell something you need? What was it, and have you been unable to locate it again in the wider game?

Ссылка на основную публикацию