В Харькове будет своя Силиконовая долина

Вечерний Харьков

Харьков обзавелся своей «Силиконовой долиной»

Создание учебно-научно-производственного комплекса «Силиконовая долина», презентация которого состоялась 16 мая в Национальном Техническом Университете «Харьковский Политехнический Институт», является серьезным шагом к интеграции интересов высшего образования и IT-бизнеса, считают представители власти, вузовской элиты и софтверных компаний.

Так, председатель Харьковской областной государственной администрации Арсен Аваков, выступая на открытии комплекса, назвал «Силиконовую долину» примером поиска действенных способов объединить потенциалы производства и высшей школы.

«Комплекс станет одним из первых объединений высокотехнологических предприятий и высших учебных заведений в Украине в сфере информационных технологий. Создание «Силиконовой долины знаменует собой переход на качественно новый уровень взаимоотношений производства и образования», – заявил А.Аваков.

«Областная государственная администрация поддерживает инициативу НТУ «ХПИ» и компании «Телесенс» и будет всячески способствовать расширению этой инициативы в других сферах производства наукоемкой продукции», – подчеркнул он.

Заведующий кафедрой автоматизированных систем управления НТУ ХПИ Михаил Годлевский отметил, что благодаря данному проекту научные изыскания сотрудников вуза и учебная деятельность студентов без ущерба для основного рода занятия смогут органично сочетаться с производственной деятельностью.

Профессор Киевского политехнического института, декан факультета информатики и вычислительной техники Александр Павлов заявил, что презентация показала наличие реальных практических действий в деле сближении образования и производства. «Мы сегодня увидели самое главное – дело. Первый и очень серьезный шаг в направлении интеграции образования и производства», – сказал он.

Директор «Телесенса» Эдуард Рубин отметил, что, выступая соучредителем и инициатором проекта «Силиконовая долина», компания намерена практически содействовать улучшению процесса подготовки кадров. Он подчеркнул, что аспиранты и студенты НТУ «ХПИ», которые будут работать в «Силиконовой долине», получат возможность участвовать в подготовке самых современных и высокотехнологичных проектов, в частности тех, которые передает для разработки в Украину международная группа компаний TTI Telecom.

Он также заявил, что «Силиконовая долина» является открытым проектом, к которому могут присоединяться новые участники.

Учебно-научно-производственный комплекс «Силиконовая Долина» – совместный проект НТУ ХПИ и компании «Телесенс», одного из крупнейших в СНГ производителей программного обеспечения в области телекоммуникаций. Проект призван дать возможность студентам и преподавателям вуза без отрыва от учебы или работы поучаствовать в воплощении реальных разработок и бизнес-проектов, дополнив, таким образом, теоретические знания необходимыми практическими навыками.

На стартовом этапе в рамках проекта создано 50 новых рабочих мест. Соглашение о создании УНПК «Силиконовая долина» было подписано НТУ ХПИ и «Телесенсом» весной 2006 года. В течение двух лет были получены необходимые государственные разрешения на создание комплекса и подготовлено помещение площадью 250 кв. м, в котором располагается «Силиконовая долина».

Правообладателем торговой марки «Силиконовая Долина» на территории Украины является директор ООО «Телесенс» Эдуард Рубин.

Как известно, расположенная в США Силиконовая Долина, крупнейший в мире IT-бизнес-парк, является признанным символом прорыва в области высоких технологий. Участники УНПК «Силиконовая долина» рассчитывают, что в Украине этот бренд будет ассоциироваться с прорывом в области технического образования.

В церемонии открытия «Силиконовой долины» также приняли участие ректор НТУ ХПИ профессор Л.Товажнянский, заведующий кафедрой Национального технического университета «Львовская политехника» В.Пасечник, вице-президент IT-ассоциации Украины Б.Мендзебровский, представители таких крупнейших IT-компаний Украины, как SoftServe Business Systems, Телесенс, NIX Solution, Validio, Хартэп, Eclips SP, Team Dev, Programm Ace, DB Best Technologies, Стелла Системз, Инфострой и др.

После презентации также состоялось заседание «круглого стола», в ходе которого представители технических вузов Украины и софтверных компаний выработали ряд практических рекомендаций для Министерства образования относительно улучшения подготовки кадров в сфере IT-технологий.

Национальный Технический Университет «Харьковский Политехнический Институт» – один из старейших в Украине технических вузов. Основан в 1885 году. За годы существования подготовил свыше 140 тысяч специалистов. Университет развивается как многопрофильный научно-образовательный центр Украини, где на 23 факультетах, 92 кафедрах обучается около 26 тисяч студентов. Ученые университета за последние 10 лет получили 10 Государственных премий Украины в области науки и техники, а объем научной тематики вырос с 250 тис. грн. в 1999 году до примерно 20 млн. грн. сегодня. НТУ «ХПИ» является активным участником международных проектов и в настоящее время выполняет исследования по 33 международным грантами на сумму около 3 млн. евро. С 2007 года является членом Европейской ассоциации университетов.

ООО «Телесенс», входящее в состав глобальной группы компаний Team Telecom International Ltd (Израиль), – ведущий в Украине и один из крупнейших в СНГ разработчик комплексных программных решений в области телекоммуникаций. Компания основана в 1998 году. Основное направление деятельности – разработка и сопровождение комплексных программных решений в области телекоммуникаций и создание программного обеспечения «под заказ» (outsourcing). Стратегическими рынками для компании являются страны СНГ, Европы, Азии и США. Среди клиентов компании: Deutsche Telekom AG (Германия), T-Systems Nova GmbH (Германия), CSC Ploenzke AG (Германия), Global Info Factory Inc. (США), ЗАО «Киевстар Дж.Эс.Эм.» (Украина), ООО «ТК «Велтон.Телеком» (Украина), ООО «Голден Телеком» (Украина), АО «Казахтелеком» (Казахстан), ЗАО «СМАРТС» (Россия), СП ООО «COSCOM» (Узбекистан) и др. Созданная в компании система управления качеством сертифицирована в соответствии со стандартом ISO 9001:2000. Компания имеет статус золотого партнера корпораций Microsoft, сертифицированного партнера Intel, Oracle и др. По итогам 2007 года компания более, чем в три раза увеличила оборот, получив валовый доход на уровне около 16 млн. грн. (в 2006 году – около 5 млн. грн.).

Привет

Русскоязычный информационно-болтологический форум

Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Moderator: Sw_Lem

Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by GoldenBoy » Mon May 14, 2012 9:53 am

Привет

Я хочу переехать в Силиконовую долину из Харькова, и хороший климат – это одна из главных причин.
Но тут недавно приехал оттуда один мой знакомый, который рассказывает что там климат плохой. Он три недели был во Фремонте в апреле.

Вот что он говорит:
1) солнце очень жесткое – сгораешь моментально;
2) трава вся к началу лета выгорает, жара невыносимая;
3) ночью холодно;
4) в Сан-Франциско, наоборот, всё время сыро и противно;
5) на моё замечание о том, что вроде бы там лучший климат в Америке, он сказал: “Представь, как отстойно должно быть в других штатах”.

А, ещё он говорит, что еда там плохая.

Люди, не флейма ради, подтвердите, или опровергните. Неужели там такой плохой климат? Ну, по сравнению с Харьковом конкретно.

Спасибо

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by dotcom » Mon May 14, 2012 12:12 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by DanielMa » Mon May 14, 2012 1:02 pm

GoldenBoy wrote: Привет

Я хочу переехать в Силиконовую долину из Харькова, и хороший климат – это одна из главных причин.
Но тут недавно приехал оттуда один мой знакомый, который рассказывает что там климат плохой. Он три недели был во Фремонте в апреле.

Вот что он говорит:
1) солнце очень жесткое – сгораешь моментально;
2) трава вся к началу лета выгорает, жара невыносимая;
3) ночью холодно;
4) в Сан-Франциско, наоборот, всё время сыро и противно;
5) на моё замечание о том, что вроде бы там лучший климат в Америке, он сказал: “Представь, как отстойно должно быть в других штатах”.

А, ещё он говорит, что еда там плохая.

Люди, не флейма ради, подтвердите, или опровергните. Неужели там такой плохой климат? Ну, по сравнению с Харьковом конкретно.

Спасибо

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by flip_flop » Mon May 14, 2012 1:20 pm

300 дней в году) и отсутствия осадков, чем от жары. Конкретно, сравнение Фремонта с Харьковом в Мае (взято из [weather.com] с 1 Мая по 23 Мая):
Город макс(высокая) мин(низкая) макс(осадки)
Харькiв 32 7 80%
Фремонт 33 9 10%

33 – это редкий выброс (хотя случается), средняя высокая температура – 22.

В Интернете, кстати, вы можете найти много цифр по теме.

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Абырвалг » Mon May 14, 2012 1:22 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Fish » Mon May 14, 2012 1:35 pm

Во Фримонте не жила, жила 4 года в Валнут Крик, в остальных местах бывала “в гостях”.
Где-то в начале мая заканчивается сезон дождей, примерно во второй декаде. После этого дождей нет до конца октября. Трава на холмах действительно желтая и даже коричневая, зеленой она остается только там, где ее специально поливают. Да, в сухой сезон влажность падает примерно жо 15-20 процентов. На любителя, но привыкнуть можно.
Солнце действительно жесткое, даже не крымское (чтобы понятно было) средиземноморское. Темные очки + защитный крем помогут. А вот без крема чревато не только сгореть, но и получить чрезмерную пигментацию, утратившую эластичность кожу, и главное – да, да, всякие разновидности кожных онко.
Ночи не холодные, а прохладные.. Это большой плюс, потому что не нужно включать ночью кондиционер, легко и приятно спится с открытым окном (если шума нет)
На счет жары, да, она случается в июле-августе, но ее нет постоянной, не пустыня же.. Максимум, который я помню за 4 года – около недели +37+38С. Может такое случится 2 раза за сезон. Средняя температура именно в том городке, где мы жили – +25+27. Ну да, вместе со жгучим солнцем и низкой влажностью ощущается иначе, чем в других местах.
В Сан Франциско свой микроклимат, и в прилегающей местности. Суточная и годовая амплитуда температур меньше, случаются туманы за счет низкой температуры воды в океане (в нем максимум где-то +15С), может быть сильный ветер.
“Зима” длится примерно месяца полтора и заключается в понижении температуры до +10+15 и дождиках. Изредка может случится ураганный ветер. Гроз не помню вообще, снега – тоже. Ближайший снег – в 34-х часах езды на Тахо.

Примерно так, но я не делаю поправку на общие климатические изменения, жила там с 2001-го по 2005-й. Я не могу сказать, что климат идеальный, но вот сейчас я живу в Сиэттле и знаю, что все познается в сравнении.

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by flip_flop » Mon May 14, 2012 1:40 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Fish » Mon May 14, 2012 1:40 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by dotcom » Mon May 14, 2012 1:53 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Sindy » Mon May 14, 2012 2:11 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by zhdan » Mon May 14, 2012 2:12 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Nostradamus » Mon May 14, 2012 2:22 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by GoldenBoy » Mon May 14, 2012 2:34 pm

Было бы очень интересно. А вообще спасибо за ответы

Да, ещё забыл в первом посте написать. Он говорит, что все – поливное, и просто так ничего не растет.

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Fish » Mon May 14, 2012 2:41 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Oleg_B » Mon May 14, 2012 2:52 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Ana123 » Mon May 14, 2012 3:50 pm

GoldenBoy wrote: Привет

Я хочу переехать в Силиконовую долину из Харькова, и хороший климат – это одна из главных причин.
Но тут недавно приехал оттуда один мой знакомый, который рассказывает что там климат плохой. Он три недели был во Фремонте в апреле.

Вот что он говорит:
1) солнце очень жесткое – сгораешь моментально;
2) трава вся к началу лета выгорает, жара невыносимая;
3) ночью холодно;
4) в Сан-Франциско, наоборот, всё время сыро и противно;
5) на моё замечание о том, что вроде бы там лучший климат в Америке, он сказал: “Представь, как отстойно должно быть в других штатах”.

А, ещё он говорит, что еда там плохая.

Люди, не флейма ради, подтвердите, или опровергните. Неужели там такой плохой климат? Ну, по сравнению с Харьковом конкретно.

Спасибо

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by flip_flop » Mon May 14, 2012 4:08 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Medium-rare » Mon May 14, 2012 4:13 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by flip_flop » Mon May 14, 2012 4:14 pm

Было бы очень интересно. А вообще спасибо за ответы

Да, ещё забыл в первом посте написать. Он говорит, что все – поливное, и просто так ничего не растет.

Читайте также:  Теплопроводность керамзита и ее зависимость от различных факторов

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Misha » Mon May 14, 2012 4:51 pm

По моим ощущениям бывшего харьковчанина, по многим признакам Харьков ближе к Сиэтлу. Был, по крайней мере. Интересно, что в Харькове был большой авиазавод.
А Портланд – скорее, Донецк. И опять таки, любопытно, что и тот и тот – города роз, и фактически и оффициально.

Но это все рассуждения не совсем с климатом связанные, ибо в приебрежной полосе мы имеем морской климат, а в Харькове он кажется умеренно континентальный.

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by zhdan » Mon May 14, 2012 5:02 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by Misha » Mon May 14, 2012 5:08 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by vaduz » Mon May 14, 2012 5:37 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by zhdan » Mon May 14, 2012 5:53 pm

Re: Климат в Харькове vs в Силиконовой Долине

Post by flip_flop » Mon May 14, 2012 6:42 pm

“Мы хотим, чтобы Силиконовая долина помогла привести Украину к процветанию”

От офиса благотворительной организации “Nova Ukraine”, созданной в Калифорнии выходцами из Украины, рукой подать до Стэнфордского университета – сердца Силиконовой долины. Места, которое само по себе вдохновляет, заставляет задуматься и побуждает к действию, пишет сегодня главный редактор сайта “Обозреватель”.

Гуманитарный проект “Nova Ukraine” вырос из протестной организации “Майдан Сан-Франциско“. Во времена противостояния на киевском Майдане проукраинские активисты Калифорнии проводили митинги в Сан-Франциско и собирали деньги для украинских “воинов добра”. Позже ребята разделились. После аннексии Крыма и начала военной агрессии России “Майдан Сан-Франциско” продолжил заниматься политической поддержкой Украины. А группа волонтеров, объединившаяся в “Nova Ukraine”, поставила перед собой еще более амбициозные цели: не только материально поддерживать пострадавших на востоке и рассказывать американцам об Украине, но и совместно с интеллектуалами Силиконовой долины помочь построению свободной и экономически успешной Украины.

Созданная в марте 2014-го “Nova Ukraine” собрала в своих рядах людей разных профессий и специальностей: программистов и инженеров Силиконовой долины, архитекторов, маркетологов, пиарщиков. Объединило их желание видеть Украину процветающим государством.

ПО ТЕМЕ: Калифорнийская “Манежка” прошла в Сан-Франциско

Итак, знакомьтесь. Николай Белогорский – президент “Nova Ukraine“. Родом из Харькова. В 1996 году в шестнадцатилетнем возрасте с семьей иммигрировал в Канаду, пел в украинском хоре 10 лет, тогда же выучил украинский язык. В 2006 переехал в Штаты и устроился в “Facebook”. Политикой заинтересовался несколько лет назад. Сначала вместе с друзьями-россиянами выходил на акции поддержки оппозиционера Алексея Навального и организовывал протесты против политики Путина под стенами российского консульства. Когда начался киевский Майдан, с группой единомышленников собрал через соцсети Майдан в Сан-Франциско.

Милена Наймарк – вице-президент, занимается вопросами сотрудничества с бизнесом. Архитектор по образованию, родилась и выросла в Киеве, закончила Киевский художественный институт, затем 5 лет училась в аспирантуре в Москве. В 1991 году уехала в Нью-Йорк. Сейчас в Калифорнии владеет собственным бизнесом и сотрудничает с украинскими компаниями.

Ирина Билокинь – вице-президент по координации программ. Родом тоже из Киева. В Украине работала в Международной организации по миграции. Переехала в Сан-Франциско в 2012 году. Занимается здесь социальными медиа, пиаром и маркетингом.

Инженер Михаил Симбирский – волонтер с еще доперестроечным опытом политической борьбы. В 1988 году, живя в Харькове, принимал участие в антисоветских политических протестах и поддерживал перестройку.

С командой проукраинских волонтеров сотрудничает и Анель Нуркаева, переехавшая сюда 7 лет назад из Казахстана по программе студенческого обмена. Она помогает с маркетингом проекта.

– Я познакомилась с ребятами на Майдане в Сан-Франциско. Меня вдохновило то, что происходило в Киеве, ведь в Казахстане у нас даже и речи нет об акциях протеста. Мне кажется, что если Украина продемонстрирует пример успешно реализованных реформ, то, может быть, в Казахстане тоже что-то изменится, – размышляет Анель.

В период политической активности ребята провели больше десятка митингов в Сан-Франциско. Собранные деньги передавали участникам Евромайдана и Автомайдана.

Милена Наймарк: Во время одного из наших Майданов мы даже сделали прямую трансляцию из Сан-Франциско на киевский Майдан, и все вместе спели украинский гимн. В тот момент было важно показать, что протестующие на Майдане не одиноки.

Через несколько месяцев мы поняли, что вопросов, которые нужно решать, очень много. И мы разделились. Майдан Сан-Франциско и дальше продолжает заниматься политическими темами, поддержкой украинской армии, а мы в “Nova Ukraine” сконцентрировались на гуманитарной части, поскольку считаем, что таким образом сможем достичь большего. Миссия нашей организации – помочь построить в Украине новое гражданское общество.

Насколько силен в Штатах голос тех политиков, которые придерживается позиции невмешательства, мол, не нужно помогать Украине, поскольку военная помощь может спровоцировать холодную войну, третью мировую войну, использование ядерного вооружения и т.д.?

Милена Наймарк: Этот голос, безусловно, есть, он имеет определенный вес в американском обществе. Среди американцев, на самом деле, вообще мало тех, кто понимает, что происходит в Украине. Конечно, сейчас мы на слуху, все наконец-то поняли, что Украина и Россия – это разные страны. Это уже есть, но копни чуть глубже – больше об Украине американцы ничего не знают. И в этом смысле наша организация может помочь.

Основное направление вашей деятельности сейчас – это благотворительность. Какую сумму вам удалось собрать и на что пошли деньги?

Николай Белогорский: За год нам пожертвовали 46 тысяч долларов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Жителей Сакраменто позвали в Архангельск

Еще во время Майдана мы пытались помочь семьям погибших из Небесной Сотни. Потом стали помогать переселенцам и беженцам. В самом начале деятельности “Nova Ukraine”, как только мы передали первые 5-10 тысяч долларов и повесили об этом отчет, посыпались просьбы о помощи с разных сторон. Мы через свои контакты проверяли, насколько они обоснованны, и помогали тем, кто больше всего нуждался.

Вот буквально в конце года мы собрали 5 300 долларов на “Gifts for kids” – новогодние и рождественские подарки детям, чьи родители погибли в АТО. Благодаря этим пожертвованиям более 100 детей получили подарки.

До этого передали Ивану Звягину, волонтеру, который развозил лекарства в зоне АТО, 2,5 тыс. долларов.

Поддерживаем Станцию “Харьков” – это волонтерская инициатива, помогающая переселенцам из зоны АТО. Мы продолжаем искать партнеров в Украине, которым нужна помощь в объемах нескольких тысяч долларов.

Михаил Симбирский: Со Станцией “Харьков” все получилось довольно спонтанно. Я поддерживал связь со своими школьными друзьями, которые еще до Майдана работали в гуманитарных организациях. Прошлым летом в Харьков хлынула волна переселенцев, и немногочисленные волонтеры пытались им помочь – обеспечить необходимым и найти жилье. К ним обращалось по 100 семей каждый день, а в пиковые моменты – все 200. Поскольку мы знали харьковских волонтеров, то решили их поддержать – передали 1,5 тыс. долл., потом еще какое-то время еженедельно перечисляли деньги. Всего в сумме – 3,9 тыс. долл. Мне кажется, это была очень важная поддержка, она помогла волонтерам на начальном, самом трудном этапе. Государство очень медленно поворачивалось к ним лицом.

Ирина Билокинь: Я дружу в Украине с бизнесменом-иностранцем, который уже много лет поддерживает детские дома. Когда из Крыма начали выезжать люди, он стал помогать группе волонтеров, которые в Пуща-Водице под Киевом нашли заброшенное здание санатория “Джерело”, восстановили его и одними из первых начали принимать переселенцев из Крыма и Востока. Этому санаторию мы передали продукты питания на сумму около 1,5 тысячи долларов.

В основном мы передаем не деньги, а продукты питания, одежду, медикаменты, средства гигиены. Мы работаем только с теми волонтерами, которым доверяем. Кроме того, они ориентируются, кто в данный момент нуждается в помощи больше всего, и перенаправляют нас на эти проекты. Когда к нам обращаются новые активисты, мы проверяем их отчеты и репутацию.

Жертвуют деньги в основном украинцы или американцы?

Николай Белогорский: У нас было около 400 доноров за все время. Большинство из них – это люди, которые нас знают лично, были на наших мероприятиях, приходили на Майдан в Сан-Франциско. Большинство из них – это русскоговорящие люди из Украины, России, Белоруссии. Но по суммам – больше половины денег пришло от американцев, которые так или иначе связаны с Украиной.

Мы очень тщательно ведем нашу бухгалтерию. Мы сейчас заканчиваем оформление статуса нашей благотворительной организации. В Штатах человек, который делает пожертвование благотворительной организации, может позже вернуть с него налоги. И все люди, которые сделали пожертвования для “Nova Ukraine”, после того, как мы получим статуc благотворительной организации, смогут вернуть свои налоги.

Михаил Симбирский: Люди, которые делают пожертвование в 100 долларов через благотворительную организацию, получают потом скидку с налогов примерно в 30-40 долларов. Кроме того, у больших корпораций – Google, Microsoft – есть такая практика: если их сотрудник передает пожертвование одобренным благотворительным организациям, они жертвуют такую же сумму.

Милена Наймарк: Еще нет. У нас это в планах. Тогда мы сможем оказать намного больше помощи Украине.

Кроме того, у нас в планах внедрение большого количества образовательных программ и организация экспертных групп.

Мы хотим привлечь интеллектуальную элиту Силиконовой долины к поиску правильных направлений развития, которые смогут привести Украину к процветанию. Ведь большое видится на расстояние, и может нам удаться найти какие-то возможности, которые не замечают в Украине. Сейчас же такое впечатление, что в Украине разброд и нет генеральной линии развития страны.

Мы бы хотели давать возможность украинцам обучаться в Америке за счет грантов. Наша идея относительно построения нового некоррупционного и гражданского общества состоит именно в демонстрации украинцам опыта, как проблемы коррупции и гражданских свобод решаются в других странах.

Украинские вузы очень сильны в технических дисциплинах, и это очень применимо на западе. В частности Бёртон Ли, профессор Стэнфорда, озвучил идею не только украинских студентов привозить в США, но и наоборот – американских в Украину. Это поможет наладить интеллектуальный диалог между странами.

По Стэнфордскому университету у нас также есть прекрасные контакты со “Stanford hospital”, который является одним из самых лучших медицинских учреждений мира. Они готовы с нами сотрудничать, но реализовать какие-то совместные проекты пока достаточно сложно. Например, недавно была возможность получить списанные кровати-панели. В США каждая больничная койка оборудована панелью для мониторинга. Это очень сложный прибор, каждая такая панель стоит от 50 до 150 тысяч долларов. Панели в американских больницах очень быстро выходят из употребления, потому что требования к ним постоянно ужесточаются. Недавно 200 таких панелей просто выбросили. Мы пытались их получить, я звонила бизнесменам в Украину, которые могли бы их привезти, а они в растерянности лишь развели руками – не знают, что с ними делать в Украине, поскольку пока там нет ни одной такой панели.

Николай Белогорский: Но кое-что в медицинском направлении нам уже удалось сделать. Мы купили и передали инструмент для лечения ожогов Киевскому ожоговому центру.

Как у вас складываются отношения с российской общиной?

Николай Белогорский: Она по мере возможности ставит нам палки в колеса. Хотя есть, конечно же, часть россиян, которая с нами солидарна. Есть в Сан-Франциско и так называемый Антимайдан.

Он большой?

Николай Белогорский: Он приличный по размеру. У них есть группа на Фейсбуке, там 700 человек. Они раньше приходили на митинги, а теперь активно обсуждают, как им не нравятся наша поддержка Украины. Американские антимайдановцы по своим личным каналам передают деньги оккупированным территориям, в том числе помогают и так называемой ДНР.

Но я не думаю, что они характеризуют все русское население в Калифорнии. Оно достаточно разнородное. Есть и нейтрально настроенные люди, и люди, которые поддерживают Украину и их становится все больше, и люди, которые уперлись в “Крымнаш”.

Украинский пастор: “Я готов ликвидировать Путина!”

Милена Наймарк: “Крымнаш” – это, на самом деле, трагедия. Моя семья – живой пример. Моим родителям нравится Советский Союз, хотя мама очень давно живет в Штатах, во Флориде, а папа – в Киеве. После Майдана отец со мной вообще не разговаривал 6 месяцев. Он говорил: “Ты что – бандеровка? Ты с кем общаешься? Они же сейчас придут меня убивать, ты что, не понимаешь?”

И их невозможно переубедить, сколько я не пыталась это сделать. Но и перестать общаться с отцом я тоже не могу. Эти проблемы не в последнюю очередь из-за того, что украинскому обществу очень сильно не хватает толерантности.

Зависят ли политические предпочтения россиян в США от того, как давно они уехали из России?

Ирина Билокинь: Как ни удивительно, тут нет никакой разницы. Они могут прожить в Штатах 20 лет и все равно поддерживать Путина. Но в последнее время все больше и больше людей, преимущественно профессионалов IT-сферы, которые любят Россию, перестали надеяться на лучшее в своей стране. У них семьи, маленькие дети. Они не видят никакого будущего для себя в России и перебираются сюда.

Читайте также:  Открытая планировка в автомобильном фургоне как вызов устаревшему оформлению от able and baker design
Вы видите волну иммиграции разочарованных людей из России?

Милена Наймарк: Да, мы это видим. И это очень большая волна.

Михаил Симбирский: У меня знакомые приехали сюда из России. Они – корейцы, жили в Питере. Столкнулись там с жутким расизмом. И не захотели больше оставаться в России.

Ирина Билокинь: Буквально недавно знакомый программист переехал с семьей сюда из России.

Антикоррупционная политика и построение гражданского общества. Как вы считаете, какой американский опыт по этим направлениям вашей деятельности нужно перенести на украинскую почву?

Ирина Билокинь: В любой стране присутствует человеческий фактор, но в США никакой чиновник не может себе позволить того, что позволяют чиновники в Украине – здесь система сильнее, чем индивидуумы, и в ней коррупция недопустима. Кроме того, общество имеет рычаги давления на правительство. Каждый политик на виду. Если он сделает что-то не так, это сразу отразится на его репутации и карьерных возможностях.

Николай Белогорский: Очень большую роль играют честные и независимые суды. И в Штатах демократия опирается на сильный фундамент в виде конституции и базовых прав человека, которые не могут нарушаться. Без этого была бы тут какая-то партия “Свобода”, которая бы всех запихивала в мусорники. Это вроде бы демократично, но неправильно.

Все упирается в вопрос инструментария – как реализовать преобразования? Для меня ваша образовательная инициатива выглядит одной из наиболее эффективных, но ведь это долгосрочный проект.

Михаил Симбирский: У американского публициста Генри Луиса Менкена есть прекрасная фраза, ставшая крылатой: “У каждой сложной проблемы есть решение – простое, ясное и неправильное”. Прежде всего, нужно понять, что не существует волшебной палочки, нет одного единственного решения таких сложных проблем, как коррупция.

И честные суды важны, и отсутствие коррупции в полиции имеет огромное значение. В Штатах, например, полицейский получает достаточно хорошую зарплату – несколько десятков тысяч долларов в год. Если он попадется на взятке в 100 долларов, он потеряет все – и зарплату, и хорошую пенсию.

Кроме того, американцы очень легко облагают себя налогами. Так школы любого города могут внести на референдум обсуждение, например, такого вопроса: школы хотят ввести новый предмет, для этого нужно местные налоги увеличить на полпроцента – готовы ли на это горожане? Если жители голосуют “за”, город увеличивает налог, но полученные деньги идут только школам этого города. На местном уровне даже жители квартала могут принять решение, что нужно заасфальтировать квартал. Они могут провести опрос и локально поднять налоги.

У нас это называется децентрализация. К которой мы стремимся, и которой остерегаемся из-за возможной угрозы отделения некоторых регионов под влиянием России.

Николай Белогорский: Хочу подчеркнуть: у нас нет готовых ответов на все вызовы, которые стоят перед Украиной, но наша задача в том, чтобы найти экспертов и донести их мнение до украинской элиты.

Милена Наймарк: Изменения – это действительно очень сложный и долгий процесс. Хочется вспомнить Моисея, который свой народ 40 лет водил по пустыне. Нельзя ожидать от украинского правительства чуда: раз – и сразу все будет хорошо. Это просто смешно. Но если они смогут создать условия для появления поколения новых политиков с западным образованием, то через несколько десятилетий уже будут результаты. Нынешнее поколение – это дети, которые родились в пустыне. Их еще 40 лет нужно водить по пустыне, чтобы они уже не знали, что такое коррупция.

В.Валеев: «Идея «силиконовой долины» в Украине противоречит самой IT-отрасли»

Чуть больше года назад Министерство финансов ввело льготы для IT-отрасли: ее освободили от уплаты НДС, а ставка налога на прибыль предприятий была установлена в размере 5 %. Но из-за экономического кризиса в Минфине заговорили об отмене этих льгот. Директор IT-ассоциации Виктор Валеев рассказал ГолосUA, что изменилось на IT-рынке после появления льготного режима, и чем грозит для IT-компаний отмена этого режима.

– Как льготное налогообложение повлияло на развитие IT-отрасли?

– Понимаете, одно дело провозгласить закон, а другое дело – сделать так, чтобы этот закон выполнялся.

Закон был очень криво написан. В нем было очень много терминов, которые не употреблялись в законодательстве до этого. Из-за этого потом налоговая служба сидела и думала, к примеру, что такое «онлайн-сервис». Налоговики в онлайн-режиме придумали, что это такое. А ведь это не их вина. Это вина той группы IT-специалистов, которые написали такой закон.

Специальный налоговый режим для IT-отрасли реально начал работать с марта месяца 2013-го года.

Последнее разъяснение налоговой службы было написано в октябре 2013-го года, а до этого времени (целых девять месяцев) механизм работы строился на индивидуальных консультаций компаний с налоговой службой. То есть, вышло, что контракты многих представителей IT-отрасли налоговая квалифицировала как такие, которые освобождаются от НДС, а вторая половина айтишников – продолжала платить.

То есть, из-за такого дефектного закона мы полностью политизировали систему IT.

Мы получили целых три разъяснения от налоговой по поводу весьма понятных вещей. И вышло так, что целый год этот закон полноценно не работал. А если учесть революционные события, то оценивать эффект от этих нововведений нужно очень корректно.

Тем не менее, благодаря этому закону Украина попала в перечень тех стран, где делаются реальные шаги для развития IT-отрасли. И эту систему сейчас ни в коем случае не нужно уничтожать.

– Какие сейчас темпы роста IT-отрасли?

– На протяжении последних нескольких лет темпы роста ежегодно составляли 20-30%, а сейчас этот рост равен нулю. Софтовый рынок Украины оценивается в 120-130 миллионов долларов. На фоне других стран это мало.

Мы находимся на грани: еще один неправильный шаг, и заказы уйдут из Украины. Если правительство отменит льготный налоговый режим, то это еще больше подтолкнет заказчиков к тому, чтобы уйти из Украины.

Ярким примером непонятной логики правительства стал случай, когда разработчика одного из главных электронных реестров мобилизовали в армию. По моему мнению, это можно расценивать как экономическое вредительство. Ведь если иностранному инвестору скажут, что руководителя украинского проекта, в который были вложены деньги, заберут в армию, и проект не будет выполнен из-за войны в Украине, то инвестор скажет «Ukraine, good bye!».

– Какие направления IT-рынка наиболее перспективны для инвестирования?

– В текущей ситуации с точки зрения инвестора к каждому отдельному проекту нужно подходить индивидуально. Сейчас есть в Украине некий процент людей, которые родили блестящие идеи, и такие идеи можно покупать. В первую очередь, это программные продукты, которые родились на базе старт-апов.

Дело в том, что украинское правительство не дало четкого организованного сигнала о том, что оно поддерживает IT-отрасль. Да, были встречи, было общение с членами правительства, но пока это не вылилось в какую-то формализованную стратегию. Пока это только декларации. Но мы надеемся, что эти декларации перейдут в некую реальную плоскость. Тогда это будет сигналом для инвесторов о том, что в Украину можно вкладывать деньги.

С другой стороны, есть и те компании, которые занимаются скупкой активов, которые находятся, скажем так, не в лучшем состоянии. Буквально недавно ко мне приходили запросы от иностранных инвесторов, которые готовы покупать украинские IT-компании, но по низкой цене.

Если же говорить об иностранных инвестициях в украинскую IT-отрасль, то нужно констатировать, что из-за плохой системы защиты корпоративных прав и коррупционной судебной системы эти инвестиции в Украину не заходят. У нас компании одной офшорной юрисдикции покупает компанию другой офшорной юрисдикции. А в Украине остаются только затраты на персонал.

И здесь проблема не в сложности наших налогов, а дело в том, что регистрация прав собственности в Украине подразумевает дальнейшие судебные разбирательства в украинских судах. Ни один вменяемый инвестор этого делать не захочет – к сожалению, слишком яркие примеры они видели за период правления Януковича. Эти примеры полностью уничтожили доверие к судебной системе. Чтобы изменить эту ситуацию, нужно полностью поменять судебную систему. Я бы даже выделил отдельно суды, которые занимаются вопросами разделения прав между акционерами, корпоративных прав, интеллектуальной собственности. Эти суды должны быть выделены из общей системы судов Украины.

Учитывая то, что у IT-отрасли нет материальных активов (стол, стул и компьютер – вот все, что нужно), это преимущество этой отрасли. Главные активы здесь – нематериальные. Но, по причинам, описанным выше, нематериальные активы в Украине регистрировать, показывать ни один здравомыслящий бизнесмен не будет.

– Сложно ли реализовать в Украине свой прототип «силиконовой долины»?

– «Силиконовая долина» – это уникальное явление. Это некий храм, и даже больше имиджевый проект. Многие эксперты считают, что создание такого огромного клубка концентрации знаний между IT-специалистами будет способствовать развитию отрасли в целом.

Для того, чтобы такой интеллектуальный клубок появился в нашей стране, то нужно создать систему защиты прав интеллектуальной собственности в судебной системе Украины.

А если говорить о «силиконовой долине» как о месте физического скопления специалистов, то давайте ответим себе на вопрос: является ли обязательным такое присутствие в эру информационных технологий?

Совсем нелогично ставить перед собой цель, чтобы все айтишники сидели в одном месте в Украине. Эта идея противоречит самой IT-отрасли.

Чтобы силиконовая долина появилась в Украине в том виде, в котором она должна быть, украинский продукт должен стать конкурентным на глобальном международном рынке. А наши конкуренты – это разработчики из Индии, России, Китая, и даже с Маврикия и Гондураса.

Мы пока еще выигрываем за счет наших остатков традиций математического образования, но должен констатировать, что качество образования уже снижается.

– Насколько тесно ведутся переговоры между IT-бизнесом и правительством?

– Мы встречались с членами правительства относительно развития IT-отрасли. Я лично тесно сотрудничаю с руководством Министерства образования. У нас уже есть пакет точечных предложений, которые мы должны имплементировать для развития отрасли. В первую очередь, мы должны развивать IT-образование, потому что именно кадры являются инвестициями в наш бизнес.

Понимаете, сейчас не самое неподходящее время для промоушена Украины на международной арене.

Должен отметить, что нынешнее правительство более доступно, нежели предыдущее. Мы видим, что оно не хочет создавать усложняющие механизмы, новые контролирующие органы или псевдообщественные организации под руководством людей, близких к Александру Януковичу.

Сейчас наш диалог открыт. Вопросов много. Но нас намного лучше слышат.

Нам необходимо, чтобы условия для ведения IT-бизнеса были такими же, или даже лучше, чем в странах-конкурентах.

То есть, когда глобальная компания будет принимать решения, где ей проводить разработки программного обеспечения, то, безусловно, соотношение «цена-качество» и безопасность ведения бизнеса – это самые главные критерии.

Так вот, соотношение «цена-качество» в Украине сейчас – в приемлемом диапазоне. Но нужно создавать и налоговые условия, которые уже были созданы во многих странах. К этому вопросу мы вернемся в конце текущего года. Тот пакет предложений, который у нас есть, увеличит поступления в государственный бюджет за счет расширения базы налогообложения.

С другой стороны, внедрение дополнительных стимулов для IT-отрасли поможет ей выжить в это нелегкое для страны время. Это продемонстрирует волю правительства к построению экономики знаний.

У супербогатых из Силиконовой долины есть план побега на случай Судного дня

Американские толстосумы, подверженные влиянию тех, кто предвещает скорый конец света из-за возможности возникновения ядерной войны и массовых эпидемий, стали приобретать недвижимость в Новой Зеландии, надеясь на то, что изолированность страны спасет их при начале апокалипсиса.

Богатые американцы активизировали инвестиции в недвижимость в Новой Зеландии. Правительство этой страны решило запретить им это делать.

С первым признаком приближения апокалипсиса: угрозой ядерной войны, начала эпидемии неизлечимой болезни или восстания масс против 1% самых богатых людей на планете — состоятельные калифорнийцы собираются прыгнуть в частные самолеты и залечь на дно на другом конце мира.

«Новая Зеландия ни для кого не враг. Она не под прицелом ядерного оружия. Ей не грозит война. Это место, где люди ищут убежища», — сказал Линч во время интервью в своем офисе на юго-востоке Далласа. Удаленная страна в южном полушарии планеты находится за 4 тысячи километров от побережья Австралии. Там живет 4,8 миллиона человек и в 6 раз больше овец. Новая Зеландия славится красотой своей природы, сдержанными политиками, которые ездят на работу на велосипедах, и ценами на жилье, в два раза ниже, чем в Сан-Франциско. Это делает страну популярным направлением не только для тех, кто боится появления дистопии, но и технологических предпринимателей, которые ищут удобное место для запуска стартапов.

Читайте также:  Возвращение к природе: концептуальная усадьба d house от lode architecture, бретань, франция

«Страна стала привлекательной для людей из Кремниевой долины в основном потому, что она совсем не похожа на Кремниевую долину», — сказал американский биоинженер Регги Людтке, который переехал в Новую Зеландию в октябре благодаря программе Sir Edmund Hillary Fellowship, цель которой привлечь в страну технологических новаторов. 37-летний ученый сказал, что люди в Калифорнии спрашивали его, не решил ли он переехать из-за плана спасения на случай конца света. Потому что теперь страна «славится именно этим».

Такая репутация сделала новозеландскую изолированность, которая ранее считалась препятствием для экономики, крупнейшим ее активом. Страна позволяет «купить» право на жительство через инвестиционную визу. И состоятельные американцы бросились тратить свои деньги в Новой Зеландии, покупая там дворцы. Инвестиционную визу могут получить те, кто на протяжении трех лет потратил в Новой Зеландии по меньшей мере 6,7 миллиона долларов. Лишь в 2017 фискальном году этим воспользовались 17 состоятельных американцев после победы Дональда Трампа на выборах.

В среднем по этому сценарию идут шесть заявителей ежегодно. Более чем 10 американцев с Западного побережья США приобрели недвижимость стоимостью в миллионы долларов в регионе Квинстаун в течение последних 2 лет. Об этом сказал местный директор Sotheby’s по вопросам недвижимости Марк Харрис. В августе из-за наплыва американских денег за право проживания правительство Новой Зеландии запретило иностранцам покупать дома. Но это решение вступит в силу лишь в ближайшие месяцы.

Миллиардер и сооснователь PayPal Питер Тиль спровоцировал шквал негодования, когда получил гражданство за 12 дней пребывания в Новой Зеландии. Много кто начал говорить, что право жить в стране выставлено на продажу. Тиль, купил имение в городе Ванака за 13,8 миллионов долларов. «Если вы человек, который говорит, что хочет иметь запасной план на случай конца света, тогда вы выберете наиболее удаленное место с безопасной средой. И Google вам покажет, что Новая Зеландия — это именно такое место. Она известна как последняя остановка перед Антарктидой. Я знаю многих людей, которые говорили, что хотели бы купить недвижимость в Новой Зеландии, если мир начнет катиться в ад», — сказал бывший премьер-министр страны Джон Кей.

На трех последних вечеринках в Кремниевой долине гости активно обсуждали побег в Новую Зеландию, если вдруг начнутся серьезные глобальные проблемы. В этом контексте один богатый венчурный капиталист рассказал всем о своем плане побега. В гараже его дома в Сан-Франциско есть сумка с оружием. Она просто висит на руле мотоцикла. Двухколесный транспорт позволит ему быстро миновать все пробки, когда начнется паника, а он отправится к своему частному самолету. Оружие ему пригодится, если придется защищаться от зомби, которые могут стать у него на пути. Богачу нужно будет добраться к взлетной полосе в Неваде, где стоит его самолет. А оттуда он отправится в Новую Зеландию.

В 2016 году президент инкубатора Y Combinator Сэм Алтман сказал The New Yorker, что в случае вспышки пандемии планирует вместе с Тилем бежать в Новую Зеландию. Позже он открестился от этих слов, сказав, что пошутил. «Мир сейчас настолько взаимосвязан, что если где-то что-то произойдет, мы все будем в плачевном положении. Не думаю, что можно будет просто убежать и спрятаться где-то в глухом углу Земли», — сказал Алтман. Впрочем, он добавил, что биологическое оружие — это самая большая угроза для цивилизации. И люди ошибочно «не боятся ее в достаточной мере». Поэтому у него тоже есть сумка с оружием, антибиотиками, батарейками, водой, одеялом и противогазами.

“Украине нужна своя Силиконовая долина”. Как в Днепре продвигается строительство Hyperloop

В конце февраля в Мининфраструктуры заявили, что в Украине будет Hyperloop. Многие восприняли эту информацию с иронией: мол, это всего лишь пиар. Тем не менее украинцев новинка заинтересовала. Напомним, о пятом виде транспорта в виде вакуумного поезда, который на скорости до 1200 км/ч будет лететь в трубе, задумались владелец компаний Tesla и SpaceX Илон Маск и британский предприниматель, основатель корпорации Virgin Group Ричард Брэнсон. Таким образом, это станет наиболее скоростным способом передвижения.

По задумке Маска, Hyperloop будет иметь черты преемственности метро: капсулы, в которых смогут разместиться 28 пассажиров, должны стартовать раз в 30 секунд, а расстояние между ними составлять 30 км. Стоимость одной поездки — приблизительно $20.

В Украине создание Hyperloop курирует коммунальное предприятие “Агентство развития Днепра”. “Вести” пообщались с его директором Владимиром Панченко, чтобы узнать, как продвигается проект.

— Владимир Григорьевич, с момента сенсационного заявления о Hyperloop в Украине прошло три месяца. Есть ли уже какая-то конкретика?

— Проект сразу подвергся критике, из-за того, что большинство украинцев не понимают: если какой-то проект запускается, он не обязан быть замкнутым на Украине, а необходимо мыслить глобально, выходя за пределы одной страны. Само понятие, название Loop — это кольцо, которое будто опоясывает земной шар. Это высокая скорость — от 1000 до 5000 км/ч. По сравнению с уже существующими видами транспорта, он будет наиболее эффективным и самым дешевым по затратности. Для реализации его у нас необходимо пройти пять этапов: анализ технологических возможностей, которые есть в Украине. Второй — это возможности развития этих технологий. Третий — право воспроизведения этого проекта не только в виде тестовой трубы протяженностью от 100 до 500 метров, как предусматривалось, но и запуск движения по направлениям Киев — Одесса и Киев — Днепр. Четвертый блок представляет собой возможность создания продуктов, например, трубы. Самый главный, пятый, это экспорт. Переговоры, которые предусматриваются в министерстве, и те, которые уже ведутся, нацелены именно на этот пункт.

— Почему именно Днепр был выбран в качестве тестовой площадки?

— Безусловно, для Днепра большая гордость считаться платформой для инноваций. Мининфраструктуры обратило внимание на Днепр как первый город, в котором исторически сложилась большая научная, производственная и профессиональная база для разработки именно таких проектов, связанных с разными видами транспорта. Также в Днепре есть возможности для постройки трубы и капсулы, которая собственно в ней летит. Не исключено, что Днепр более активный, динамический и дальше расположен от границы с Россией, если сравнивать с Харьковом, который также рассматривался в качестве тестовой площадки.

— Для реализации такого проекта в Украине достаточно специалистов?

— Более чем достаточно. У нас открываются офисы международных компаний. К примеру, в Киеве большой инженерный офис Boeing, который планирует расширяться. Чем больше будет развиваться бизнес, тем больше будет специалистов. Есть и наши компании, такие как «Ноосфера». Раньше в аэрокосмической отрасли в Украине работали около 150 тысяч специалистов, сейчас — менее 30 тысяч, потому что зарплата в разы меньше той, которую получают аналогичные специалисты в Европе и США. Так что потенциал есть, люди есть, можно воспитывать молодых. Мы видим, что фантастические изменения произошли за последние несколько лет, поэтому нужно именно такими технологиями и заниматься.

— Где взять деньги на финансирование проекта?

— Украина не может начать строительство Hyperloop на триллионы долларов, при этом она должна войти в мировую систему и начать продавать свои услуги и технологии в условиях того, что сейчас вызывает наибольший ажиотаж. Поэтому для украинского проекта не случайно было выбрано такое контрреверсионное название Hype.ua (неологизм, заимствованный от английского слова hype, которое представляет собой медийную шумиху вокруг какого-то нового продукта, явления. — Авт.). Это нечто резкое, невиданное, но позволяющее раскрыть огромные возможности. Институт будущего (Ukrainian Institute for the Future. — Авт.) приблизительно посчитал, что для дороги в 400 км необходимо потратить $3 млрд, то есть стоимость километра — примерно $10 млн. Для финансирования из бюджета это огромные деньги, поэтому должны быть инвестиционные проекты наподобие концессионных дорог, закон о которых был подписан в марте 2018 года. Другой вопрос, что на инновации, конечно, нужно выделять деньги, потому что это задача государства — учить, поддерживать инноваторов для будущих проектов.

— В Украине нет нормальных дорог, а мы устремились в космос. Думаете, это правильно?

— Это советское мышление, которое засело даже в головах некоторых молодых людей. Hyperloop — это в первую очередь проект, ориентированный на экспорт. Чтобы строить дороги, надо иметь поступления в бюджет, для того чтобы их иметь — нужен высокотехнологический экспорт, а чтобы иметь и его, необходимо изготавливать и продавать что-то такое, подобное Hyperloop. Тогда будут деньги у бизнеса, который оплатит налоги, наполняющие бюджет. Следовательно, деньги можно будет направить на ремонт дорог. Это как спор о курице и яйце: с одной стороны, мы говорим, что давайте построим дороги, тогда к нам придет бизнес, а с другой — если есть бизнес, будет за что строить дороги. Разумеется, нужно строить дороги, но никакого противоречия между ремонтом дороги и развитием аэрокосмической отрасли нет. Hyperloop — это развитие бизнеса, ремонт дорог — это развитие инфраструктуры для бизнеса. Это разные вещи: инфраструктуру нужно создавать, бизнес — развивать. Это не взаимоисключающие проекты. Поэтому вопрос о дорогах можно поставить иначе: почему мы не строим концессионные дороги, которые дадут возможность американцам, французам, японцам вернуть затраченные средства. Пусть не сразу, может, и через 30 лет, но нужно предоставить им шанс вместо извечных вопросов «Когда уже построим?» и «Где бюджет?». Украинского бюджета не хватит. По подсчетам Кабмина, если мы по максимуму задействуем бюджет, то покроем только 10% потребности по дорогам. Поэтому часть дорог должна быть платной.

— Есть мнение, что проект Hyperloop лишь пиар.

— У нас в стране полно тех, которые считают: если кто-то что-то делает — значит, крадет, а если не делает — значит, идиот. Я очень скептически отношусь к таким комментариям непрофессионалов относительно любого нового проекта. Конечно, к Hyperloop существует множество справедливых вопросов, потому что это непростой проект с точки зрения воплощения. Но в этом и кроется шанс: где все уже известно — нас там не ждут, а где есть вызов, то это ниша для Украины. Когда мы заговорили о создании рабочей группы по этому проекту, к нам обратились инноваторы. Изучив документацию, к нам поступило предложение — заменить оригинальную технологию стальной трубы диаметром 3,5 м на альтернативный материал, который в 2,5 раза дешевле стали и в 2,5 раза крепче. Это технология разрабатывалась для ракет. А сейчас с ее помощью можно снизить себестоимость и расширить возможности.

Одно дело — тянуть металлическую трубу, ее сваривать и так далее, другое — иметь огромный 3D-принтер, который выдает эту трубу. Тысячи километров этой трубы можно гнать, подводить и не нужен в относительной досягаемости металлургический завод, который невозможно построить на трассе, а такой принтер построишь. Следом за ним поступило еще одно предложение по усовершенствованию: как предусматривают американцы, в трубе должен быть абсолютный вакуум и при возникновении малейшей дырочки дорога остановится, а капсула не полетит. Нам предложили способ, как не зависеть от полного вакуума, что снизит риски проекта от остановки, падения капсулы на скорости в момент разгерметизации и т. д. Потом предложили разработать технологию для магнитов, чтобы в случае разгерметизации была альтернативная поддержка капсулы. То есть неизведанная технология дает шанс Украине заявить о себе и заработать миллиарды долларов, на которые потом строить дороги.

— Вы ведете переговоры с Илоном Маском?

— В этом проекте больше задействован Ричард Брэнсон. Сейчас ведутся переговоры с ним и еще с несколькими группами, но эта информация пока не разглашается. Думаю, мы приближаемся к решению, но нужно его подготовить, а не шуметь и заявлять, чего мы добились. Есть правило, особенно в крупных компаниях: пока руки не пожаты, не стоит о нем говорить, так как это может уничтожить принятые договоренности. Самое основное, чтобы нас приняли всерьез: у нас есть площадка, Академия наук проводит исследования, мы готовим технологию, чтобы можно было заявить о способности Украины стать частью инноваторов аэрокосмической отрасли, пока там нет жестких патентов и монополии.

— А какие есть дальнейшие планы по освоению космоса?

— Прорывом в аэрокосмической сфере в Украине можно считать открытие офиса американской компании Firefly Airspace с днепропетровскими корнями. Компания занимается разработкой легких ракетоносителей для запуска грузов в космос. На рынке есть потребность в легких ракетах, и украинские специалисты могут этот спрос удовлетворить, при этом не требуются сотни миллиардов ассигнаций. В Украине есть человеческий потенциал, остались специалисты старой школы, которые могут обучить молодежь.

В Днепре строится Индустриальный парк, который представляет собой некий Innovation Forpost, где будут концентрироваться компании для общения, сотрудничества — следовательно, шансы появления новых разработок значительно повышаются. Я не говорю громких слов, что это станет украинской Силиконовой долиной, но нужно к этому стремиться.

Ссылка на основную публикацию