Роскошный проект 200 chambers: пентхаус в нью-йорке от incorporated architecture #038; design

Живут же люди: дизайнеры разработали проект роскошного пентхауса в Нью-Йорке

Американская дизайнерская компания Pepe Calderin Designs завершила проект оформления интерьера в одном из пентхаусов Нью-Йорка. Шикарная квартира с видом на мегаполис может похвастаться просторной гостиной, столовой, современной кухней и огромной спальней.

Интерьер выполнен в светлых нейтральных тонах. Массивные современные светильники сочетаются с точечным освещением. В результате чего пространство наполнено светом даже ночью.

Одно из самых красивых помещений — комната отдыха для всей семьи. Она расположена напротив зеркальной стены, благодаря которой выглядит в два раза больше, чем на самом деле. Огромный светильник, состоящий из множества маленьких шаров, охватывает все пространство. Здесь же на несущей колонне расположился настенный телевизор. Портьеры не только закрывают окна, но и визуально отделяют комнату от других зон.

Между кухней и гостиной расположилась столовая: многоуровневый потолок, встроенные плавающие полки и мраморные колонны. На деревянной панельной стене прикреплен телевизор.

Гостиная состоит из двух зон отдыха. Первая — это шоколадно-коричневый мягкий уголок с шезлонгом, вторая — современный диван в серых тонах. Огромные панорамные окна прикрыты прозрачными занавесками розоватого оттенка. Между окнами расположены акцентные мраморные колонны.

В пентхаусе огромная спальня, хотя она здесь всего лишь одна. С трех сторон из нее открывается вид на город. Между кроватью и панорамным окном расположился небольшой туалетный столик в минималистском стиле.

У меня несколько иное представление о роскоши.

Это больше напоминает белорусские “евроремонт” с колхозными лампочками в потолке и потолками из ступенек гипсокартона

У меня несколько иное представление о роскоши.

Это больше напоминает белорусские “евроремонт” с колхозными лампочками в потолке и потолками из ступенек гипсокартона

о чем новость вообще??

сделать для мажора пабагатаму не сложно.
а вот из овна конфетку да при отсутсвтии бюджета – это искусство. как, например, уютный домик из обычного гаража в центре Парижа – вон там трушный креатив и уважение!

Странный интерьер. Есть подозрение что компания- проектировщик на самом деле белорусская компания. Рендеры выглядят очень пластиково, не похоже на уровень архитектурных бюро занимающихся интерьерами пентхаусов..

Сам же дизайн очень мелкий, много дробных разнокалиьберных элементов что не характерно для американского интерьера вообще. Обилие точечнызх встроенных светильников не в потолке а в каких то полках созданных только ради того чтоб они были так же говорит не в пользу американцев.
Характерные черты американского дизайна это широкие мазки, крупные форматы, единство материала ( тут на одном рендере я насчитал минимум 5). Вобщем дизайн весьма сомнительный.

20 самых красивых зданий Нью-Йорка

Саша Калдина Fri, 14 Jun 2019 13:00:33 +0300

Поговорка «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» в случае с Нью-Йорком работает на все сто, поэтому сегодня мы проведём для вас виртуальную экскурсию по этому городу. И начнём мы с десятки самых красивых зданий, построенных в знаковую для США эпоху второй половины XIX — начала XX века.

Чугунное здание бывшего отеля Gilsey House, 1867

Идея возводить дома из чугуна пришла к нью-йоркским архитекторам ещё в начале XIX века. А пик её популярности приходится на 50-е годы того же столетия, когда за строительство активно взялись Джеймс Богард и Даниэл Баджер. Последний и стал автором этого типичного образца чугунной архитектуры, одного из многих сохранившихся.

Главное здание музея Metropolitan, 1880

Здание одного из крупнейших в мире музеев построили в неоготическом стиле архитекторы Калверт Во и Джейкоб Молда, здесь 12 экспозиционных залов. Интересно то, что новые здания к нему пристраивались вплоть до 1984 года.

Собор Святого Патрика, 1878

Архитектор Джеймс Ренвик — младший создал ещё один выдающийся пример американского неоготического стиля в архитектуре. Высота шпилей составляет 100 метров — это позволяло собору долгое время оставаться архитектурной доминантой города.

Здание отеля Ansonia, 1899

Дом-сенсация, который построил архитектор Уильям Стоукс. На крыше здания находился то ли зоопарк, то ли ферма, где гуляли медведи, паслись козы, а в фонтанах плескались тюлени. Но эта лёгкая странность не умаляет архитектурной ценности дома Ansonia.

Flatiron Building, 1902

Офисное здание со стальным каркасом в 22 этажа и высотой 87 метров построил Дэниел Бёрнэм на перекрёстке Бродвея и 5 Авеню. Обе улицы в этом месте пересекаются под острым углом — отсюда необычная форма и прозвище, которым здание известно на весь мир: дом-утюг.

Жилой дом Apthorp, 1908

Этот огромный дом с внутренним двориком, который построил в стиле итальянского неоренессанса Уильям Уолдорф Астор, называют монументальным и величественным. И действительно, этот жилой дом долгие годы оставался самым большим и престижным в Нью-Йорке.

Exchange Place-20, 1931

Проект здания разработало архитектурное объединение Cross and Cross. Великая депрессия помешала ему стать самым высоким в мире, зато фасад здания выполнен в камне, а не в более дешёвых и популярных в то время кирпиче или терракоте.

Chanin Building, 1929

Этот 56-этажный небоскрёб, один из самых знаменитых в начале XX века, возвёл Ирвин Ченин, сын эмигранта из России. Высота башни составляет 197,8 метра, а с учётом шпиля — 207,3.

Chrysler Building, 1930

Сейчас это здание считается лучшим архитектурным образцом стиля ар-деко. Архитектор проекта — Уильям ван Элен, а возводилось здание с огромной скоростью: в неделю по четыре этажа!

Здания, которые появились в Нью-Йорке в XXI веке, достойны внимания не меньше, чем знаковые постройки прошлого. А потому мы выбрали ещё десятку лучших образцов современной архитектуры.

Башня «Банка Америки», 2009

Этот 366-метровый небоскрёб считается третьим по высоте зданием в Нью-Йорке и настоящим шедевром современной архитектуры хай-тек. При возведении использованы специальные стеклопакеты, которые частично поглощают солнечное излучение и обеспечивают максимально естественное освещение.

Жилой комплекс на Спрюс-стрит, 2011

Эту 76-этажную башню построил архитектор Фрэнк Гэри, она известна своим дизайном, который создаёт иллюзию движения волн. Вдохновлялся автор драпировкой мраморной скульптуры XVII века в стиле барокко.

Филиал Университета Купера, 2009

Здание филиала Университета Купера возведено по проекту американского архитектора Тома Мэйна. Само здание представляет собой образец гармоничного сочетания брутального фасада с просторным и светлым интерьером.

Башня Hearst Tower, 2006

Это здание построил Норман Фостер, оно считается одним из самых «зелёных» в мире. Оно первым в Нью-Йорке получило золотой сертификат руководства по энергоэффективному и экологическому проектированию LEED. Благодаря оригинальной конструкции диагональной сетки со срезанными углами строителям удалось потратить стали на 21% меньше, чем при возведении большинства аналогичных небоскрёбов.

Штаб-квартира корпорации InterActive, 2007

Этот проект стал для знаменитого архитектора Фрэнка Гери первым зданием, построенным на Манхэттене. А ещё здесь Фрэнк впервые использовал настолько большие объёмы стекла. Невероятно популярный сегодня материал подчёркивает эффект изогнутости и выпуклости похожего на корабль комплекса.

Новый музей современного искусства, 2007

Здание построили японские архитекторы SANAA в одном из самых непривлекательных районов Манхэттена — на улице Бауэри. Фасад здания обшит алюминиевыми панелями, которые покрыты специальной металлической сеткой. Благодаря этой сетке здание всегда кажется размытым по контуру.

Всемирный торговый центр — 1 (Башня Свободы), 2013

Это здание — главное в новом комплексе Всемирного торгового центра в нижнем Манхэттене. Оно расположено на месте разрушенных 11 сентября 2001 года башен-близнецов и считается четвёртым по высоте небоскрёбом в мире.

Многофункциональный комплекс Time Warner Center, 2003

Комплекс состоит из двух 55-этажных башен и находится в мидтауне Манхэттена. Главный фасад выходит на площадь Коламбус и по форме повторяет её очертания. Общая площадь помещений комплекса составляет около 260 тысяч метров. Здесь есть жилые, офисные, коммерческие площади, а также пятизвёздочный отель.

Жилой комплекс Via Verde, 2011

Комплекс возвёл известный британский архитектор Николас Гримшоу, и это один из самых экологичных проектов в мире. Состоит он из разных по этажности секций с озеленёнными крышами-террасами. Главной особенностью стало разнообразие планировок квартир и их типологии: здесь можно найти как таунхаус, так и социальное жильё.

Пятый терминал Международного аэропорта имени Джона Кеннеди, 1962—2008

Здание пятого терминала Международного аэропорта в Нью-Йорке построил в 1962 году финский архитектор Эро Сааринен. Строение многократно реставрировали и реконструировали, последний раз в 2008 году.

Пришёл к успехуКак российский архитектор уехал работать в Нью-Йорк

Архитектор знаменитого бюро BIG New York рассказал The Village о том, как получил эту работу и чем теперь занимается

The Village начинает серию материалов о людях, которые сумели устроиться на работу, о которой многие могут только мечтать. В первом выпуске — российский архитектор, сумевший попасть в нью-йоркский офис бюро BIG. Эту компанию создал датчанин Бьярке Ингельс — новая суперзвезда архитектуры, пришедшая на смену Захе Хадид и Норману Фостеру. Ингельс спроектировал общественное пространство Superkilen в Копенгагене, а также новые дома в Эрестаде — например, там он смог построить многоквартирный дом, в котором бы каждый имел свой маленький садик. После успеха в Дании он вышел на американский рынок: его бюро работает над кампусом Google, башней Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и другими значительными проектами. The Village поговорил с россиянином, которому удалось попасть в команду BIG, о том, как он устроился на такую работу и что происходит в его офисе.

Антон Башкаев

архитектор в BIG New York

Образование
Бакалавр архитектуры, Московский архитектурный институт (2006–2011)
Магистр наук в архитектуре, The University of Sheffield (2011–2012)

Опыт работы
2012–2015 годы — архитектор в бюро АБТБ

2015–2016 годы — архитектор в Bjarke Ingels Group

Что особенного в компании

BIG — это молодая компания, основанная датчанином Бьярке Ингельсом в 2005 году. За год моего пребывания в Нью-Йорке BIG спроектировал последнюю башню комплекса Всемирного торгового центра (WTC 2 напротив мемориала 9/11), знаковый павильон галереи «Серпентайн» (Serpentine Gallery), мегакампусы Google в Калифорнии и Лондоне — не считая десятков других, менее масштабных проектов в США, Канаде, Европе и Китае. Один из них — проект, над которым я работаю вот уже восемь месяцев. Это школа в Вашингтоне, объединяющая под одной крышей гимназию с творческим уклоном и школу для детей с тяжёлой инвалидностью. Пространственную схему подобного здания в компании стремятся реализовать уже давно: веером раскрывающиеся блоки этажей с выходящими на террасы классами оставляют под собой пространство для школьного театра, спортзала и художественных студий.

Читайте также:  Потолок в ванной

Как туда попасть

До сих пор до конца не могу понять, как я здесь оказался. Хотя, с другой стороны, возможно, всё к этому шло уже последние два года, когда, работая над системой транспортно-пересадочных узлов МКЖД (Малая кольцевая железная дорога Москвы), я решил подтянуть английский у британского преподавателя мистера Фрейзера. А может быть, всё началось четыре года назад, когда, собрав чемодан, я уехал учиться в неизвестный мне далёкий угольный Шеффилд. Местная школа наперекор тогдашнему параметрическому тренду (предполагающему производство архитектурных форм путём написания компьютерных кодов) погружала студентов в пучины общественно ориентированной архитектуры. Или, может, стоит заглянуть вообще на семь лет назад, в день, когда 30-летний основатель BIG Бьярке Ингельс читал лекцию в МАРХИ, открывая для меня принципиально новый взгляд на современную архитектуру.

Как бы то ни было, ровно год назад я отправил своё портфолио в BIG с целью попасть на стажировку. Через минуту пришёл автоматический вежливый ответ с формулировкой «вы нам не очень подходите». Это была первая в моём списке компания, так что я спокойно вернулся к рассылке резюме. На следующий день в моём ящике неожиданно замерцало уже живое письмо от секретаря BIG NYC. В нём было извинение за предыдущий отказ, пара добрых слов в адрес портфолио и предложение пройти интервью на позицию junior designer! Оказалось, что моя заявка изначально даже не рассматривалась, так как с этого года по закону запрещено брать на стажировку человека с полным высшим и компьютер такие заявки отбраковывает. Моё попавшее в корзину письмо было открыто из-за необычной шеффилдской пометки MSc (Master of Science in Architecture). В ту ночь я так и не сомкнул глаз.

Проект Google North Bayshore
Фотография:big.dk Проект Google North Bayshore
Фотография:big.dk

Интервью мы назначили на следующий день. В час по московскому времени я забаррикадировался в комнате и стал ждать звонка. Интервьюировал меня один из ветеранов американского офиса (ветеран в BIG — это больше восьми лет работы в компании). Сначала мы обсудили подробно моё портфолио: компанию интересовала моя роль в каждом из представленных проектов (везде, кроме конкурса на здание аэропорта в Саратове, это было 100%). Далее мне задали стандартные вопросы: «Почему именно BIG?», «Какие направления в архитектуре для меня приоритетные?», «Какие у меня планы на будущую карьеру?» Первые минуты я волновался из-за языка, но потом волна адреналина сделала своё дело и я начал с жаром рассказывать про тему своей диссертации, про то, какую роль сыграл BIG в моём архитектурном становлении, и прочее. Интервьюер, в свою очередь, предложил мне задать свои вопросы и рассказал вкратце о внутреннем укладе и культуре компании.

После этого интервью молчание с их стороны продлилось больше месяца. За это время я уже успел распрощаться с подмигнувшей мне мечтой, но всё же продолжал периодически посылать в компанию напоминания о себе. И ответ всё-таки пришёл! В нём было официальное предложение о работе на позиции junior designer с подробным описанием условий труда и моих будущих обязанностей. Дочитав письмо, я очнулся как будто уже в другой реальности. На следующий день я подписал заявление об уходе с работы и окунулся в подготовку. Мне предстояло собрать десятки документов, писем и свидетельств. Помимо этого, я устроил себе небольшой архитектурный тренировочный лагерь: записался на две пары экспресс-курсов по компьютерным программам, удвоил количество занятий английским, начал готовить себя к американской системе измерения длин и площадей.

Процесс получения визы тянулся месяц. Мой тип визы назывался «культурный обмен в профессиональной сфере», он позволяет работать полную неделю, но предполагает ежемесячный отчёт перед компанией-спонсором о полученном культурном опыте в США. Виза сама по себе не бесплатная и требует отдельного интервью с представителем спонсора и рекомендательных писем с мест работы и учёбы. Мне очень помог коллега из Австрии Майкл Шиллер, с которым мы разрабатывали систему велодорожек Бульварного кольца Москвы. Буквально за полчаса до ухода в отпуск он успел выслать мне из Вены рекомендательное письмо, которое стало финальной точкой в процессе сбора документов. Переслав их в Нью-Йорк, я стал ждать ответную посылку с оригиналом моего контракта и в последнюю неделю апреля отправился за ней в офис UPS. Последней битвой за переезд на новое место работы стал визит в американское посольство, где после короткого собеседования у меня наконец взяли паспорт для проставления визы.

Как здесь работают

Мой первый рабочий день в компании пришёлся на 5 мая. В светлом просторном холле офиса на верхнем этаже нью-йоркского небоскрёба 1914 года на пересечении Уолл-стрит и Бродвея я просидел час в ожидании Кристи из HR-отдела. Всё это время я переводил восхищённый взгляд с белеющей посреди залива фигуры Статуи Свободы на излучающую волны тинейджерской радости и успеха фигуру Бьярке Ингельса в одной из стеклянных переговорных. Сразу после короткого брифинга и финальных подписей меня подхватил мой будущий проект-менеджер. С этого момента начались три месяца непрерывной работы по 12–15 часов в день с одним выходным в неделю. Как и всех молодых сотрудников, меня поставили делать макет: сначала участка здания и его окружения, потом эскизных объёмов и наконец — финального макета всей школы. Чем больше проходило времени, тем больше разнообразились задания. Появилось 3D-эскизирование, чертёж планов, работа со СНиПами (нормативными документами) и площадями здания, пояснительные схемы к презентациям.

Когда в августе после успешной защиты проект школы отправился на перерыв, я временно перешёл в другую команду. Ротация людей между командами очень высокая: такими темпами до рождественских каникул я успел поработать над спиральным небоскрёбом для Тишман и Шпеер (TSP) в Мидтауне Манхэттена, двумя жилыми башнями в Сан-Франциско и транспортным объектом в Майами. Здесь были нужны совершенно другие мои навыки: детальное моделирование фасадов, рендеринг и обработка финальных презентационных изображений и даже параметрическое моделирование в «Грассе» (плагин Grasshopper) — спасибо ребятам из «Софт Культуры», которые подтянули меня в этом направлении ещё перед отъездом.

Проект 2 World Trade Center
Фотография: big.dk Проект 2 World Trade Center
Фотография: big.dk Проект 2 World Trade Center
Фотография: big.dk

Вообще, работа над проектом в BIG New York делится на пять стандартных для Америки этапов: предизайн (Predesign), эскизный проект (Schematic Design), разработка проекта (Design Development), рабочая документация (Construction Documents), авторский надзор (Construction Administration). В течение трёх-пяти лет проект продвигается от SD до CA, а команда, работающая над ним, меняет свой состав и численность. Возможно, одна из важнейших причин успеха BIG — это выверенная внутренняя организация. При достаточно свободных отношениях внутри офиса система работы с 3D-моделями, чертежами и подача графического материала жёстко регламентированы. Для каждого вида работ в компании существует соответствующий тьюториал, поэтому любой новоприбывший может быстро сориентироваться и сразу начать осваивать новый для себя тип работы.

Помимо этого, у нас проходят вечерние лекции BIG School, на которых специалисты в разных областях компьютерного проектирования делятся с остальными своими навыками и рассказывают, как лучше всего оптимизировать работу. BIG постоянно совершенствует внутриофисную координацию, поэтому за неделю выдаёт больше материала, чем большинство знакомых мне бюро. На это также влияет рабочий темп Нью-Йорка, где в общегородской системе ценностей ключевые роли играют работа и продуктивность.

Как устроен офис

В нашем офисе 200 человек сидят в двух больших залах, соединённых центральной зоной с фронт-деск, выставкой макетов и рядами прозрачных переговорных. Все сотрудники (от новичка-интерна до самого Бьярке) работают бок о бок и имеют одинакового размера рабочие пространства. Команды группируются островками и перемешиваются, когда заканчивается один проект и начинается другой. Каждый отсоединяет свой компьютер и в охапку с проводами, книжками и фикусами перемещается на новое место.

Благодаря такой системе в какой-то момент замечаешь, что поработал и подедлайнил практически со всеми, и офис начинает ощущаться как единый организм, где люди связаны не по вертикали или горизонтали, а скорее трёхмерно отдельными связями по принципу нейронов. Подобное устройство организации особенно чётко проявляется в моменты, когда вдруг становится необходима чья-то консультация и экспертиза вне твоей компетенции. Твой коллега без какой-либо команды сверху запросто отставляет свои дела и идёт в противоположную часть здания, чтобы помочь разобраться с проблемой. В традиционных американских архитектурных корпорациях подобные просьбы неуместны из-за жёсткой формальной конкуренции и иерархичности системы. Конкуренция же между сотрудниками BIG ощущается в качестве, интенсивности и продолжительности работы и никогда — во взаимоотношениях.

Офис BIG – Bjarke Ingels Group
Фотография:: Facebook.com/bjarke.ingels.group

Что говорят коллеги

Их открытость поразила и подкупила меня с самого первого дня. BIG позиционирует себя как большую семью: каждую неделю после шести здесь проходят лекции, встречи с ведущими архитекторами других бюро и внутренние презентации завершённых проектов в формате PechaKucha.

Читайте также:  Полиуретановый пол своими руками

В офисе потрясающе дружелюбная атмосфера: новичков все подбадривают и стараются быстрее ввести в курс дела. Первые несколько месяцев я чувствовал языковой барьер и старался увеличить интенсивность изучения языка: заставлял себя больше говорить, слушал лекции, читал на английском. Полная адаптация произошла где-то через полгода, когда я вдруг заметил, что перестал подбирать слова и напрягать внимание, слушая других. Тем не менее у английского множество уровней погружения, и я пока всё равно плаваю у поверхности.

Поскольку фирма показала сумасшедший рост на очень ранней стадии, все ребята (за исключением нескольких недавно набранных senior architects) в среднем лет на десять моложе своих коллег, занимающих те же позиции в соседних американских фирмах. Отдельного упоминания заслуживает география сотрудников офиса: помимо американской половины, в BIG работают представители буквально всех стран Европейского союза, а также британцы, канадцы, австралийцы, китайцы, японцы, индонезийцы, колумбийцы, пуэрториканцы и чилийцы! За утренним кофе на кухне можно встретить девушку из Макао, а в очереди на печать обменяться новостями с гражданином Сан-Марино.

Сейчас я единственный россиянин в нью-йоркском офисе; в копенгагенском работает Саркис. Мы с ним пересеклись на пару месяцев в Нью-Йорке, но потом разделили сферы влияния. В Америке, по моему опыту, к русским относятся с любопытством, питающимся легендами былого противостояния с СССР, но без предубеждений. Многое зависит от ситуации, но в Нью-Йорке научились судить людей по их содержанию, а не по цвету кожи или происхождению. В этом смысле в Европе гораздо тяжелее: там мы ассоциируемся с новыми угрозами и страхами. Поэтому первая реакция после моего ответа на вопрос «Where are you from?» у американцев — это некоторая радость узнавания, а у европейцев — немного нервное удивление. Но поскольку у меня у самого такая же реакция на многое из того, что происходит в моей стране, я их, к сожалению, хорошо понимаю.

В BIG я почувствовал, что наконец попал в команду единомышленников, хоть все мы и из разных стран и должны, по идее, ощущать какие-то культурные барьеры. Эти люди, место и работа настолько идеально совпали с моим внутренним запросом, что мне сейчас тяжело представить себя в каком-либо другом месте.

Отдельной неотъемлемой и обязательной частью культуры BIG являются праздники и корпоративы. Триумфальная встреча датского и американского офисов в Швейцарии, глобальные мероприятия в арендованных клубах и барах, костюмированные вечера, празднования получения крупных заказов и, конечно, пятничные бары. Всё это на фоне затяжных рабочих сессий порой по 75 часов в неделю превращает офис в архитектурную коммуну. «Work hard, play hard», — повторяет в своих лекциях Бьярке. Кто-то забывает о таком режиме работы как о страшном сне сразу после истечения контракта. Другие же подсаживаются на него, образуя самоорганизующуюся автономную рабочую среду.

BIG — это гениальный подросток современной архитектуры, стремительно взрослеющий, ещё не знающий, чего от себя ожидать и способный выйти на новый уровень понимания современной архитектуры, оставив в прошлом уже ничего не значащую символику и пустые споры о том, что такое «настоящая архитектура». Для меня же это вдохновляющая среда и пока что лучшая школа профессиональных навыков.

Что делать после работы

Моя жизнь в Нью-Йорке почти полностью — за вычетом сна, музеев и иногда стритбола — связана с BIG. Очень важную роль во всей этой истории играет, конечно, сам город. Он напоминает о себе днём захватывающими дух панорамами с 33-го этажа, а ночью — нескончаемыми сиренами пожарных машин. Я живу в Мидтауне Манхэттена и передвигаюсь по Нью-Йорку на велосипеде. Это позволяет гораздо детальнее изучить фактуру города, чем из-за стекла машины, и лучше прочувствовать взаимосвязь районов, чем если пользуешься метро. Небоскрёбы и несмолкающий бит нью-йоркских улиц стали неотъемлемым фоном всего, что происходило со мной за прошедший год.

Этот город легко понятен москвичу, но при этом на новом уровне бросает вызов твоей способности адаптироваться. Если сопоставлять его с европейскими городами, Лондон кажется мне наиболее уместным сравнением. Но только там ты всегда гость, а вот у Нью-Йорка нет хозяев. Или наоборот: каждый желающий владеет Нью-Йорком в меру своей смелости.

Переезд тут — это перманентное состояние, лишь изредка прерываемое спокойными периодами, когда уже просто устаёшь думать о поиске «места получше». Только на аренду одной небольшой комнаты здесь уходит полторы средней московской зарплаты, что в сумме с дорогой едой и транспортом делает Нью-Йорк местом, где сложно начинать карьеру, не отказывая себе во всём остальном.

Мне сложно что-либо уверенно говорить о своём будущем. Сейчас я ставлю себе целью ещё два-три года работы с BIG. Здесь всё зависит от визы, которую нужно заново получать, так что, возможно, надо будет на время перевестись в один из европейских офисов. В дальнейшем я бы хотел продолжить работу на более профессионально ответственном уровне в США или Австралии — возможно, сдать экзамен на архитектурную лицензию. Думаю о начале своего дела. В голове много идей, и я хочу как можно скорее приступить к их реализации.

ТОП-10: Самые дорогие пентхаусы в мире

В то время как большинство из нас изо всех сил стараются вовремя оплатить аренду жилья, супербогатые счастливчики присматривают себе самую горячую недвижимость, которая подойдет их роскошному образу жизни. Пентхаусы появляются по всему миру и становятся еще более уникальными и разнообразными, чтобы удовлетворить взыскательный вкус этих людей.

В этом списке вы увидите пентхаусы с безумной ценой, разбросанные по всему миру. От обновленной достопримечательности в Нью-Йорке до водной горки на крыше, пентхаусы – это нечто большее, чем просто место, где можно отдохнуть после напряженного дня. Те, кто живут в них, могут смотреть на всех сверху вниз, а мы можем только представить себе, какой вид им открывается. В этом списке есть жилье от Монте-Карло до Лондона и Гонконга. Вот 10 самых дорогих пентхаусов в мире.

10. One Thousand Museum, Майями, 49 млн долларов

Спроектированный великим, ныне покойным архитектором, Заха Хадидом (Zaha Hadid), этот пентхаус поражает своей эстетикой. У здания уникальный изогнутый футуристический дизайн, что позволяет из каждого блока наслаждаться видом на восход и закат. Здание находится в самом центре Майами, центре современного искусства, ночной жизни и романтичных пляжей.

На двух этажах расположены различные удобства, в том числе СПА-центр, частная вертолетная площадка и терраса для загара с видом на знаменитый горизонт Майами. И это даже не пентхаус. Эта обитель стоимостью 49 миллионов долларов вздымается в небо на 60 этажей и открывает прекрасный вид на залив Бискейн (Biscayne) и центр Майами. В пентхаусе пять спален и шесть ванных комнат, где распространяется специальный аромат, предложенный специалистами по запахам.

9. Woolworth Tower Residence, Нью-Йорк, 110 млн долларов

Самое прекрасное в этом небесном жилье – это его стиль. В резиденции Woolworth Tower переделали неоготический дизайн 1913 года, но, к счастью, она не потеряла своей готической изюминки. В те времена Woolworth Tower была самым высоким зданием в мире и стала иконой самых современных достижений мировой архитектуры.

Перенесемся в настоящее, теперь тридцать верхних этажей являются кондоминиумами. Но на самом верху находится пятиэтажный пентхаус Pinnacle с собственной оранжереей, стоимость которого составляет 110 млн долларов.

Пентхаус считается одним из самых дорогих в центре города по цене 125 775 долларов за квадратный метр. К услугам гостей роскошные удобства, в том числе СПА-салон и сауна, бассейн на цокольном этаже, фитнес-студия и винный погреб. Каждое жилище может похвастаться винным шкафом на 185 бутылок, который является главным плюсом для любителей вина.

8. Odeon Penthouse, Монте-Карло, 335 млн долларов

Где сочетаются сапфировые воды, усеянная яхтами гавань и место проведения знаменитого Гран-При? Вы угадали. Это Монте-Карло! И чтобы сделать это город еще более роскошным, расположенный здесь пентхаус Odeon является вишенкой на торте. Этот по-настоящему шикарный пятиэтажный пентхаус стоит на побережье Средиземного моря. Здесь перед вами открывается вид на 360 градусов, когда вы скользите по водной горке с балкона в пейзажный бассейн на нижней крыше. Да, вы правильно прочитали: водная горка.

Пентхаус стоимостью 335 миллионов долларов включает в себя 3530 кв. м жилой площади, где на каждом уровне есть отделанная мрамором кухня. Кроме того, в распоряжении хозяев частный шофер, кейтеринг, круглосуточный консьерж и оздоровительный клуб. Чтобы подчеркнуть, насколько сумасшедшее это место: парковочное место (в год) стоит 250 000 евро. Это на 50% дороже, чем среднестатистический американский дом!

7. Opus, Гонконг – 66 млн долларов

В 2015 году Opus стал самым дорогим жильем в Азии, которое продавалось за 66 млн долларов. Сливаясь с окружающим пейзажами, Opus отличается элегантным дизайном. Его большая наружная часть покрыта стеклом, поэтому жильцы могут наслаждаться светлым интерьером и бесконечно любоваться открывающимся видом.

Пентхаус оснащен четырьмя ванными комнатами, кабинетом, двумя парковочными местами и туалетной комнатой. Жильцы могут наслаждаться джакузи и бассейном. В конце концов, нет лучшего способа насладиться бокалом вина на фоне сверкающего горизонта Гонконга.

6. Tower One, Дубай, 74,5 млн долларов

Tower One находится в самом сердце Палм- Джумейра, возможно, самого красивого района Дубая. Если вам посчастливилось стать хозяином этого пентхауса за 74,5 миллиона долларов, вы обеспечены 3 700 кв. метрами площади и восемью спальнями. И, если этого недостаточно, то вам принадлежат 12 парковочных мест.

Не так много есть в мире пентхаусов со своим личным храмом, что делает Tower One еще более уникальным. Незачем толпиться в церкви, когда можно общаться с богом в собственном, богато украшенном храме. А вид? Приготовьтесь насладиться красотой Персидского залива и золотым горизонтом Дубая, сидя в своей гостиной.

Читайте также:  Гараж в квартире на 30 этаже

5. Wallich Residence, Сингапур, 79,65 млн долларов

Жилье стоимостью 79,65 миллиона долларов находится на крыше 64-этажного здания. Жильцы могут наслаждаться бассейном, коттеджем, зоной отдыха и джакузи, любуясь панорамным видом на Марина Бей (Marina Bay) и Сентоса (Sentosa).

Получивший название «самого высоко расположенного жилья в Сингапуре», экстравагантный пентхаус может похвастаться специальным лифтом, проносящимся между этажами, как пуля. Пентхаус спроектирован безупречно. К удобству жильцов огромных размеров гостиная, столовая и даже «секретный кабинет» в стиле Джеймса Бонда, вход в который скрывает вращающийся шкаф.

4. Sierra Towers, Лос-Анжелес, 58 млн долларов

Sierra Towers построили в 60-х годах, и здесь быстро обосновались знаменитости. В числе жильцов: Шер, Элтон Джон, Сандра Буллок и Линдси Лохан.

С тех пор пентхаус вошел в Топ-10 самой дорогой недвижимости Лос-Анжелеса, поскольку стоит 58 миллионов долларов. Жильцы получают 650 кв. м жилой площади и 370 кв. м террасы и балкона, откуда открывается невероятный вид на Лос-Анджелес. К услугам жильцов плавательный бассейн, фитнес-центр и специальный человек для парковки автомобиля.

3. One Madison, Нью-Йорк, 50 млн долларов

Эта изящная 60-этажная башня находится на Восточной 23-й улице Манхэттена, и здесь жили некоторые знаменитости, включая Жизель Бюндхен, Тома Брейди и Руперта Мердока. В башне есть 53 комнаты, крытый бассейн и круглосуточные услуги дворецкого. Этот роскошный трехэтажный пентхаус может стать вашим за 50 миллионов долларов.

2. One Hyde Park, Лондон, 225 млн долларов

Добро пожаловать в самый эксклюзивный пентхаус Лондона. За 225 миллионов долларов вы получите 21-метровый бассейн, кинотеатр, библиотеку и два винных погреба. В пентхаусе есть балконы с видом на Гайд-парк и универмаг Harrods, а с целью обеспечения безопасности 24 часа в сутки его охраняют специально обученные люди.

1. City Spire Penthouse, Нью-Йорк, 100 млн долларов

Этот пентхаус больше чем дом, это произведение искусства. Его площадь составляет 743 кв.м, он стоит 100 миллионов долларов и находится на Западной 56-й улице. Круглая форма пентхауса открывает потрясающий вид на 360-градусов на Нью-Йорк, который можно наблюдать из каждой комнаты.

Архитектура Нью-Йорка: необычная красота

Архитектура Нью-Йорка — это целая мозаика, сотканная из разных элементов, которые всегда поражают и удивляют. Изучить и познать наш город полностью невозможно. Всегда находится что-то неизвестное, удивительное и прекрасное. Архитектура не является исключением. Сегодня мы расскажем Вам о самых необычных зданиях города.

Архитектура Нью-Йорка прогрессирует и становится все более разнообразной год за годом. Сегодня «большое яблоко» — это не только статуя Свободы, Эмпайр-Стэйт Билдинг, или Централ Парк, но и многочисленные шедевры современного зодчества. Из нашей статьи вы узнаете о самых выдающихся примерах современной архитектуры крупнейшего мегаполиса мира.

Жилой комплекс на Спрюс стрит

Жилой комплекс на Спрюс Стрит

Главной особенностью самой обсуждаемой новостройки 2011 года стал её «живой дизайн», или «живое настроение». Проходя мимо этого здания или рассматривая его под разными углами Вы, несомненно, заметите оптическую иллюзию движения волн. Строение, созданное одним из самых талантливых архитекторов Америки нашего времени, Фрэнка Гери отображает саму суть Нью-Йорка: движение — жизнь. На создание такой необычной формы автора вдохновила архитектура и скульптура эпохи барокко. В этом большом здании, которое увидело свет благодаря Forest City Ratner можно будет найти и школу, и ресторан, и много всего другого. Натуральный центре Вселенной.

Башня банка Америки

Банк Америки

Здание, высота которого равняется 366 метрам, находится в центре Манхэттена. Этот необычный и прекрасный небоскреб считается третьим по высоте зданием в Нью-Йорке и пятым во всей Америке. Архитектура этого города настолько разнообразна, что в неё спокойно могут вписаться удивительные и не похожие друг на друга здания. Этот небоскреб был построен в 2009 году. В процессе строительства этого здания использовались специальные стекло-пакеты, частично поглощающие солнечное излучение и обеспечивающие максимальное естественное освещение. Башня Банка Америки считается настоящим шедевром современной архитектуры хай-тек. Эффективность и экологичность неизменно вызывает интерес и уважение.

Barclays Center

Barclays Center

Потрясающая, техничная и яркая спортивная арена впервые впустила своих зрителей в 2012 году. Этот стадион является традиционным местом проведения матчей команды «Бруклин Нетс» и очень скоро там начнут проходить хоккейные состязания. Своим потрясающим оформлением и оригинальными архитектурными решениями этот стадион привлекает не только фанатов спорта и атлетов, но и популярных звезд. Обязательно посетите матч и Вы точно не пожалеете! Кроме спортивных мерпориятий там проводится множество культурных событий, концертов и выступлений. Таким образом это здания является настоящим многофункциональным центром.

Филиал Университета Купера

Филиал Университета Купера

Здание филиала Университета Купера было создано в 2009 году выдающимся современным американским архитектором, обладателем Прицкеровской премии (архитектурного Оскара) — Томом Мэйном. Строение представляет из себя настоящее воплощение брутального современного фасада и потрясающего светлого интерьера. Форма, цвет и свет — всё это инструменты выдающегося мастера, который создает настоящие шедевры для нас с вами на улицах города. Интересный факт: университет Купера — единственный бесплатный негосударственный университет США.

InterActive в Челси

InterActive в Челси

Головной офис штаб-квартиры InterActive, открывшийся в 2007 году в районе Челси, стал для знаменитого архитектора Фрэнка Гери первым зданием, построенным на Манхэттене. В этой работе знаменитый архитектор использовал огромные стекла, которые придают конструкции неповторимый объем. С 2009 году прошло уже много времени, но именно Фрэнк Гери стал первым архитектором, который использовал такое большое количество объемного стекла. Проходя мимо каждый из нас может подумать, что перед ним не здание, а какой-то космический корабль.

Центр изучения Земли и Космоса Rose Center

Rose Center

Современное здание Центра изучения Земли и Космоса Rose Center было возведено в 2000 году. Оно является филиалом музея естественной истории США и, фактически, играет роль главного планетария. Самым привлекательным элементом здания считается огромная сфера Хейдена. В верхней ее части расположен «Звездный театр», в котором можно наблюдать за небом в высоком разрешении. Также в стенах Rose Center посетителей ждут «Космическая тропа», «Зал Земли» и «Зал Вселенной», предоставляющие возможность приблизиться к ответу на вопрос «как устроена Вселенная?».

Чугунная архитектура Нью-Йорка

Чугун в качестве строительного материала? Идея кажется странной и немного тяжеловесной. Тем не менее, прежде чем на свет появились дома из стали и стекла, архитектурные эксперименты и изыскания велись именно на этой почве.

Все началось еще в XVIII веке во времена Промышленной революции на берегах Туманного Альбиона, когда выплавку чугуна смогли сделать относительно дешевой и впервые попробовали использовать его для строительства сложных конструкций, например, мостов.

За эту идею ухватились архитекторы и инженеры Нью-Йорка. Чугунные несущие конструкции нижних коммерческих этажей небольших зданий начали строится еще в самом начале XIX века. Но расцвет чугунный архитектуры пришелся на середину и конец века.

Чугун позволял делать быстро, недорого и в большом количестве то, на что у каменотесов уходили месяцы, – фасады. Вдохновленные итальянскими дворцами практичные американцы искали способ украшать дома красиво и недорого. Тут-то на помощь и пришел чугун. Сложные капители, декоративные карнизы, тонкие изящные колонны просто прикручивались на болтах к фасаду, красились и становились неотличимы от каменных. Появились сборные фасады, а потом и целые дома, сделанные из чугуна. Оконные проемы увеличились и внутреннее пространство наполнилось светом.

Одно из главных преимуществ чугунных конструкций – тиражируемость. По одной форме за пару дней можно отлить несколько десятков деталей. Второе – быстрота. К середине позапрошлого века здания стали делать на чугунно-литейных заводах и собирать на месте, как конструктор. И пока консервативные владельцы частных особняков размышляли над преимуществами нового материала, чугун уверенно вошел в промышленную архитектуру, придав новым офисам и фабрикам ажурный и даже парадный вид. Камень и дерево навсегда потеряли статус главных строительных материалов. Началась новая строительная эра.

Через несколько десятилетий место чугуна займет прокатная сталь и на свет появятся небоскребы. А пока многоэтажные, просторные, наполненные светом фабричные, офисные и коммерческие палаццо стали новым лицом молодого Нью-Йорка. Так появились район текстильных мануфактур Сохо (SoHo), улица больших и роскошных универмагов в Челси, коммерческие кварталы Трайбеки. Здесь были здания, копирующие знаменитые венецианские палаццо, пышный стиль Второй империи, османовские мансарды и мавританские дворцы, не обошлось и без влияния только появившейся моды на ар-нуво.

Но город рос и развивался, архитектурные тенденции менялись вместе с ним. После Второй мировой войны промышленность окончательно ушла из города и некогда богатые чугунные кварталы опустели. Их ждала бы участь большинства заброшенных промышленных районов – снос, если бы не нью-йоркская богема. Опустевшие офисы и фабрики заняли художники, а в 1962 году было создано «Общество друзей чугунной архитектуры». Еще через пару лет район получил статус исторического памятника – SoHo Cast Iron Historic District и в течение следующей дюжины лет превратился в модный художественный район.

Сегодня в Нью-Йорке сохранилось более 250 «чугунных» зданий, построенных на протяжение XIX века, и большая часть из них (около 200) – в Сохо. Таким наследием не может похвастаться ни один город мира. Почти сто лет назад, работая с новым для них материалом – чугуном, конструкторы закладывали десятикратный запас прочности, благодаря чему чугунные дома Нью-Йорка и сегодня выглядят так, как будто построены вчера.

Ссылка на основную публикацию