Приватная резиденция house 13 в ramat hasharon от pitsou kedem architects — громкий успех израильских архитекторов

Анимированный фасад D3-house – игра света и тени от Pitsou Kedem Architects

Авторы: Pitsou Kedem Architects

Дата: Осень 2018 г.

Место постройки:
Тель-Авив, Израиль

Израильское архитектурное бюро Pitsou Kedem Architects часто использует в своих проектах металлические экраны и перфорированные стены, чтобы обеспечить потоки света и воздуха, связать внутреннее и внешнее пространство. Их новый проект частной резиденции в северном прибрежном районе Тель-Авива состоит из двух объемов: массивной верхней части и легкого первого этажа с замысловатым геометрическим рисунком. Подробнее об этом доме контрастов читайте в нашей статье.

Площадь трехэтажного D3-house составляет 670 квадратных метров. Верхний объем объекта сделан из экспонированного бетона. Диагональная наклонная крыша спроектирована таким образом, чтобы подчеркнуть контраст с перфорированным белым алюминиевым фасадом первого этажа, где треугольные панели сложены в повторяющийся геометрический рисунок. Некоторые треугольные ниши не заполнены панелями, что позволяет оригинальному световому рисунку появляться на стенах внутри помещения. По словам архитекторов, такая структура треугольников и их кажущийся случайный интервал олицетворяют ритм движения света.

Геометрический рисунок фасада плавно переходит в интерьер и повторяется по всему объекту: и на специальной стеллажной системе, и на каменной стене в вестибюле, разделяющей прихожую и кухню. “Разнообразные плоскости белых тонов и сочетание геометрических световых рисунков на горизонтальных и вертикальных поверхностях дают ощущение пространства и глубины”, – рассказали архитекторы.

Другие стены первого этажа имеют огромные панорамные окна, чтобы связать внутренние пространства и окружающие дом снаружи сады. Благодаря такому остеклению, создается впечатление, что верхняя, массивная, часть особняка парит над землей. В то же время разнообразная цветовая палитра сада создает еще один контраст – на этот раз между архитектурой и природой.

Отделка внутренних пространств отличается роскошью. Особенно ванная комната, облицованная синим лавовым камнем из Бразилии. Большая часть мебели в доме выполнена на заказ.

Kedem House in Ramat HaSharon: A House of an Architect

September 4, 2016

The neighborhood where architect Pitsou Kedem designed a home for himself and his family was established in the 1950’s by army veterans and can be characterized by buildings with low silhouettes and horizontal lines set in a rich grove of eucalyptus trees. Kedem house was designed to blend in with the architectural characteristics of the other homes, all built using modern architectural values.

The home combines elements such as a concrete ceiling and continuous windows and also uses materials in their original, raw state: exposed concrete, iron and uncolored wood and silicate bricks. Examples of the use of such materials can be found in the concrete ceiling that floats above the entrance floor with a continuous window along its entire length. This allows the ceiling to be separate from the structure’s walls and creates a feeling of etherealness in the buildings mass and the white painted, iron ramp that leads to the floating entrance lobby.

The door is located in the center of the building at the cross section between the stairwell and it opens facing a fixed, frameless window. Through the window, we see the eucalyptus trees that surround the plot. The stairwell is constructed from metal with a unique texture and with no covering materials. It divides the two floors into rectangles and is delimitated by two walls constructed from exposed blocks that support the ceiling.

Light is provided from the skylight that runs its entire length, covered by wooden slats. Set into the walls are round windows of differing sizes that allow the light coming through the skylight to disperse within the space.

Kedem house was designed as two squares, set one on top of the other whilst exploiting the sloping plot. The lower level is located at the lower and front section of the plot while the upper level is located on the plot’s higher section, towards the road and whose low silhouette is hidden by evergreen Brachychiton trees.

The restraint and scale that characterize the design express the balance created between the architect’s vision and the fact that the house, which is conceived as a family home, is designed around childhood memories of the architect’s wife’s kibbutz. Kedem sought to avoid the creation of gimmicks and to realize in the house’s design that elusive idea of “timeless architecture”.

The raw materials and the attempts to create a non-fashionable and timeless architecture compliment many books and works hanging in the homes of both young and old Israeli artists such as Tsvi Geva, Yadeed Rubin, Nurit Gur Lavi, Amir Shepht, Aram Gershoni, Yifat Betsalel and others.

The house’s furniture and light fixtures were also carefully chosen to complete the look and the atmosphere. They include sofas, carpets, tables and bookcases by leading designers such as Piero Lissoni, Patricia Urquiola, Dan Yafe and others and from leading companies including MDF italia, B&BItalia, Desalto, Living Divaniand GAN.

Architect: Pitsou Kedem Architects
Design Team: Pitsou Kedem, Noa Groman, Tamar Berger
Project: Kedem House
Location: Ramat HaSharon, Israel
Area: 380 sqm
Photography: Amit Geron

Приватная резиденция house 13 в ramat hasharon от pitsou kedem architects — громкий успех израильских архитекторов

СОЛНЕЧНЫЕ ГОРОДКИ – коттеджные поселки под Киевом (050) 462-13-81

Современный дом в Израиле сочетающий стиль и роскошь

Расположенный в самом сердце Рамат-ха-Шарона (Израиль), этот роскошный современный особняк отражает городской стиль, подчеркнутый изысканным оформлением стен. Созданный с присущими Шарон Вайзер шиком и элегантностью, дом идеально подходит для молодой семьи из трех человек. Интерьер оформлен в нейтральных цветах. Большие окна и двери из стекла предлагают отличный вид на окружение дома. А мягкие предметы мебели […]

Современная вилла с открытым интерьером. Израиль

Район Гуш Дан в Тель-Авиве – место, где свободное пространство – это очень большая роскошь. Трехсотметровая вилла в шумном районе Израиля очаровывает сочетанием открытого и просторного интерьера, который при этом, дарит хозяевам достаточный уровень уединения. Оформленная студией Tula Amir Architecture, вилла объединяет в себе намек на средиземноморский стиль с четкими линиями, создавая удивительный по привлекательности […]

Объединение средневековой архитектуры и современного дизайна в одном доме. Израиль

Израильская архитектурная компания Pitsou Kedem предложила вниманию общественности свой очередной проект — Jaffa House. Здание расположено на побережье Средиземного моря, в старом городе Яффа (Израиль), в честь которого и получило свое название это строение. Объединив современный минимализм с историческим аскетизмом, архитекторы создали великолепные апартаменты в старинном каменном замке. Строение претерпело много перемен за период своего […]

Читайте также:  Каким обоям какие шторы? (106 фото)

Современный частный дом из стекла и бетона. Израиль

Профессионалы из архитектурной студии Domb Architects спроектировали дом CH House в Тель-Авиве (Израиль). Дизайн этого здания весьма четкий и лаконичный. Он очень сильно ограничен в количестве архитектурных элементов. Основными материалами для строительства стали железо, стекло и бетон, аналогичный тому, что производит Завод ЖБИ Тобольск. Белая штукатурка придает всему строению свежесть и чистоту. Старый дом, стоявший […]

Экстравагантный жилой дом в Израиле, поражающий роскошным и открытым интерьером

Расположенный в тихой сельской местности в Шароне (Израиль) этот прекрасный дом был создан архитектором Нестором Сандбэнком. Подобное яркое строение – нечастый гость в тихом районе. Для архитектора необычность проекта была связана с тем, что он был неограничен в средствах, а кроме того одним из условий было строительство бассейнов. И первое, и второе крайне необычно для […]

Прямоугольный дом, идеальный для комфортного проживания. Израиль

Дом под названием SL House – это современная минималистская резиденция в пригороде, сооруженная на участке в 475 квадратных метров в Тель-Авиве, Израиль. Своей формой строение напоминает прямоугольную коробку, прозрачную спереди и сзади и закрытую по бокам. Для внешней отделки здания была использована серая штукатурка. Она отлично контрастирует с поверхностью бассейна, а также дворика с большим […]

Несколько фасадов одного дома

Это здание было спроектировано израильской архитектурной студией Pitsou Kedem Architects. Строительные работы сопровождались архитекторами от закладки фундамента до сдачи дома заказчику. На самом деле, это частный дом, рассчитанный на комфортное проживание одной семьи. Но с внешней стороны здания ничто не выдает тот факт, что это дом. Он отличается удивительной формой — прямоугольником, внутри которого можно […]

Авангардный инопланетный дизайн виллы в Израиле

Это удивительное строение, напоминающее инопланетный космический корабль, расположено на средиземноморском побережье, в городе Ашдод (Израиль).

Тайна «Дома К». Причуды восточной архитектуры

Дом, построенный в сельской местности центральной части Израиля, выглядит причудливым строением. Тяжелая деревянная решетка, закрывающая стены дома снаружи, напоминает о восточных традициях в архитектуре. «Дом К», спроектированный компанией Ауэрбах-Галеви (Auerbach-Halevy) и вправду трудно классифицировать и с первого взгляда… и со — второго. Дом выглядит конструкцией, высотой 9 метров, состоящей из бетонных блоков без окон и […]

Ben Ami House — две половинки одного дома

Этот бетонный дом в Израиле был построен архитекторами из компании Shilo Benaroya. Все комнаты в доме поделены между соответствующими друг другу бетонными блоками общего строения.

Zaha Had >Бюро Zaha Hadid Architects построит новый район на западе Москвы. В связи с этим событием вспомним главные проекты британского бюро в России: как реализованные, так и пока находящиеся в процессе разработки

Рублево-Архангельское

Архитектурное бюро Zaha Hadid Architects совместно с творческим производственным объединением «Прайд» стали лауреатами конкурса на строительство нового района на западе Москвы. Проект умного города включает строительство жилых комплексов на 66 500 жителей, офисных площадок, школ, транспортной инфраструктуры, торговых площадей и культурных учреждений.

Новый район займет территорию в 400 га, при этом треть пространства отведена под парки и лесную зону вокруг Москвы-реки с озером в центре. В 2020 году начнется строительство новой ветки метро, которая соединит Рублево-Архангельское со станцией Шелепиха Большой кольцевой линии. Градостроители уверены, что новый культурный и офисный хаб поможет разгрузить центр в условиях продолжающегося роста столицы.

Проект построен на тесной интеграции естественной и искусственной среды с использованием современных эко-технологий: архитекторы работали над оптимизацией потребления и производством локальной энергии, удобстве использования электротранспорта и повышением эффективности работы всей инфраструктуры.

Архитекторы сделали проект антропоцентричным, особое внимание уделяя проблеме формированию сообществ и созданию новых культурных связей. «Работая вместе командой специалистов России и Европы, мы развивали идею умного города, который с помощью технологий, но также и с помощью организации публичных пространств поможет создать высококлассную архитектуру XXI века» — комментирует диретор проекта Zaha Hadid Architects Кристос Пассас (Christos Passas).

Zaha Hadid Architects продолжит работу над Рублево-Архангельским вместе с еще двумя консорциумами-победителями —японской фирмой Nikken Sekkei совместно с российским бюро UNK project и итальянской фирмой Archea Associati совместно с ABD architects.

Филармония в Екатеринбурге

Под крышей нового здания Свердловской филармонии — еще одного совсем недавно аннонсированного проекта Zaha Hadid Architects — появятся два концертных зала (большой на 1,6 человек и камерный на 350 человек), лаунж-зона, офисы и «зеленая зона». Источником вдохновения для архитекторов служила волна, олицетворяющая застывшую в пространстве мелодию. Конструкция здания символизирует единство света и звука, архитектуры и музыки.

Здание филармонии архитекторы гармонично вписали в архитектурный ансамбль существующего окружающего пространства со Школой искусств и ремесел и усадьбой Круковского, а стеклянный фасад здания будет выходить на обновленный Сад Вайнера.

«Технопарк» в Сколково

Здание «Технопарка» по заказу «Сбербанка» разместится на территории 8 гектаров в российской Силиконовой долине, Сколково. Проект выбирали сотрудники, которым предстоит работать в новом здании — в результате голосования в конкурсе победила работа Zaha Hadid Architects, хотя руководство склонялось к предложению другого известного архитектора, Нормана Фостера (Norman Foster), с которым компания уже работала прежде.

Полностью остекленное, здание внешне похоже на волну или горную вершину. Комплекс будет состоять из нескольких блоков, соединенных переходами в форме стеклянных труб. Он включает не только офисное пространство, но и коворкинги, лаундж-зоны, зоны отдыха и даже блок жилья для сотрудников.

В центре внутреннего пространства и между этажами вырастут футуристичные деревья-опоры. Характерные для творчества Хадид текучие, биоморфные формы в интерьере придают ощущение легкости масштабному зданию площадью 132 000 м².

Dominion Tower

Бизнес-центр премиум-класса Dominion Tower стал первым (и самым громким!) реализованным проектом бюро Zaha Hadid Architects в России. Динамичное переплетение горизонтальных плоскостей привычно меняет традиционное представление о геометрии здания, а облицовка фасада из алюминиевых панелей может выглядеть по-разному в зависимости от угла зрения и степени освещенности.

Архитекторы старались разрушить ощущение стандартизации, которое обычно возникает в бизнес-центрах. В Dominion Tower сделана ставка на общественные пространства, которые позволяют работникам и постителям чувствовать причастность к единому организму, речь здесь идет будто не об одном здании, а о нескольких сразу, гармонично соединенных геометричной черно-белой лестницей в центре Атриума.

Вилла Capital Hill для Владислава Доронина в Барвихе

И, наконец, пожалуй самы нашумевший российский проект: вилла Capital Hill в Барвихе, спроектированная для российского миллиардера Владислава Доронина. Частная резиденция в подмосковных лесах была задумана еще в 2006 году. Ведущим архитектором выступила сама Заха Хадид (Zaha Наdid), а закончил строительство возглавивший после ее кончины Zaha Hadid Architects Патрик Шумахер (Patrik Schumacher).

Читайте также:  Как выбрать материал для строительства

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Руководитель мастерской Noor Architects Михаил Беляков о месте событийной архитектуры в современном мире

Фото предоставлено пресс-службой арт-кластера «Таврида-Арт»

Я называю такой вид работы временным редевелопментом. Его характеризуют точность, слаженность, умение работать с неполными исходными данными и в сжатые сроки. Проекты данной сферы выделяются тем, что их разработка, реализация и демонтаж проводится в считаные месяцы, недели или даже дни. За этот срок архитекторам необходимо изучить заданную локацию, проанализировать характеристики и понять, как выгодно воспользоваться ее преимуществами. Проектировка инфраструктуры для ивента проходит в режиме постоянно меняющейся обстановки. Специалисты должны быть готовы к тому, что организатор заявит о корректировке формата, масштаба или структуры мероприятия.

Фото: Арт-кластер «Таврида»

Инженерные системы должны быть сопоставимы или превосходить по надежности и мощности стационарные аналоги и одновременно с этим быть мобильными. Временный редевелопмент в чем-то схож с коммерческими поп-ап проектами. Однако во втором случае площадки рассчитаны на несколько десятков или сотен человек, а в первом — на тысячи или десятки тысяч. Например, фестиваль «Таврида — Арт» в Крыму за 3 дня посетило 92 тыс. человек. Инфраструктура, инженерия, системы безопасности, сооруженные с нуля в чистом поле, должны были без проблем выдержать такие людские потоки.

Фото предоставлено пресс-службой арт-кластера «Таврида-Арт»

Внимание к деталям играет огромную роль для таких проектов. В случае с безопасностью необходимо предусмотреть все возможные сценарии. Среди них – чрезвычайные ситуации, террористические угрозы, неадекватное поведение людей, внезапное изменение погоды и т.д. Например, при разработке системы безопасности для мероприятий с массовым скоплением людей, определяются зоны безопасности с разным уровнем допуска и с возможностью, при необходимости, управлять поведением толпы в экстренных ситуациях.

Константиновский дворец в Стрельне

Часто временный редевелопмент проводится в знаковых с точки зрения культуры и истории местах, что накладывает дополнительно ответственность. В 2015 году наше бюро занималось разработкой и монтажом конструкций для проведения мероприятий по предварительной жеребьевке Чемпионата мира по футболу-2018. Инфраструктура возводилась в Михайловском саду в центре Санкт-Петербурга, а также на территории Константиновского дворца в Стрельне. Площадь непосредственно зала проведения жеребьевки составила 10 тыс. кв. м, а суммарная площадь всех объектов превысила 20 тыс. кв. м. Второй проект для мундиаля, который разработало наше бюро, был реализован на территории «Лужников». Там под строгим контролем оргкомитета FIFA было сооружено порядка 10 тыс. кв. м.

Фото предоставлено пресс-службой арт-кластера «Таврида-Арт»

Любимый мной принцип временного редевелопмента – не оставлять после себя следов. Руководствуясь данным правилом, работают все крупнейшие специалисты в данной сфере. Фестивали, форумы и саммиты — все это не только масштаб и размах, но и бережное отношение к территории и ландшафту. Архитектор не вмешивается в существующее окружение, изменяя его, а интегрируется в заданную локацию.

Фото предоставлено пресс-службой арт-кластера «Таврида-Арт»

Культура и стиль жизни, связанные с фестивалями, сильно изменились с момента их появления. Многие мероприятия, превратившись из символа контркультуры в популярное мейнстримное развлечение, стали активно использовать визуальное искусство и архитектуру. Как правило, это происходит в формате строительства временных структур и установок, которые обеспечивают визуальные стимулы и дополнительный эстетический опыт. К тому же инсталляции часто выступают в качестве необходимых ориентиров на местности и точек для встречи людей. Даже в условиях ограниченных бюджетов и сроков монтажа временные структуры часто представляют собой захватывающие примеры эффективного и привлекательного дизайна.

Инсталляция «Спектра». Фото: newsubstance.co.uk

Коачелла – это крупный фестиваль музыки и искусств, который ежегодно проходит в одноименной долине в Калифорнии. В прошлом году на фестивале меня привлекла инсталляция «Спектра» от Neuwsubstance. Она представляет собой семиэтажную цилиндрическую башню с винтовой лестницей, которая ведет на смотровую площадку, обеспечивающую 360-градусный обзор. Башня заключена в прозрачные цветные панели. Ночью она освещается тысячами светодиодных фонарей, окрашивающих окрестности в спектрах различных цветов. Снаружи Spectra – впечатляющий архитектурный объект, в внутри территория измерения впечатлений посетителей. Свет, цвет и перспектива здесь меняются с каждым шагом, что дает пространство для размышлений.

Инсталляция ORB

Не стоит забывать и об американском Burning man, который является самой известной площадкой подобного формата. В 2018 году там появилась инсталляция ORB. Надувная сфера диаметром 26 метров была разработана архитекторами Бьярке Ингельом и Якобом Ланге, чтобы парить над посетителями, отражая пространство пустыни в Неваде на ее зеркальной поверхности. Во время заката прожекторы освещали гигантские тени под и вокруг инсталляции. При этом гости фестиваля использовали ORB в качестве навигационного инструмента. Конструкция была сооружена из 30 тонн стали, а на ее изготовление ушло более 1000 часов сварки и шитья. И, как и все иные объекты на Burning man, сфера затем была сдута и удалена, не оставив после себя следов.

Инсталляция ORB

В случае с саммитом G20 инфраструктура встраивалась в существующую архитектуру, едва касаясь исторических фасадов. Фестиваль «Таврида-арт» был интегрирован в складки местности бухты Капсель. Активный рельеф усложняет работу, но делает ее более интересной.

Сегодня временный редевелопмент объединяет городскую, параметрическую, ландшафтную архитектуру, световую, звуковую, социальную инженерию и т.д. С каждым годом мероприятия международного масштаба становятся все больше, сложнее и разнообразнее. Просто «поместить» большую сцену посреди поля уже недостаточно. Событийное проектирование можно сравнить с созданием своеобразных многофункциональных городов, которые в нужный момент «растворятся в воздухе» без какого-либо негативного воздействия на локацию.

«Если один из хрущевки согласится на переселение – всё, дом снесут»: московский архитектор рассказал казанцам правду о реновации

Наделало переполоха среди жителей казанских хрущевок заявление новоиспеченного вице-премьера РФ Марата Хуснуллина, что после Москвы программу реновации жилья можно «начать отрабатывать на крупных городах». То, что Казань непременно войдет в число этих «крупных городов», сомнений ни у кого не вызвало, ведь Хуснуллин – бывший глава Минстроя РТ, да и вообще мы третья столица… Народ в пятиэтажках, соответственно, разволновался, а «Вечерняя Казань» решила поинтересоваться у московского эксперта, какие подводные камни таит в себе эта самая реновация, чтобы люди знали, к чему готовиться.

На наши вопросы ответил зампред совета по жилищной политике Союза архитекторов России Юрий Эхин.

– Юрий Брониславович, вы часто выступаете в федеральных СМИ с критикой московской программы реновации. В чем заключаются ваши главные претензии к проекту, призванному переселить людей из стареньких хрущевок в новые комфортабельные дома?

– Во-первых, дома, которые возводят сейчас в Москве по программе реновации, гораздо менее долговечны, чем те, которые сносят. Я уж не говорю про кирпичные хрущевки, срок службы которых составляет 150 лет. Даже панельные дома, если мы говорим о так называемых «несносимых» сериях, рассчитаны на 125 лет, причем этот срок не предельный. А высотки из монолитного каркаса с многослойными стенами, где есть пористый кирпич, утеплитель, примерно через 30 лет придут в негодность, как признают сами застройщики. Стены там начнут промерзать, сыреть, появится грибок и так далее, и дома нужно будет опять расселять. О том, что эта проблема встанет в полный рост, мы, специалисты, говорим уже три года, с самого начала реализации программы реновации.

Читайте также:  Оптимальный матрас для дивана

– То есть через 30 лет придется запускать новую программу переселения?

– Совершенно верно. И тут есть еще один подводный камень. По Жилищному кодексу РФ и закону «О приватизации жилищного фонда в РФ» земля под домом принадлежит собственникам жилых помещений, а по закону о реновации люди якобы сами изъявляют желание подарить свои земельные участки в обмен на квартиры в новых домах. Поэтому, когда по названным мною причинам эти новые дома перейдут в разряд аварийных, их обитателей, как и участников программы расселения аварийного жилья, уже никто не будет спрашивать, где они хотят жить. Их можно будет переселить в любую точку муниципального образования, в вашем случае Казани.

– В свое время московские власти обещали жителям хрущевок, что новые дома, в которые их переселят, будут не выше 14 этажей. Сдержали слово?

– Это были пустые обещания, когда жителей уговаривали на реновацию. На самом деле есть дома в 50 этажей и даже в 72. Понятно, что более плотная и высотная застройка на месте хрущевок сделает среду обитания гораздо менее комфортной – там не остается места ни для парковок, ни для озеленения.

– Объясните на пальцах, как происходит переселение в Москве. Многоэтажную свечку втыкают посреди хрущевок и люди терпят стройку под окнами в ожидании лучшей жизни?

– Да, так называемые стартовые дома возводятся в существующих микрорайонах. После того как такой дом построят, туда переселяют людей из соседних пятиэтажек, которые потом сносят и идут дальше по «веерной» системе.

– А как при этом решается вопрос с коммуникациями? Их меняют? Ведь если на месте снесенных пятиэтажек поставить высотки, водопроводные и канализацонные трубы не справятся с такой нагрузкой.

– На сегодняшний день дома подключают к уже существующим коммуникациям, и если это один дом на микрорайон, то это серьезно не сказывается на водоснабжении и канализации. Но когда объемы вырастут и программа реновации войдет в запланированный масштаб, то одному богу известно, как поведут себя магистральные сети и откуда возьмутся новые инженерные мощности. Но реноваторы этого не понимают, что, впрочем, неудивительно. Ведь среди них нет ни одного строителя или градостроителя. Мэр Сергей Собянин – технолог-машиностроитель, а по второму диплому – юрист, бывший вице-мэр, а теперь вице-премьер Марат Хуснуллин – экономист, председатель Комитета Госдумы РФ по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская – программист и т. д.

– Есть ли какая-то возможность отказаться от участия в программе реновации?

– Да. Для этого, как только дом включат в программу реновации, не менее трети собственников квартир должны заявить о своем желании выйти из программы. Если этого не сделать до того, как хотя бы один собственник квартиры в хрущевке подпишет договор, согласившись на переселение, то все – остальные жильцы не смогут отказаться от реновации, дом снесут.

– То есть если жильцы не хотят реновации, они, едва дом включили в программу, должны срочно созывать общее собрание и собирать подписи? Но ведь люди могут узнать о том, что дом включен в программу, слишком поздно, как это у нас часто бывает.

– Могут, поэтому нужно быть начеку, необходимо внимательно мониторить решения властей, следить за документами.

– В Казани жители хрущевок боятся, что в отличие от Москвы их в процессе реновации не оставят в том же микрорайоне и даже в районе, а выселят на окраину.

– Такие опасения имеют под собой основания. Все будет зависеть от того, какие законы о реновации примут на федеральном и на местном уровнях. Реновация в Казани и других городах не может проходить по той же схеме, как в Москве, где на нее тратятся огромные бюджетные деньги – 3,5 трлн рублей. Возможны другие схемы, которые предусмотрены Градостроительным кодексом РФ. Это так называемые программы комплексного устойчивого развития территории, согласно которым городские власти заключают контракт с инвестором-застройщиком. И уже застройщик делает проект развития старого микрорайона, переселяет людей, сносит дома и т. д. Это тоже очень непростой и, как показал опыт Москвы, очень скандальный путь. У нас в Кунцево целая война: жители дошли до Верховного суда РФ, не желая переселяться, и еще неизвестно, чем все закончится.

– Получается, реновация – зло при любом раскладе?

– Не при любом. Пока закон о реновации принят только в границах города Москвы. Что касается других субъектов Федерации, то в Госдуме лежит два таких законопроекта. Один внесла «Справедливая Россия», другой – законодатели Санкт-Петербурга. В них, в отличие от Москвы, есть положение о реконструкции. Поскольку в регионах нет столько бюджетных денег, как в столице, это может стать решением проблемы устаревающего фонда пятиэтажных домов, их модернизации до уровня современного жилья. Например, в Германии, в Финляндии пошли именно по пути реконструкции. Для этого есть отлично зарекомендовавшая себя технология модернизации пятиэтажек с надстройкой трех-четырех этажей без нагрузки на основные конструкции здания. Перед реконструкцией пятиэтажку расселяют, меняют все коммуникации, вычищают старую «столярку», срезают балконы, делают перепланировку квартир. Вокруг возводят дополнительный фундамент на буронабивных сваях, поднимают мощные «ноги» из монолитного железобетона, внутри которых размещают лифты и лоджии, а выше надстраивают жилые этажи. Все работы выполняют за 9 месяцев. Стоимость такой реконструкции на 40% ниже, чем снос пятиэтажки и строительство вместо нее девятиэтажки, а срок службы реконструированной хрущевки продлевается на 125 лет! Дом, реконструированный по данной технологии в Москве архитектором Алексеем Кротовым, не дал ни одной трещины за 16 лет, чем не могут похвастаться большинство новых домов.

Ссылка на основную публикацию