На Марс сквозь космос безвозвратно, но с новыми надеждами

Более 100 тыс. человек готовы полететь на Марс безвозвратно

Более 100000 человек стремится сделать своим домом другую планету. Они подали заявку на поездку в один конец на Марс, в надежде быть выбранными, чтобы провести остаток своей жизни на неизведанной территории, в соответствии с планом организации пилотируемых полетов.

Проект Mars One хочет колонизировать красную планету, начиная с 2022 года. Есть финансовые и практические вопросы об этом предприятии, которые не были выяснены. Хватит ли денег? Смогут ли люди действительно выжить на Марсе? Но это не помешало 30000 американцам подписаться на заявку.

“Вы можете увидеть некоторых из кандидатов на веб-сайте проекта, но они не единственные, кто подали заявки”, – сказал Бас Лансдорп, генеральный директор и соучредитель проекта. “Существует также очень большое количество людей, которые все еще находятся в их профиле, но либо они решили не платить сбор за подачу заявления или они все еще в стадии заполнения анкеты или своего резюме. Таким образом, люди, которых вы можете увидеть в онлайне, являются только теми, кто заполнил анкету и чей профиль выбрала общественность”, – добавил Бас Лансдорп.

Процесс подачи заявки

Любой желающий старше 18 лет может подать заявку, но плата зависит от национальности пользователя. Для американцев – это $ 38, если вы находитесь в Мексике – это всего лишь $ 15.

Компания заявила, что устанавливает цену на основе валового внутреннего продукта на душу населения каждой страны. “Мы хотели, чтобы цена была достаточно высокой, чтобы люди действительно задумывались об этом, и достаточно низкой для тех, кто сможет себе это позволить”, – комментирует Лансдорп.

Первая экспедиция на Марс обойдется в $ 6000000000. Эти деньги предполагается получить не только от спонсоров, но и от СМИ, которые хотят получить право на съемку документальных фильмов о колонизировании Марса и ведение трансляций с красной планеты для своих зрителей. Из заявителей Проект Mars One выберет группу из 40 астронавтов различных национальностей в этом году. Четыре из них – двое мужчин и две женщины – уже объявлены и полетят на Марс в сентябре 2022 года, посадка состоится в апреле 2023 года. Другая группа из четырех человек полетит два года спустя, в соответствии с планом проекта. Никто из них не вернется на Землю. Астронавты будут проходить необходимое обучение почти 8 лет. В соответствии с проектом сайта, они узнают, как восстановить среду обитания, выращивать овощи в замкнутых пространствах, а также решать серьезные медицинские проблемы,связанные со стоматологическим содержанием, растяжением мышц и переломом костей”.

“То, что мы хотим сделать, – это рассказать об этой истории миру”, – говорит Лансдорп. “Когда люди прилетят на Марс, они осядут на Марсе и построят новую Землю, новую планету – это одна из самых интересных вещей, которые когда-либо происходили, и мы хотим поделиться историей со всем миром”.

Как будет колонизирован Марс?

Каждый посадочный аппарат, который отправляет проект на Марс, сможет перевозить около 5511 фунтов необходимой нагрузки. Ожидается восемь миссий для перевозки более 44 000 фунтов поставок и человек. Капсулы для людей, вес которых не входит в это число, станут частью среды обитания.

Продукты питания и солнечные панели будут идти в капсулах. Земля не будет отправлять большое количество воды или кислорода, так как те будут изготовлены на Марсе. Космонавты будут фильтровать воду из марсианского грунта. Из воды мы можем сделать водород и кислород, и мы будем использовать кислород для дыхания в атмосфере внутри среды обитания. Это напоминает терраформинг, процесс, в котором условия планеты изменяются, чтобы сделать ее пригодной для жизни, но Лансдорп сказал, что это не так.

«Мы создадим атмосферу, которая выглядит как атмосфера на Земле, так что можно сказать, что мы осуществляем терраформинг обитания. Но терраформинг всей планеты – это проект, на который уйдет сотни и сотни лет”,- добавил он.

Несмотря на риски космических путешествий, основатель проекта Mars One сказал, что он убежден в жизнеспособности проекта. Однако, некоторые эксперты космических путешествий считают, что риски слишком высоки для выполнения пилотируемых полетов на Марс, на расстояния, которые люди никогда не путешествовали.

Радиационная составляющая является большой проблемой. NASA не позволяет их астронавтам подвергать себя уровню радиации, которые могут увеличить риск развития рака более чем на 3%. “Для поддержания стандарта радиационного облучения, которые использует NASA, максимальное время, которое астронавт может потратить в пространстве колеблется от 300 дней до 360 дней при минимальной солнечной активности”, -утверждает Эдди Семонес, офицер космических полетов NASА. Путешествие на Марс и обратно может подвергнуть астронавтов максимальному количеству излучения в соответствии с действующим стандартом NASA, согласно данным недавнего исследования ученых из космического агентства. Mars One планирует одностороннее путешествие, которое так же не отменяет проблемы, и пребывание на Марсе может подвергнуть астронавтов даже большей радиации, в зависимости от того, как долго они планируют там оставаться и какие защитные условия у них будут.

Радиационные повреждения клеток ДНК приводят к гибели клеток или к постоянным изменениям, которые могут привести к раку. Тем не менее, нет никаких убедительных доказательств и подтверждений тому, влияют ли облучения взрослого на его последующее потомство.

“На орбите Земли астронавты подвергаются большей концентрации космического фонового излучения в дополнение к заряженным частицам в верхних слоях атмосферы от солнца”,- сказал Роберт Дж. Рейнольдс, эпидемиолог из Университета Научного центра здоровья Техаса.

Когда космический аппарат движется в глубокий космос, человек на борту будет подвергаться еще большему космическому излучению от солнечных частиц, которое является “довольно опасным”,- добавил Рейнолдс.

Так же Рейнольдс заметил, что риск смерти космонавта от рака ниже, чем у населения в целом, потому что они, как правило в форме, хорошо питаются, не курят и подвергаются тщательному контролю со стороны врачей. Конечно, ни один из них не был на Марсе.

Семонес подчеркнул, что НАСА не занимается вопросами здоровья от последствий колонизации Марса, акцентируя внимание на короткое признание миссии на поверхности Марса. “Мы не ищем в колонизации Марса что-нибудь. Мы не концентрируем наше исследование на такого рода вопросах.”

Можно ли это сделать?

Mars One не единственная группа, которая,надеясь оставить след в истории, хочет послать людей на Красную планету. Организация Mars Foundation хочет отправить двух человек – мужчину и женщину в 501-дневное путешествие вокруг Марса, без совершения посадки в 2018 году.

В это время еще нет технологии, которая может защитить астронавтов от избытка космического излучения. “Максимальное количество дней пребывания с нашими стандартами составляет порядка 500 дней. Таким образом, любая миссия, которая будет превышать 500 дней,просто не выполнима”,- утверждает Семонес.

Рейнольдс согласился: “На данный момент это совершенно невозможно, чтобы попытаться послать кого-нибудь на Марс, если мы не можем туда попасть быстрее, хотя мы разрабатываем лучшую защиту для космических кораблей”.

“NASA работает над двигателями, способными сократить время в пути на Марс к 2030-м годам, однако эти системы не будут готовы в течение многих лет”,- Крис Мур, заместитель директора НАСА современных систем разведки, для CNN в этом году. “В то же время,- сказал Мур,- инженеры могли бы попытаться ограничить при проектировании космического аппарата воздействие на туристов таким образом, чтобы он обеспечивал более высокий уровень защиты”.

Но один из основоположников Mars One Бас Лэнсдорп настаивает, что его группа людей совершит посадку на Марс к 2023 году. “Риски космического путешествия в целом уже очень высоки, поэтому излучение действительно наше не самое большое беспокойство”-, сказал он.

Если все это кажется вам нормальным, вы все еще можете зарегистрироваться.

Но помните: вы никогда не сможете вернуться домой.

Когда мы полетим на на Марс? В 2033-м или, скорее, в 2060-м?

В декабре 2017 года президент США Дональд Трамп подписал директиву, согласно которой аэрокосмическое агентство NASA должно подготовить программу возвращения американских астронавтов на Луну и «рассмотреть перспективность пилотируемых миссий на Марс и другие планеты Солнечной системы». Перед агентством поставили четкие даты: в 2024 году человек должен высадиться на Луну, в 2033 – на Марсе. Однако эксперты индустрии уверены, что миссия на Марс будет гораздо сложнее, чем вся программа «Аполлон» 1960-х годов, поэтому 2033 год – слишком нереалистичная дата.

«Луна станет полигоном для проверки наших возможностей отправиться на Марс», — заявил глава NASA Джим Брайденстайн на прошлой неделе в ходе ежегодного мероприятия Human to Mars.

«Луна – это наша возможность как можно быстрее и безопаснее достигнуть Красной планеты. Именно поэтому мы сперва полетим на Луну».

Однако по словам Роберта Ховарда, главы лаборатории, занимающейся разработками будущих космических жилищ в Космическом центре имени Линдона Джонсона, вопрос отправки человека на Марс связана не столько с техническими и научными сложностями, сколько с бюджетом и политической волей.

«Многие люди хотели бы, чтобы мы повторили момент «Аполлона». И многие хотели бы, чтобы наш президент стал, и как в свое время Кеннеди заявил, что мы обязаны сплотиться вокруг этой цели и выполнить ее», — прокомментировал Ховард.

«Миссия на Марс в принципе осуществима к 2027 году, но это маловероятно. Я думаю, что при нашем нынешнем подходе нам повезет, если мы сможем отправиться туда хотя бы к 2037 году».

Пессимистичный прогноз Ховарда разделили и другие специалисты, принявшие участие на мероприятии по разбору вопросов освоения дальнего космоса. Некоторые даже заявили, что о Марсе нам не стоит мечтать вплоть до 2060 года.

От разработки, производства и тестирования ракет и космических кораблей до знаний о том, как лучше всего выращивать салат в космосе – все эти знания обязательно пригодятся в осуществлении столь амбициозной миссии. Сами подумайте. До Марса в одну сторону лететь целых шесть месяцев. Это вам не три дня расслабленного путешествия к Луне. Вся же миссия к Красной планете может занять два года, поскольку Марс и Земля сближаются друг с другом на максимальное расстояние только один раз за 26 месяцев. И это окно следует учитывать.

Ключевая проблема, которую ученые должны решить перед отправкой человека на Марс – защита астронавтов от космической радиации и солнечного излучения, отмечает Джули Робертсон, глава научных миссией NASA для Международной космической станции.

«Вторая проблема – это еда. Текущие системы выращивания свежих продуктов не очень удобны, не очень портативны и не очень годятся для того, чтобы брать их с собой в полет к Марсу», — добавила специалист.

Кроме того, существует ряд вопросов, связанных с поддержанием здоровья астронавтов в ходе полета к Красной планете, в ходе их работы на ее поверхности, а также в ходе возвращения людей обратно на Землю. Мы должны научиться проводить сложные хирургические операции и решить другие медицинские проблемы в случае любой неожиданной ситуации.

«Я думаю, что одна из проблем, требующих решения, связана со скафандрами», — добавляет Дженнифер Хелдман, планетолог из NASA.

Одним из самых неудачных элементов скафандров миссий «Аполлон» были их перчатки. Они сильно раздувались, сковывая движения астронавтов при работе. Эксперты отмечают, что впервые за 40 лет в NASA ведется разработка нового скафандра, однако на его доработку и первое пробное использование на борту Международной космической станции потребуется еще несколько лет.

На Марсе мелкие частицы пыли станут еще более серьезной проблемой, чем были на Луне. Астронавты миссии «Аполлон» по возвращении на Землю привозили большое количество пыли в пилотируемых модулях. В свою очередь сохранение стерильности марсианских жилищ является критически важным аспектом, особенно для миссий, в рамках которых людям придется жить на Красной планете в течение несколько месяцев.

Читайте также:  Как придать небольшой квартире максимальную функциональность

Технологий, необходимых для добычи полезных ископаемых на Марсе (воды, топлива и кислорода), нужных для выживания людей, еще не существует. Они разрабатываются, но их первые реальные испытания могут начаться в лучшем случае лишь к концу следующего десятилетия, когда на Луну полетят первые пилотируемые экспедиции.

Кроме того, нам необходимо решить самый фундаментальный вопрос: как сохранить рассудок людей, которым придется испытывать серьезный психологический стресс в течение двух лет, пока будет длиться миссия? На возникшие проблемы реагировать в реальном времени не получится. Радиосообщения между Землей и Марсом в одном направлении могут идти от 4 до 24 минут. NASA собирается организовать с участием МКС учения с задержкой связи, но, опять же, случится это не раньше, чем через несколько лет.

Эксперты уверены, что для освоения Марса нам потребуется разработка и использование специализированного искусственного интеллекта, который будет помогать астронавтам в жизни и работе на Красной планете. Исходя из всего этого задача по отправке человека на Марс к 2033 году видится крайней маловероятной.

«Дело не только в бюджете. Речь также идет об организационных вопросах и о том, как быстро NASA сможет справиться с рядом технических проблем одновременно», — комментирует Бхавья Лал из Института общих научно-технологических проблем.

Более реалистичным сроком первых пилотируемых миссий на Марс Лал рассматривает 2039 год.

Обсудить новость можно в нашем Telegram-чате.

Билет в один конец. Кандидаты на участие в Mars One знают, что не вернутся

Mars One — нидерландский проект безвозвратной экспедиции на Марс. По задумке организаторов, в 2023-м году группа из четырёх добровольцев отправится на красную планету и останется там навечно, земляне будут наблюдать за жизнью колонизаторов в формате реалити-шоу. Сразу заявлено, что на Земле и Красной планете абсолютно разные условия жизни, и тот, кто побывал на Марсе, уже не сможет существовать здесь. Возвращение экипажа — задача невыполнимая. Некоторые учёные уже заявили, что считают грядущую экспедицию массовым самоубийством.

Тем не менее, заявки на участие в экспедиции подали 200 тысяч человек со всего мира. Во второй тур прошли 52 россиянина. АиФ.ru поговорил с претендентами на участие в миссии о том, почему они собираются навсегда покинуть Землю.

Илья Храмов: «Гагарин полетел, и я смогу»

Тольяттинец Илья Храмов прошёл первый отборочный тур для проекта Mars One. Из 200 тысяч претендентов выбрали только 1058 человек. Инженер-конструктор АвтоВАЗа не боится, что может больше никогда не увидеть Землю, и уверен, что через десять лет именно он станет одним из первых колонизаторов красной планеты.

25-летнего Илью Храмова уже узнают горожане. На улице Коммунистическая он здоровается с жителем Тольятти и говорит, что не знаком с ним, но, скорее всего, мужчина видел его по телевизору.

«СМИ меня одолевают, звонят каждый день. Как только стало известно, что во второй тур Mars One прошли 1058 человек, среди них 52 россиянина, в том числе и я, телефон не умолкает», — говорит Илья.

В мае Илья увидел информацию о наборе колонизаторов на Марс и одним из первых жителей России поместил свой видеоролик на сайт Mars One. Конкурсанты должны были убедить организаторов, почему именно они должны лететь на красную планету, доказать, что у них есть чувство юмора и затем рассказать о себе.

Кандидат в колонизаторы Марса показывает видеоролик, который они сняли вместе с другом. В шапке-ушанке и тельняшке Илья на английском языке шутит, что можно не сомневаться, он настоящий русский, потому что именно так все в России и одеваются.

«К видеоролику я приложил анкету и мотивационное письмо, в котором составил свой психологический портрет. Всё отправил, посмотрел, что участвуют более 200 тысяч людей, и, честно говоря, не надеялся дальше пройти», — признаётся Илья.

Конкурсное видео Ильи Храмова

В начале января тольяттинец уже не сомневался в своем желании покинуть навсегда планету Земля и отправиться на неизведанную планету. На электронную почту молодого человека пришло письмо, в котором подтвердилось, что он успешно прошёл первый отборочный тур и должен готовиться к следующему этапу — прохождению медицинской комиссии и личному собеседованию.

«Увидел письмо и думаю, всё, назад дороги нет. Буду всё делать для того, чтобы пройти все отборочные туры. Не сомневаюсь, что успешно пройду медицинское обследование, — говорит Илья. — Я уже взял отпуск, чтобы успеть подготовить все документы для второго тура. У меня идеальное зрение, спортивное телосложение и к тому же я не пью и не курю. Для собеседования тоже готов, свободно владею разговорным английским».

«Привези магнитик»

Илья показывает выцветшую фотографию, на которой ему три года. Голубоглазый ребёнок сидит на руках мамы. Этот снимок молодой человек обязательно возьмёт с собой на Марс. О своём участии в проекте Mars One сын сразу сообщил своей маме Ладе Юрьевне.

«Мама скептически относится к моему желанию улететь на Марс. Она даже всерьёз не воспринимает этого, смеётся надо мной. Без особой радости рассказывает, на каком канале меня опять показывали», — признаётся Илья.

Храмов говорит, что с раннего детства его воспитывали на фантастической литературе. Дома на книжной полке стоят книги Кира Булычева и братьев Стругацких. Из армии тольяттинец привёз много произведений писателя-фантаста Сергея Лукьяненко, которого постоянно перечитывает.

«Меня всегда манило будущее и неизвестное в литературе, а возможность полететь на Марс — это воплощение мечты и шаг к будущему. Я не хочу прославиться через этот проект, для меня важнее изменить свою жизнь. Юрий Гагарин и Нил Армстронг не побоялись полететь, поэтому и мне не страшно», — объясняет своё желание отправиться в космос участник проекта Mars One. Храмов не боится, что не вернётся, к такой судьбе он готов.

Друзья поддерживают Илью, хотя признаются, что до того, как их друг ещё не прошёл первый тур, они не верили в его успех. Кто-то пытался отговорить, просили остаться, потому что будут скучать. Теперь пишут ему сообщения: «Привези магнитик с Марса» или «Ты же знаешь, я бы вышел хорошим бортмехаником, бери меня с собой».

Молодому человеку звонит друг, Илья говорит, что перезвонит попозже и рассказывает про то, как будет жить без близких ему людей.

«На Марсе появится возможность общения с близкими мне людьми, поэтому я не буду чувствовать себя там одиноким. Для этого в 2018 году запустят два спутника, которые будут осуществлять связь между астронавтами и Землей, — говорит Илья. — В случае перенаселения Земли, я думаю, что кто-то из близких людей сможет прилететь ко мне, я место им займу».

Обязанности колонизаторов

Первые четыре колонизатора должны будут заниматься обустройством космической базы, проводить обслуживание техники и исследовать планету.

«Меня увлекают исследования, которыми я смог бы заниматься на Марсе. К тому же, в случае поломки я смогу починить оборудование. Девять лет нас будут готовить к полету, поэтому можно не сомневаться в том, что отправимся в космос подготовленными», — говорит Илья.

Молодой человек показывает татуировку на руке, на которой изображено то, что он не сможет взять с собой на Марс: барабаны, гитара, книги, город и кассеты.

«Придется оставить на Земле и сноуборд, но, думаю, что и там смогу придумать нечто подобное и прокачусь по марсианской пыли на доске», — говорит Илья.

Восьмого марта пройдёт очередной отборочный тур. Тогда станет известно, увеличит ли Илья свои шансы улететь на Марс или всё-таки останется на Земле, несмотря на мечты о космосе.

Анастасия Бархатова: «Улечу навсегда — это будет интересно»

Анастасия Бархатова закончила челябинский университет по специальности «микробиолог». Работает лаборантом на станции переливания крови, говорит, в её обязанности входит проверка крови на наличие ВИЧ и гепатита. О том, что можно стать участником проекта по переселению на Марс, случайно узнала из заметки на нидерландском сайте.

«Я тут же подала заявку, — рассказывает Настя. — Она должна быть на английском языке. Я его знаю и совершенствую, это официальный язык экспедиции, на следующих этапах будут предъявлены требования к уровню владения им. Ещё нужно было изложить свою мотивацию, чтоб организаторы понимали, что толкает меня на Марс».

Вошла в полпроцента избранных

Родственники Анастасии — физики по образованию. Бархатова признается, что с детства увлекалась космосом, микробиологией и научной фантастикой, «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова была её любимой книгой. Увлекалась, но не до фанатизма. О том, что может побывать на Марсе, до проекта даже не думала.

«Я попала в полпроцента избранных, это не может не радовать, — откровенно рассказывает Бархатова. — Принять участие в фантастически интересном проекте изъявили желание почти двести тысяч человек из ста сорока стран мира, в итоге первый этап прошли чуть больше тысячи человек. В их числе — я».
Настя говорит, узнала о своей победе на первом этапе 1 января, из официального электронного письма. Для неё это был самый лучший новогодний подарок.

Настя родилась в Верхнеуральске. Окончила ЧелГУ, практику проходила в НИИ в Оболенске, устроилась работать на станцию переливания крови, как и планировала на последнем курсе вуза. О том, что участвует в проекте колонизации Марса, не знали ни родственники, ни коллеги. До последнего — пока Настя не победила в первом этапе.

Не размениваться на размышления

«Родственники, по-русски сказать, обалдели, — рассказывает Настя. — Коллеги тоже. Путешествие на Марс — это билет в один конец. Сразу заявлено, что на Земле и Красной планете абсолютно разные условия жизни, и тот, кто побывал на Марсе, уже не сможет существовать здесь. Но я не переживаю и не боюсь: проект слишком значителен и глобален, чтобы размениваться на размышления. Да, нам нельзя будет рожать детей и создавать семьи — но я согласна пожертвовать привычным укладом ради жизни на Марсе. Улечу навсегда — это очень интересно».

Как сообщается на официальном сайте проекта, среди прошедших первый этап — люди в возрасте от 18 до 81 года. Главное условие для всех претендентов — отличное здоровье: стопроцентное зрение, давление в пределах нормы, никаких хронических заболеваний, рост от 157 до 190 сантиметров. Дальше счастливчиков ждут новые испытания, пока не разглашается, какие именно.

«Я очень жду следующих этапов, — рассказывает микробиолог. — Знаю, что в случае успеха мне предстоит десятилетняя подготовка к путешествию, ведь само переселение назначено на 2025-й год. К 2015-му году будут сформированы шесть групп по четыре человека, а на 2018-й год назначена отправка первых аппаратов-роботов на Марс».

Узнав о победе в международном проекте своей землячки, челябинцы отреагировали по-разному. Кое-кто считает переселение не Марс не более, чем очередной «уткой», другие уверены, что прохождением отбора всё и ограничится, и никто в космос не полетит, третьи, и их большинство, искренне рады за Анастасию. И даже немного ей завидуют.

На Марс слетаешь, но не запомнишь. Радиация может «испечь» мозг космонавтов-первопроходцев

Валерия Шафирко

«Мы раскрыли очень серьезные изменения в поведении мышей и работе их мозга, возникшие через полгода их облучения реалистичными дозами нейтронов. Мы стали первыми, кому удалось показать, что реализация планов NASA по путешествию к Марсу будет сопряжена с повышенным риском», — заявил Чарльз Лимоли (Charles Limoli) из университета Калифорнии в Ирвайне (США), его слова приводит РИА «Новости».

В последнее время врачи активно изучают последствия длительного пребывания в космосе для человека. Ученым уже удалось раскрыть ряд угроз для здоровья исследователей дальнего космоса.

Источник фото: pixabay

Читайте также:  Кровельные материалы

Но, как отмечают исследователи, такие эксперименты часто вызывают массу споров из-за того, что ученые наблюдают не за реальным действием космических лучей, а очень мощных пучков тяжелых или легких ионов или прочих разогнанных частиц, которые имитируют их действие.

Кроме того, разные группы исследователей приходят к противоположным выводам из-за того, что используют одни и те же типы частиц, но в разных дозах или облучают животных разными способами. Это все не позволяет точно оценить, как именно радиация будет влиять на здоровье мозга экипажа МКС и будущих лунных или марсианских колонистов.

Лимоли и группа его коллег попытались ликвидировать эти разночтения. Они поместили подопытных животных в условия, максимально близкие к тем, в которых будут жить будущие участники экипажа по пути на Марс.

Источник фото: pixabay

Для этого исследователи просчитали, какие типы космических лучей будут сильнее всего воздействовать на астронавтов, и создали специальный излучатель на базе радиоактивного калифорния-252. Продукты его распада оказались очень похожи на тот поток частиц, который будет «бомбардировать» организм членов экипажа при полете к Марсу, в том числе и по составу, и по силе их действия на тело человека и обшивку корабля.

Как и в случае с реальными лучами, по большей части они будут состоять из нейтронов. Недавние эксперименты российских космических медиков показали, что эти частицы могут замедлять формирование новых клеток в мозге животных и влиять на их поведение.

Американские ученые проверили, сохранятся ли данные аномалии при «естественном» уровне космической радиации. Они взяли несколько десятков мышей и непрерывно «бомбардировали» их из генератора излучения. Эксперимент длился полгода.

Работа мозга мышей изменилась за это время. Как обнаружили биологи, нейтроны и фотоны высокой энергии не только подавили формирование новых нервных клеток, но и поменяли взаимодействие друг с другом уже существующих.

Источник фото: pixabay

В частности, облучение сделало клетки центра памяти менее активными и связанными друг с другом. Кроме того, оно ухудшило их способность формировать новые связи с соседями. Похожие изменения произошли в миндалевидном теле и в префронтальной коре мозга подопытных мышей.

В результате, у грызунов стали появляться провалы в памяти и они стали хуже запоминать уже знакомых им сородичей, искать выход из лабиринта, распознавать новые объекты в клетке и решать другие задачи на память.

Также мыши начали избегать контактов с другими грызунами, и испытывали приступы депрессии, панических настроений и других нарушений психики. В частности, они стали реже покидать свои гнезда, проявляли излишнюю осторожность, а также медленнее забывали об уже пережитых опасностях.

Однако сильные нарушения возникали не у всех грызунов — в среднем, нейтронное облучение затрагивало серьезно работу гиппокампа у каждой третьей мыши, а миндалевидного тела — у каждой пятой. Ученые считают, что аналогичным образом они повлияют и людей на пути к Марсу.

Все это говорит о том, что человечеству необходимо понять, как защитить членов экипажей от действия космических лучей или подавить те эффекты, которые они порождают, прежде чем лететь на Марс, считает Лимоли.

Загадили Землю – летим на Марс?

Об авторе: Олег Пивоваров – кандидат технических наук, в 1980-х – и.о. заместителя генерального конструктора КБ “Салют” – ныне ГКНПЦ имени Хруничева.

Фантазия художников уже обживает марсианские просторы. Исследователь на поверхности Красной планеты.

Статьи доктора наук Юрия Караша всегда направлены на инициирование разработок ключевых космических технологий. Однако проблема, поднятая им в статье «Лететь к Марсу или топтаться у Земли» с подзаголовком «Инновационный и бюрократический подходы к освоению космоса» (см. «НГ» от 10.02.09), затрагивает не столько инновационные проблемы, сколько смысловые политические. Хочу представить другую точку зрения на эту проблему.

Сегодня земное сообщество полностью загадило околоземный космос. (Поэтому и не стоит уж слишком сильно удивляться недавнему столкновению на 800-километровой орбите двух космических аппаратов – действующего американского спутника связи и выведенного в 1995 году из состава военной орбитальной группировки российского.) Вокруг Земли крутится, по разным оценкам, от 2 до 4 тыс. тонн отработавших срок космических аппаратов и их фрагментов. Все выше вероятность столкновения запускаемых КА с этими осколками космической деятельности. Уже зафиксированы случаи таких столкновений обитаемых космических станций с такими «космическими пришельцами». Слава богу, что без трагических последствий.

Может быть, человечество (так хотелось бы написать это слово с большой буквы!) наконец созреет для того, чтобы совместными усилиями убрать за собой весь этот мусор? В 2001 году «Независимая газета» опубликовала мою статью «Последний шанс для «Мира» (см. «НГ-науку» от 21.02.01), в которой предлагалось на основе станции «Мир» построить космический завод по переработке космического мусора. Была подготовлена кооперация предприятий во главе с Федеральным центром имени Келдыша и РКК «Энергия», найдены финансовые ресурсы.

Но политический эгоизм руководства США и тогдашняя беспомощность российских властей не позволили реализовать проект. Станция весом 135 тонн (вместе с космическим кораблем «Союз» и грузовым кораблем), каждый килограмм которой стоил более 20 тыс. долл. США, была затоплена с затратами финансовых и экологических ресурсов планеты. При этом сколько грузовых космических кораблей после выполнения функций доставки груза на орбиту за период функционирования станции были затоплены в океане?!

Эта «экологическая деятельность» продолжается и поныне, но уже на Международной космической станции. Каждый грузовой космический корабль, доставивший груз на орбиту, после выполнения своей миссии топится в океане. А если бы проект космической утилизации на «Мире» был осуществлен, то начиная с 2008 года многие тонны ценных материалов уже были бы складированы на «космическом консигнационном складе» и приготовлены для деятельности по освоению Луны и Марса.

Но что случилось, то уже не вернешь. Необходимо, чтобы подобная «планетарная» глупость не произошла с Международной космической станцией после завершения срока ее основного функционирования. Автору настоящей статьи известно, что НАСА весьма серьезно рассматривает планы утилизации космического мусора в контексте будущей судьбы МКС.

Естественным было бы и для России внести достойный вклад в организацию экологически целесообразного использования околоземного космоса. Российский приоритет проекта «Космическая утилизация» закреплен докладом директора Центра глобальных исследований Дипломатической академии МИДа, профессором Г.С.Хозиным на конференции по проблемам космоса в Страсбурге еще в 2000 году. Кстати, для Хозина гибель станции «Мир» стала личной трагедией – он пережил ее лишь на 20 дней.

Сейчас самое время обсудить и приступить к совместной реализации проекта по трансформации Международной космической станции в космический завод по утилизации космического мусора с переводом ее на более высокую орбиту. Это непростая задача для мирового космического сообщества, но очень и очень достойная.

Теперь о Марсе. Каждый, кто посвятил жизнь космосу, мечтает дожить до того дня, когда будут функционировать земные базы на Луне и на Марсе. Подчеркиваю – «земные базы», а не американские, российские, китайские, французские или японские┘ До тех пор пока цивилизация не дозрела до осознания необходимости коллективного освоения Луны и Марса, никому из землян делать на этих космических телах нечего. Время политических демонстраций при освоении космоса безвозвратно прошло.


Долететь до Марса – полдела. Главное – суметь вернуться обратно.
Источник: library.thinkquest.org

Даже при условии сомнений в отнесении задачи очистки околоземного космоса к числу первоочередных позволю себе утверждать, что ни одна из стран Земли сегодня не имеет ни ресурсов, ни политической мотивации, ни морального права на освоение ни Луны, ни Марса. Лозунги типа «Лететь на планету «Хошь ни Хошь» и спасать братьев от разума» (А. и Б.Стругацкие «Понедельник начинается в субботу») – хороший образчик для здорового сарказма.

США пусть сначала займутся приведением в порядок собственного экономико-политического устройства, ибо иначе их расточительная финансовая политика приведет к краху всего мироустройства и планетарной ядерной войне. А потом станут лидерами мирового консорциума по освоению Луны и Марса. России и Китаю неплохо было бы завершить начатые реформы и избавить население собственных стран от нищеты и экологических катастроф. Остальные пусть формируют космические амбиции сообразно своим ресурсам.

Теперь о Международном космическом консорциуме, в котором лидерство США, России, ЕС, Японии, Китая вполне уместно, а уж участие Индии, Израиля, Бразилии очень желательно. Наилучшая первая задача для него – уборка «собственного дома» – околоземного космоса. Выполнение задачи очистки от космического мусора оздоровит земной социум и продемонстрирует его зрелость для выполнения более масштабных проектов.

Затем необходимо двигаться по пути расширения интеграции. Полеты на Луну и тем более на Марс должны быть мультиплицированы – необходимо сформировать несколько последовательных экспедиций, каждая из которых будет развивать успех предыдущей и в случае необходимости в состоянии дублировать предыдущую и выполнить функции по спасению экипажа предыдущей. Если что случится в далеком космосе, человечество (не американцы, не россияне и не китайцы) будет испытывать ужасный шок, глядя, как гибнут лучшие сыны из-за безответственных амбиций честолюбцев политиканов или энтузиастов технарей.

Марс-бросок в один конец

Полететь на Красную планету без возврата хотят тысячи землян

Фото: «Новая газета»

  • Частная голландская компания Mars Оne разворачивает проект подготовки к полету на Марс. С высадкой и организацией там колонии. Но без возврата на Землю.

    Частная голландская компания Mars Оne разворачивает проект подготовки к полету на Марс. С высадкой и организацией там колонии. Но без возврата на Землю. Оказывается, полететь в один конец в несколько раз дешевле, чем туда и обратно. Полет с людьми на борту запланирован на 2024 год. А в прошлом году начался отбор будущих участников экспедиции. За пять месяцев пришло больше 200 тысяч заявок из 140 стран. По результатам первого тура отобрали 1058 человек. Почти треть из них — из США. 52 — россияне. О реалистичности проекта Mars Оne есть разные мнения. Как бы то ни было, очень интересно узнать, кто решился стать кандидатом на этот полет? Что за люди готовы улететь с Земли и не вернуться?

    Настя Степанова — кандидат в команду Mars Оne, прошла два тура отбора. Ей 27 лет. И она считает будущий полет осуществлением мечты.

    Михаил Бурдаев — космонавт-испытатель, доктор технических наук, действительный член Академии космонавтики им. Циолковского. В 1967 году пришел в отряд космонавтов из военного НИИ. В 1973-м предложил совершить облет Марса. Тогда же заявил, что готов на безвозвратный полет. До сих пор работает в ЦПК им. Гагарина.

    Анастасия Степанова. Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»

    Рассказывает Настя Степанова: «Мой отец — с Урала, а я родилась в Узбекистане — родители там работали. Отец хотел стать и моряком, и космонавтом, а стал металлургом. Мне он передал свои мечты: у нас был телескоп, и мы с отцом наблюдали за планетами. Космос меня как захватил, так и не отпускает».

    Школу Настя заканчивала в… Новой Зеландии (говорит, «так получилось»). А поступала в России — на журфак МГУ. На втором курсе узнала о наборе в школу космической журналистики, которую вел летчик-космонавт Юрий Батурин. Здесь Настя узнавала о космонавтике из первых рук, а вот работа после университета оказалась «совсем не про космос». Когда услышала в новостях о программе Mars One, поняла — это выход. Посоветовалась с Батуриным. «Участвуй! — сказал Юрий Михайлович. — Впереди десять лет подготовки. Это повышает интерес людей к космосу. Это то, чего мы добивались!»

    Первый шаг на пути к Марсу был простой: снять видеоролик о себе. Настя снимала на факультете журналистики, у себя дома («у меня космическая комната, похожая на МКС с планетами на потолке») и в Звездном городке. Этот тур прошла.

    Во втором туре кандидатов проверяли психологи — по анкете. Настя опять прошла. А в декабре прошлого года встретилась с организатором проекта Басом Лансдорпом. «Он приезжал в Москву на один день. Было очень важно увидеть живьем человека, который все это закрутил. Он показался мне достойным человеком».

    Читайте также:  Композитная металлическая черепица

    — Я рассматриваю это так: даже если я не полечу, но проект возродит интерес к космосу, к Марсу, уже хорошо. Мне уже и сейчас проект подарил знакомства с интересными людьми, — подводит Настя предварительные итоги.

    Сейчас «марсиане» проходят медицинские обследования, пока по месту жительства: анализы, терапевт, окулист — самая общая информация о состоянии здоровья. Курильщиков не берут: у них болезненная реакция на облучение, выше риск онкологических заболеваний.

    В будущем году отобранные претенденты отправятся в США на следующее испытание: три недели жизни в модулях, имитирующих марсианские. После этого останется 24 участника — шесть экипажей по четыре человека. Они станут сотрудниками Mars One, им будут платить зарплату в течение подготовки, тренировать и учить. Учиться придется всему, что только может понадобиться в полете и на новом месте жительства: химии, физике, земледелию, хирургии, технологиям… Экзамены обещают самые серьезные: кто не сдает — вылетает, а на его место возьмут нового человека.

    — А что с личной жизнью? Отказаться? — спрашиваю Настю.

    — Я совершенно не отвергаю возможность встретить человека, которого полюблю, не исключаю, что мы поженимся, могут быть дети. Мама, конечно, против, а папа поддерживает меня. Мне сложно пока представить, как это — оставить своего ребенка навсегда. Думаю, это будет самым сложным.

    — Но «кандидат в мужья» должен будет принять твое решение улететь навсегда?

    — Конечно, но может быть, это будет кто-то из участников. Да и вообще, никто не знает, что будет с проектом за десять лет. Думаю, вполне может появиться возможность возвращения на Землю.

    — Но пока это полет в один конец. Пугает?

    — Это страшно. Всего четыре человека, непредсказуемая среда. Но очень хочется попробовать. Оставить след в истории.

    Михаил Бурдаев. Фото: Анна Артемьева/«Новая газета»

    Вариант космического корабля и cвою кандидатуру для полета на Марс в 1973 году предложил космонавт Михаил Бурдаев. Об этом писали в прессе как о полете «с билетом в один конец».

    — У меня было совсем иное предложение, — возражает Михаил Николаевич. — В отряд космонавтов я пришел из военного НИИ. Занимался баллистикой, навигацией, управлением космическими кораблями, к тому времени уже был кандидатом наук. У Гагарина возникло предложение набрать космонавтов из разработчиков космической техники. Тогда шла работа над лунной программой, которая, к сожалению, в 1974 году была закрыта. Американцы прилетели на Луну раньше нас. А мы все засекретили и сделали вид, что считаем полеты на Луну бессмыслицей.


    Космонавт-испытатель Михаил Бурдаев

    Бурдаев изучил технические проекты кораблей из состава лунного «Союза». Это был «Союз 7К» для экипажа, ракетный блок «Союз 9К» и корабль-танкер с топливом «Союз 11К». Состав связки кораблей для облета Марса требовалось значительно увеличить, но можно было использовать те же корабли и их ракеты-носители, что уже были спроектированы в ОКБ Королева для лунного варианта. Необходимо было разработать только модуль для грузов и резерва топлива. Это был самый простой и дешевый вариант аппарата для полета к Марсу.

    Бурдаев рассказал о своих расчетах в ЦНИИМаше. Там на «марсианское» предложение отреагировали положительно: «Только пробейся, мы траекторию тебе вылижем как для себя»…

    О своем плане Бурдаев рассказал на производственном совещании отряда. Такие сборы по понедельникам проводил Волынов, и космонавты называли их «волынками». Рассказал Бурдаев и о технической возможности, и о готовности в одиночку совершить облет Марса. Говорили о возвращении. Это более сложная задача, чем взлет: войдешь в атмосферу на полной скорости — спускаемый аппарат сгорит. А чтобы постепенно сбрасывать скорость, надо попасть в коридор входа — очень узкую зону на границе атмосферы. При этом есть опасность выскочить снова в космос (вернешься не скоро, если вообще вернешься). И кто-то спросил: «А что будешь делать, если не удастся вернуться?»

    — Я ответил, что готов выполнить все операции по управлению и привести корабль на землю, — вспоминает Михаил Николаевич. — А если не получится… Вот тут я и сказал полушутя, что готов к такому повороту: полет может быть и без возвращения, закончу все работы и застрелюсь.

    Как эта история просочилась в газеты, Бурдаев не знает. Но журналисты его «приговорили»: умереть на Марсе хотел космонавт Бурдаев.

    — Да совсем не хотел и не собирался. Я знал, что есть возможность полета с возвращением, что я подготовлен к такому полету. Так поступали Амундсен, Скотт — люди рисковали и даже погибали, но знали, на что шли.

    Идею Бурдаева, в конце концов, не поддержали, даже упрекнули: самореклама, желание полететь любой ценой. Хотя Бурдаев и сейчас уверен, что полет с возвращением был возможен: «Представляете, советский человек облетел бы Марс? И дело не только в первенстве, в политических дивидендах, к которым мы всегда очень стремились. Можно было бы сделать снимки с близкого расстояния. Я и сейчас читаю лекции космонавтам по визуальным наблюдениям. 80% информации, которую привозят космонавты с орбиты, — это визуальные наблюдения, запечатленные камерой».

    — Трудно готовиться к космическому полету, ведь подать заявку для участия в Mars One могли все желающие?

    — В наше время не было открытого конкурса для отбора кандидатов в космонавты. Отбором занималась специальная комиссия. Первое препятствие — антропометрические данные: рост космонавта должен быть не больше 180 см, вес — до 80 кг. А у меня рост — 183 сантиметра, вес 97 килограммов. Я понимал, что не пройду. Но мне сказали: нет здоровых ученых, сходи попробуй. Вес я согнал, правда, переборщил: за полгода — 20 кг. Потом вернулся к 80. И прошел. А потом все 16 лет подготовки к полету держал вес. Четыре раза в неделю физические тренировки по два часа, во время самоподготовки почти каждый день — футбол. Первый набор космонавтов играл в хоккей, но позже его отменили — травмоопасный вид спорта. Нас готовили не на рекорды, а на максимальную работоспособность в условиях стресса. Были тренировки на выживание в разных климатических зонах: в тундре, в горах, в пустыне. Сегодня подготовка стала более щадящей. А в те времена перестраховывались, проверяли на нас, как человек переносит невесомость, перегрузки, вибрации.

    — А профессиональные знания?

    — Космонавты шутили: «Брали по здоровью, а спрашивают по уму». Однажды мне выдали на работе пачку американских газет и предложили написать ответ на интервью американских астронавтов, проходивших подготовку в нашем Центре. Они жаловались, что русские дают слишком много знаний, совершенно для полета не нужных. Я тогда написал, что нельзя готовить слесарей и водопроводчиков, работающих от забора до обеда, нужны профессионалы высокого класса, которые смогут справиться с любой ситуацией.

    — Психологическая подготовка тоже важна?

    — Думаю, здесь подготовкой мало можно добиться. Нужна от природы высокая устойчивость. Космонавт должен переносить ограничение подвижности, изоляцию, существование в замкнутом ограниченном пространстве. Но самая большая трудность: год за годом готовиться к полету и не лететь. Есть рекордсмен из отряда космонавтов: готовился 25 лет и все-таки не полетел. Я готовился 16 лет. Но меня спасала наука. Пришел в отряд кандидатом наук, в 1987 году стал доктором, в 1994-м — профессором. Научная работа в какой-то мере оправдывала трату времени на ожидание так и не состоявшегося полета.

    — Обсуждали ли вы с космонавтами проект Mars One?

    — На пресс-конференции после возвращения из космоса в сентябре прошлого года Павел Виноградов на вопрос журналиста ответил: «Это больше какая-то бравада — полететь в один конец. Я это не поддерживаю». Руководитель Центра подготовки космонавтов Сергей Крикалев отозвался еще резче: «Когда люди собираются лететь на Марс в один конец, это уже клиника, это уже надо обращаться к психиатру». Нелишне напомнить, что Крикалев — рекордсмен по времени пребывания в космосе: 803 дня за шесть стартов. Лет пять назад мне задали вопрос: «Если бы вам сегодня предложили полететь в космос, что бы вы ответили?» Могу повторить и сегодня: полечу, не задумываясь.

    — А зачем нам вообще Марс?

    — Освоение небесных тел может дать человечеству много новых знаний и пользы. На Луне, например, обнаружили много гелия-3. В Америке есть компания, которая собирается добывать полезные ископаемые на астероидах. В далекой перспективе Марс может стать базой для расселения землян и для полетов к другим планетам.

    Но я как-то летел над Ямалом на вертолете. Кочки, озерца, запустение. А я смотрел вниз и думал: это Земля, тут есть атмосфера, вода, пригодная для жизни температура, под землей колоссальные богатства. Зачем нам Марс? Мы и Землю-то не всю освоили.

    Есть латинская максима: Navigare necesse est, vivere non est necess — «Выходить в море необходимо, жить не так уж необходимо». С античных времен и по сей день она вдохновляет тех, кто считает, что познание дороже жизни.

    Справка «Новой»

    Автор и руководитель проекта Mars One Бас Лансдорп закончил магистратуру в университете Твенте в Нидерландах, поработал в Делфтском техническом университете, а потом занялся бизнесом. О создании колонии на Марсе задумался еще в университете. А идея о том, как раздобыть на это денег, родилась, когда о Лансдорп узнал, какие прибыли приносит трансляция Олимпийских игр. Он решил, что заработать часть средств на проект можно, организовав реалити-шоу: транслировать подготовку экипажей, полет и жизнь на Марсе в постоянном режиме.

    Реалистичность проекта Mars One подтверждает участие в разработке первого опытного разведывательного беспилотного посадочного модуля, который должен лететь на Марс в 2018 году, известной компании Lockheed Martin (разрабатывала и изготавливала посадочный модуль NASA Phoenix, совершивший посадку на Марс в 2008 году). Еще один партнер Mars OneSpace Exploration Technologies Corporation (SpaceX) — американская компания, производитель космических ракет Falcon.

    Программа Mars One в действии

    К 2015 году будут отобраны 24 кандидата, которых пригласят в США. Там начнется реальная подготовка.

    Техника тоже готовится.

    – С начала 2014 года приступили к созданию первого опытного разведывательного беспилотного посадочного модуля, который должен лететь на Марс в 2018 году. За его разработку взялась известная компания Lockheed Martin (разрабатывала и изготавливала посадочный модуль NASA Phoenix, совершивший посадку на Марс в 2008 году). Еще один партнер Mars OneSpace Exploration Technologies Corporation (SpaceX) — американская компания-производитель космических ракет Falcon.

    – В 2020 году запланирован полет на Марс беспилотного марсохода.

    – В 2022-м — запуск грузов: двух жилых блоков, двух — с системами жизнеобеспечения и еще двух складских. В 2023-м грузы будут доставлены на Марс, и марсоход начнет готовить базу к прибытию людей.

    – В апреле-мае 2024-го на орбиту Земли будут отправлены: транзитный модуль, корабль MarsLander (посадочный модуль) с экипажем сборщиков на борту и две разгонных ступени.

    – В сентябре 2024-го первая четверка миссии сменит сборочный экипаж, и первый пилотируемый корабль отправится на Марс.

    – В 2025 году экипаж высадится на Марсе в посадочном модуле (транзитный останется летать по орбите вокруг Солнца). Одновременно отправят груз для жизнеобеспечения второго экипажа.

    – В 2027-м — высадка следующей группы из четырех человек, отправка новых грузовых модулей, вездеходов и оборудования. И так каждые два года.

    – К 2035 году — население колонии должно достигнуть 20 человек.

    Ссылка на основную публикацию