Гармония современного комфорта и природы — cedar park house, сиэтл, сша. работа архитектора peter cohan

Гармония современного комфорта и природы – Cedar Park House, Сиэтл, США. Работа архитектора Peter Cohan

Приветствуем на Современных домах! Представляем вашему вниманию Cedar Park House. Он расположен в городе Сиэтл, штат Вашингтон, окружён озером и живописной растительностью.

Дом напоминает английскую букву Y, которая смотрит прямо на восток широкой стороной. Внутреннее и внешнее пространство удачно поделено за счёт раздвижной двери. Как можно заметить, когда ширма раздвинута, то стирается пространство между комнатами и окружающей природой. Интересный аксессуар для домашнего интерьера, не правда ли?

Стоит отметить интересный факт. Дом разработан по данному дизайну не случайно. Разноуровневая крыша играет очень важную роль.

Крутой склон, на котором находится дом, подвержен эрозии и оползням, особенно когда почва насыщается излишней водой. По этой причине все воды с кровли собираются в ёмкости, которые предназначены для различных функций. Западные поверхности дома длинные, следовательно, дождевая вода может стекать естественным образом дальше от почвы, на которой расположен дом.

Восточные крыши имеют форму перевёрнутого фронтона, что позволяет собирать и хранить воду в наземных цистернах. Она используется для смыва, стирки, а также полива сада. Верхняя часть бака достаточно высокая, чтобы излишняя вода не вытекала на улицу, а под своей силой тяжести стекала в специально отведённые резервуары. Данная система позволяет обходиться без насосов и генераторов.

Как вы могли заметить, то стены постройки и кровля имеют между собой некий диалог, который и характеризует важную особенность и уникальность. К западу они параллельны друг другу, создаётся единый объём, который усиливается за счёт линейной последовательности. К востоку они имеют другой характер отношений, являются более динамичными. В результате данного союза нижние и верхние этажи имеют разную форму.

Смещение форм создает возможность присутствия крытых внутренних двориков на нижнем уровне, а на верхних этажах более массивные укрепления. Они служат для создания защищённости и покоя хозяев, так как именно на втором уровне расположены спальни и потрясающие ванные комнаты.

Стоит отметить внутренний интерьер дома. Он выполнен по той же концепции, что и сам Cedar Park House: открытость, присутствие спокойных тонов в оформлении, комфорт и уют, но при этом функциональность помещений и предметов декора.

В это живописное место всегда захочется вернуться, посидеть на веранде за чашечкой любимого напитка и наслаждаться прекрасными видами природы и озера Вашингтон.

Статья выполнена по материалам архитектора Peter Cohan.

Гармония современного комфорта и природы — cedar park house, сиэтл, сша. работа архитектора peter cohan

Приветствуем на Сегодняшних домах! Хотим представить для вас Cedar Park House. Он находится в городе Сиэтл, штат Вашингтон, окружён озером и красивой растительностью.

Дом напоминает английскую букву Y, которая смотрит прямо на восток широкой стороной. Внутреннее и внешнее свободное место хорошо поделено за счёт откатной двери. Как можно заметить, когда ширма раздвинута, то стирается свободное место между комнатами и находящейся вокруг природой. Любопытный сопутствующий предмет для интерьера для дома, согласны?

Необходимо подчеркнуть любопытный факт. Дом разработан по этому дизайну не просто так. Многоуровневая крыша играет главную роль.

Крутой уклон, на котором расположено дом, подвергается эрозии и оползням, тем более когда земля насыщается лишней водой. Из-за этой причины все воды с кровли собираются в ёмкости, которые предназначаются для разных предназначений. Западные поверхности дома длинные, стало быть, вода после дождя может течь по настоящему дальше от почвы, на которой размещен дом.

Восточные крыши имеют форму перевёрнутого фронтона, что дает возможность собирать и сохранять воду в наземных цистернах. Она применяется для смыва, стирки, и еще полива сада. Верхняя часть бачка очень высокая, чтобы ненужная вода не текла на улицу, а под собственной силой тяжести текла в собственно отведённые резервуары. Эта система позволяет довольствоваться без насосов и генераторов.

Как вы могли заметить, то стены сооружения и кровля имеют между собой некий разговор, который и определяет существенную характерность и уникальность. К западу они параллельны друг дружке, образовывается единый объём, который увеличивается за счёт линейной очередности. К востоку они имеют иной характер отношений, являются более динамичными. В результате данного союза верхние и нижние этажи имеют разнообразную форму.

Смещение форм предоставляет возможность присутствия крытых внутренних двориков на нижнем уровне, а на верхнем этаже более тяжелые упрочнения. Они служат для изготовления защищённости и покоя владельцев, так как собственно на втором уровне размещены комнаты для сна и впечатляющие ванные помещения.

Необходимо подчеркнуть интерьер внутри дома. Он реализован по той же концепции, что и сам Cedar Park House: открытость, присутствие спокойных оттенков в оформлении, уют и комфорт, однако при этом работоспособность помещений и декоративных предметов.

В это красивое место всегда захочется вернуться, посидеть на закрытой террасе за чашечкой любимого напитка и восторгаться идеальными пейзажами природы и озера Вашингтон.

Заметка реализована по материалам архитектора Peter Cohan.

«В гармонии с природой» — 5 признаков современной органической архитектуры

Органическая архитектура — не только течение архитектурной мысли, но и настоящая философия, в основе которой лежит идея о гармонии человека с окружающим миром.

Органическая архитектура зародилась в 1890-е гг. в противоположность функционализму. Первое упоминание о ней принадлежит Луису Салливену, однако сделать данный стиль популярным суждено было его последователю Фрэнку Ллойду Райту, который в 1920-е — 1950-е гг. сформулировал основные постулаты органической архитектуры.

За все время ее существования первоначальная идея о неразрывности с природой и ландшафтом эволюционировала, культивируя свои новые вариации (бионическая, экологическая архитектура).

Портрет Фрэнка Райта

Современный всплеск интереса к органической архитектуре обусловлен стремлением человека вновь стать частью окружающего мира. Он устал от суеты, пресыщен видами однотипных многоэтажек и бесконечных дорог. Поэтому все больше архитекторов работают в данном стиле, поддерживая тенденцию «eco-friendly». Так каковы же основные признаки современной органической архитектуры?

Максимальная интеграция в окружающий ландшафт

Данный вид архитектуры характеризуется созданием зданий, органично вписанных в природный ландшафт. Их форма должна каждый раз вытекать из специфического назначения и тех уникальных условий среды, в которых они возводятся. Здесь отсутствует традиция нарочитого выделения постройки из окружающего ландшафта.

Дом представляется как естественное продолжение пейзажа, что достигается двумя путями: б иоморфизмом (имитацией природных форм) и и нтеграцией непосредственно в объект. Каноническим для органической архитектуры является «Дом над водопадом» Ф.Л. Райта, построенный в 1936-1939 годах.

Дом над водопадом

The High Desert House, США

Идея создания уникального дома в пустыне Калифорнии появилась в 1986 году у пары художников, Джея и Бев Дулиттл. К реализации проекта приступил архитектор Кендрик Бангс Келлог , и теперь The High Desert House является впечатляющим примером биоморфизма — имитации природных форм как внутри постройки, так и снаружи.

The High Desert House

Дом у скалы, Норвегия

Подобно «Дому над водопадом», дом норвежских архитекторов Lund Hagem встроен непосредственно в природный объект — скалу, которая заменяет одну из стен. «Проект заключается в использования естественного защищенного района, окруженного большими скалами и густой растительностью», — заявили архитекторы.

Дом студии Lund Hagem

Использование природных материалов

Если первоначально органическая архитектура предполагала использование только одного вида материала (камень или дерево), то сейчас чаще наблюдается сочетание лёгких конструкций и тяжелых, массивных объектов из фактурных необработанных материалов. Таким образом, пропадает необходимость в дополнительном декоре интерьера.

Читайте также:  Таль рычажная ручная – как приводить в действие такой механизм?

Dayang Sanghoi, Южная Корея

Архитекторы из южнокорейского агентства TUNEplanning воспользовалось горной поверхностью региона Пхёнчхан в Сеуле, чтобы построить безопасное убежище от шумной атмосферы города. Здание принадлежит частной компании, разместившей на его территории офис, центр обучения, студию, ресторан и кафе.

В постройке и оформлении Dayang Sanghoi использовалось два природных материала: камень и сосна. Пространство было спроектировано таким образом, чтобы горная порода сразу бросалась в глаза посетителям, она обеспечивает фон для бара. Даже мебель здесь установлена беспорядочно, будто расставлена природой и без какого-либо плана.

Отель Amangiri, США

В статье «Затерянный среди скал: отель Amangiri в штате Юта» Losko писал об отеле, расположившемся среди пустынных скал. Отель не только отлично интегрирован в окружающую среду, но и построен из натуральных материалов, песчаный цвет которых продолжает аскетичный образ пустыни.

Обилие естественного света

Свет формирует пространство и служит мощным средством воздействия на эмоции. Поэтому Ф.Л. Райт одним из первых ввел в архитектуру ленточное, потолочное остекленение и панорамные окна, казавшиеся тогда эксцентричным новшеством, и столь привычные для нас сейчас.

Стекло используется не только для окон, но и для зонирования интерьера. Естественный свет посредством обильного остекленения жилого пространства создает присущую для органической архитектуры атмосферу свободы и отсутствия границ.

The paradise-like house, Китай

Все детство владельца этого дома прошло рядом с природой. Пожив в городе, он устал от шума и суеты и попросил дизайнера Сюй Фу-Мина создать для него собственный райский уголок, способный вернуть его к природе. Однако дизайнер не ограничился натуральными материалами и окнами во всю высоту здания с видом на сад. Чтобы создать эффект особого умиротворения и безопасности, Сюй Фу-Мин пристроил окна спальни к массивным камням.

The paradise-like house

Hidden Pavilion, Испания

Полностью застекленные стены Hidden Pavilion гарантируют, что владельцы этой резиденции, созданной архитекторами Penelas Architects , смогут насладиться наилучшими видами живописного леса за пределами Мадрида. Он полностью оправдывает свое название, поскольку спрятан среди лесных массивов.

Для обильного естественного освещения внутри дома почти все поверхности либо стеклянные, либо отражающие, что позволяет дневному свету задержаться в Hidden Pavilion подольше.

Размытие границ между интерьером и окружающей природой

Одним из главных и отличительных признаков проектирования современного жилища в органическом стиле является перетекание пространств. Гармония между внутренним и внешним пространством (интерьера с окружающей средой) достигается чаще всего через остекление.

Органическая архитектура определяется климатическими особенностями, поэтому современные архитекторы находят нужным не только стереть грань между домом и ландшафтом, но и оригинально использовать естественную природную среду в продолжение интерьера. И вот несколько примеров в доказательство.

Отель Valentinerhof, Италия

Уникальность этого отеля состоит в почти полном отсутствии визуальных границ между внутренним пространством бассейна и окружающими видами Альп. Архитекторы из бюро noa* добились эффекта бесконечного водоема в небесах с помощью панорамного остекления и ступенчатых бассейнов.

The Sirdalen House, Норвегия

Архитекторы из Filter Arkitekter создали современный дом, органично дополняющий заснеженные просторы горнолыжного курорта. В случае, когда погода не позволяет застеклить все поверхности, единственный выход в органическом стиле — создание эффекта перетекания пространства, чтобы внешняя стихия служила естественным продолжением интерьера и наоборот.

The Sirdalen House

Элементы живой природы в интерьере

Для того, чтобы окончательно гармонизировать человека с природой, современные архитекторы прибегают к масштабному озеленению жилой площади. Живая растительность здесь используется в сочетании с минималистичным интерьером. Чем сильнее растительность совпадает с местной, тем органичнее смотрится вся постройка.

MM House, Мексика

Прекрасным примером может стать MM House в Мехико от Nicolas Schuybroek Architects в сотрудничестве с Марком Мерксом. Чистые линии и ультра-минималистическая палитра интерьера украшена богатыми «зелеными карманами» местных растений. Все это в совокупности производит успокаивающий эффект на настроение человека.

Magic Breeze, Индия

Архитектурная студия Penda недавно предложила экологический проект озелененных небоскребов в Индии, каждая квартира в которых будет обладать частным садом. Проект, полный жизненных сил, в лучших традициях органической архитектуры преобразит эстетику городского горизонта.

Алвар Аалто — наиболее влиятельный представитель органической архитектуры в Европе. Больше о нём вы сможете прочесть в нашей статье « Алвар Аалто — эталон скандинавской архитектуры ».

Портрет архитектора: Петер Цумтор

Что нужно знать о лауреате Прицкера 2009 года и авторе «нового чуда света». Интересные факты, важные высказывания, ключевые проекты Петера Цумтора.

Петер Цумтор родился 26 апреля 1943 года в пригороде Базеля. В школьные годы работал в мебельной мастерской отца и занимался в арт-школе. Потом пришла пора архитектуры: сначала на родине, а потом в нью-йоркском Институте Пратта. После окончания учебы несколько лет проработал в департаменте по сохранению культурных ценностей в швейцарском кантоне Граубюнден. Собственное архитектурное бюро основал в 1979-м. Работать предпочитает в уединении на природе. Офис Цумтора расположен в деревне Хальденштайн в горной долине у берегов Рейна. «Когда смотрю на горы, камни, я чувствую присутствие, пространство и материалы».

Цумтор тщательно подходит к выбору очередного проекта, не берется за исключительно коммерческие работы (к примеру, не стал проектировать магазин для Джорджо Армани, шоу-рум для Audi и дом для одного из владельцев Hugo Boss). На счету архитектора не так много сооружений. Зато каждое – настоящий бриллиант: идеально отточенный, продуманный до мельчайших деталей. Свою архитектуру Петер Цумтор называет «тщательной».

«Я считаю архитектуру искусством и работаю только над таким количеством проектов, с которым могу справиться. Это как писать симфонию — не отдельные ноты или тональности, а всю симфонию в целом».

Для его работ характерны лаконизм в использовании художественных средств, интерес к традиционным строительным материалам и бережное отношение к окружению. Чуть ли не главная идея архитектуры Цумтора – создание в проектируемых пространствах особой, ни с чем не сравнимой атмосферы.

Факты о Петере Цумторе

Самая известная постройка Цумтора — термальные бани в Вальсе — вошла в 2011 году в список «новых чудес света», составленный американским журналом Vanity Fair.

В 2008 году Петер Цумтор получил Императорскую премию Ассоциации искусств Японии. Награда присуждается деятелям искусства «за достижения и духовное обогащение всего мирового сообщества».

Годом спустя Петер Цумтор стал лауреатом Притцкеровской премии, которая считается аналогом Нобелевской в области архитектуры. Цитата ниже – выдержка из постановления жюри премии.

«Его здания снова и снова демонстрируют нам, что скромность подхода и смелость общего результата не исключают друг друга. Простота и умеренность живут бок о бок с мощью».

В 2012 году власти Пермской области и Цумтор заключили контракт на проектирование и строительство художественной галереи в Перми. В 2013 году проект прошел общественные слушания, однако в последний момент власти отказались от его реализации, сославшись на «отрицательные экспертные заключения».

В 1990-х на месте бывшей штаб-квартиры гестапо в Берлине началось строительство музея «Топография террора» (Topography of Terror Museum), посвященного жертвам гитлеровского режима. Однако из-за недостатка средств проект так и остался незавершенным. В 2004 году недострой снесли, а когда деньги снова появились, музей воздвигли по проекту Урсулы Вилмс.

В 2013 году Цумтор получил золотую медаль Королевского института RIBA (Royal Institute of British Architects). В торжественной речи он отметил, что «самое важное в архитектуре — это не создание формы, а совсем другие вещи: свет, структура, игра теней, запахи».

Читайте также:  Причудливый проект стильного загородного дома на берегу океана

В 2014 году вышла пятитомная монография Петера Цумтора под названием «Строения и проекты 1985–2013» («Bauten und Projekte 1985–2013»). Представляет собой обзор творчества архитектора на примере 43 его проектов. Книга издана на немецком, французском и английском языках.

Важные высказывания Петера Цумтора

О подходе к архитектуре

Существуют здания, в которых есть нечто таинственное. Кажется, что они просто должны находиться там, где стоят. Мы не уделяем им особого внимания, но не можем себе представить это место без них. Я хочу строить именно такие здания.

Я занимаюсь дизайном моих зданий по направлению изнутри наружу, а затем в обратном направлении, а потом снова двигаюсь наружу. И так до тех пор, пока не увижу, что всё в порядке.

Я делаю множество ошибок, но лишь до того, как построю здание. Изготавливаю огромное количество моделей, чтобы изучить все подробности, уйму чертежей, чтобы уменьшить количество ошибок. Не хочу построить здание и увидеть: вот она, ошибка! То, что я делаю, можно назвать «медленной архитектурой», но это, скорее, «тщательная архитектура», когда работаешь очень осторожно: для этого нужно время. Начинаю строить только тогда, когда уверен, что всё правильно.

Сейчас мировые архитекторы с именами-брэндами работают как производители узнаваемых образов. Я не поставляю образы. Я — автор, строю как ремесленник, как инженер, и в то же время работаю как композитор, который пишет музыку. Это означает, что я отвечаю за всё. Во всех проектах, над которыми работаю, решающий голос всегда принадлежит мне. Я забочусь о каждом здании, обо всём его наполнении, и я, совместно с клиентом, руковожу долгим процессом строительства. Мой метод прост: я здесь главный.

О работе с заказчиками

Я сам формирую программу каждой из своих построек и работаю над проектом как поэт, который создает поэму. Мои заказчики не должны разбираться в поэзии, но они должны знать, что поэзия существует. Если они это знают, мы можем работать вместе. Поэтому я отвергаю очень многие заказы — не потому, что мне их предлагают «плохие люди», а потому, что они не понимают, что я делаю. Своих заказчиков я учу, и постепенно до них начинает доходить смысл. Но для начала они должны быть открытыми к пониманию того, что такое хорошая архитектура.

О красоте в архитектуре

Часто сталкиваюсь со зданиями, спроектированными с явным старанием и стремлением найти особую форму, и обнаруживаю, что они мне мешают. Архитектор через каждую деталь без остановки разговаривает со мной, продолжая повторять одно и то же, и я быстро теряю интерес. Хорошая архитектура должна принимать человека, помогать ему прочувствовать архитектурное окружение и жить в нем, но не должна непрерывно с ним болтать.

Лучше, чтобы эмоции рождались в здании, а не от здания… если строение достаточно точно отвечает месту и назначению, оно станет мощным без художественных ухищрений.

Я думаю, что шанс обнаружить красоту выше, если не действуешь прямиком. Красота в архитектуре рождается практичностью. Об этом узнаешь, изучая старые швейцарские фермы. Если делаешь то, что должен, и тебе повезет, тогда в конце концов появится нечто труднообъяснимое, но жизнеспособное.

Дерево почти исчезло, потому что считалось слишком дорогим, сложным и старомодным. Я вернул его как конструктивный материал, потому что рядом с ним и в его окружении чувствуешь себя хорошо. Дом из стекла, бетона или известняка ощущается по-другому. Это просто кожей чувствуешь, так же как фанеру, шпон или бревно. Дерево, в отличие от стекла и бетона, не крадет телесное тепло. Если жарко, в деревянном доме будет прохладнее, чем в бетонном, а когда холодно – наоборот. Я сохранил бревенчатую конструкцию из-за того, чем она может одарить тело.

Знаковые постройки Петера Цумтора

Комплекс термальных бань // курорт Вальс, Швейцария (1996)

Цумтор хотел, чтобы строение выглядело так, словно находилось здесь с незапамятных времен, напоминая естественную пещеру. Поэтому при строительстве комплекса он использовал местный материал – кварцит. «Я хотел переосмыслить отношения между архитектурой и геологией горного ландшафта, его энергетикой. Тут все особенное: воздух, свет, камень. Даже звуки – слышно движение пузырьков в минеральной воде».

Аннализа Цумтор, директор курорта и жена архитектора отмечает: «Сначала Петер хотел построить термы внутри горы. Потом была идея устроить купальню внутри извлеченного из горы гигантского валуна. Эти фантазии были неосуществимы. В конце концов он разобрал гору на части и сложил её заново, слой за слоем – оказалось, что это единственный способ добиться нужного эффекта».

Часовня Брата Клауса // деревня Вахендорф, Германия (2007)

Конструкция высотой 12 метров устроена по принципу вигвама. Для его создания сначала были составлены 122 дерева, потом их залили несколькими слоями бетона, а когда бетон застыл, деревья сожгли – от них осталась характерная фактура и темный цвет гари на стенах. Пол покрыли свинцово-оловянным сплавом. Внутрь часовни ведет треугольный проход.

Архиепископский музей «Колумба» // Кёльн, Германия (2007)

Крупнейшая постройка Цумтора. В её основе – развалины позднероманской церкви Св. Колумбы. В 1945 году при авианалете она была почти полностью разрушена. В своем проекте Петер Цумтор оставил нетронутыми культурный слой и средневековые руины, сделав их частью собственной постройки – как со стороны фасадов, так и в интерьере.

Мемориал сожженным ведьмам // Финнмарк, Вардё, Норвегия (2008)

Монумент состоит из длинной деревянной галереи с окнами, число которых соответствует числу казненных на этом месте (с 1593 по 1692 годы в Вердё прошло около 140 ведовских процессов, к смерти приговорили 100 человек), и отдельно стоящего кубического павильона из черного стекла. В нем расположена инсталляция художницы Луизы Буржуа — стул с вырывающимися из него языками пламени и семь овальных зеркал над ним (зеркала символизируют свидетелей убийства).

Дома Петера Цумтора // курорт Вальс, Швейцария (2009)

Два дома — Oberhus и Unterhus (верхний и нижний) — выполнены из дерева. Построив для своей семьи лаконичные строения, архитектор предлагает любоваться не архитектурой, а видами на горы — через огромные панорамные окна. Кстати, домики сдаются в аренду. Минимальная стоимость за неделю проживания — 2200 евро (в высокий сезон – 4800).

Музей Кунстхаус Брегенц // Брегенц, Австрия (1997)

Четырехэтажное здание дома искусств выполнено в виде куба из стекла, опирающегося на металлическое основание с бетонными стенами внутри. Стеклянные плиты наложены друг на друга с небольшими зазорами, что обеспечивает естественное освещение и вентиляцию внутреннего пространства.

Капелла Святого Бенедикта // кантон Граубюнден, Сумвитг, Швейцария (1989)

Саркофаг для археологических остатков древнеримского периода // Кур, Швейцария (1986)

Ниже — фильм про творчество Петера Цумтора «Peter Zumthor: Different Kinds of Silence». Он на английском, так что просмотр позволит не только больше узнать о выдающемся архитекторе современности, но и освежить знания языка.

Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Темы в материале

Поделиться

В чем суть и привлекательность «зеленой» архитектуры? Для чего такие здания нужны на планете и что лежит в основе эко-дизайна? На эти и другие вопросы в блиц-интервью портала Стройкомплекса ответил всемирно известный архитектор, директор и главный архитектор британского архитектурного бюро Llewelyn Davies Yeang, руководитель малайзийского архитектурного бюро T. R. Hamzah & Yeang Кен Янг.

– Вы признаны пионером «зеленой» архитектуры и считаетесь ведущим «зеленым» архитектором в мире. На что Вы ориентируетесь в своей работе?

Читайте также:  Как правильно резать керамическую плитку

– Главная цель «зеленой» архитектуры в том, чтобы восстановить ущерб, который человечество нанесло планете в прошлом столетии. Кроме того, она ориентирована на то, чтобы не причинять вред окружающей среде и людям сейчас и в будущем.

В своей практике мы используем методы, с помощью которых здания работают так же, как экосистемы в природе. В основе этого подхода лежит использование экологических принципов, пассивных энергосберегающих методов.

Все это направлено на создание сооружений, которые интерактивно взаимодействуют со средой и вместе с тем экономичны в строительстве и эксплуатации. Внутри зданий наблюдается более высокий уровень комфорта.

– Какие инструменты применяются в «зеленой» архитектуре, чтобы не причинить вред окружающему миру?

– Мы придерживаемся идеи, что архитектура должна быть частью природы. Не вредить ей, а именно синхронизироваться с ней.

Наше архитектурное бюро реализовало проекты более 200 зданий. Среди них – более десятка небоскребов с такими особенностями как вертикальные сады, естественная вентиляция и естественное освещение, материалы, которые служат максимально долго при минимальных затратах на их производство и эксплуатацию.

Вместе с тем, мы проектируем здания так, чтобы своей формой, расположением компонентов и материалами они наиболее гармонично вписались в особенности местного климата, учитывая движение солнца в течение дня или сезонное изменение температуры воздуха.

Также мы стремимся биологически интегрировать здания в местную флору и фауну, создать своеобразную «живую систему», практически исключив всякое загрязнение среды.

– Возможно ли в Москве применение «зеленой» архитектуры?

– Главная проблема Москвы – очень большие перепады температуры, я имею в виду весьма холодную зиму и достаточно жаркое лето. Идеальные условия для «зеленой» архитектуры – межсезонье, когда нет необходимости использовать отопление и кондиционеры.

Вообще же строительство «зеленых» зданий возможно во всех широтах, но они должны соответствовать экологическим и климатическим особенностям местности.

– Насколько, на Ваш взгляд, полезны такие мероприятия, как Московский урбанистический форум?

– Я очень рад находиться здесь. Мне удалось пообщаться со многими специалистами, обменяться идеями в плане строительства. Также интересно было посмотреть на архитектуру в других климатических условиях.

Современная корейская архитектура: инновационность и немного традиций

Япония и Китай прочно занимают первые позиции в уникальности современной архитектуры. Однако наравне с ними идёт и Корея, на которую внимания по неизвестной причине обращают меньше. Корейские архитекторы не отстают от своих азиатских братьев и поражают новыми проектами.

Исторически сложилось, что культура востока – это всегда следование традициям, умелое сочетание инновационных достижений и наследия прошлого. Но в случае с Кореей дело обстоит иначе. Для традиционной архитектуры этой страны были характерны два направления: дворцово-храмовый и народный. Заимствованная у Китая система балок и опор присутствовала в обоих, но первый отличался пышностью убранства, традиционно изогнутой черепичной крышей, а второй – простым внешним видом и преобладанием прямых линий.

Башни «Танцующие драконы»

В нынешних постройках традиции практически не читаются, во главе всего стоят современные направления и стили, характерные для Европы и Америки. Особо выделяются столицы обоих государств – Сеул и Пхеньян. За последнее десятилетие облик этих и других городов сильно изменился.

Velo Tower в Сеуле

Одной из достопримечательностей Сеула является офисное здание компании Hyundai Development Corporation. К отличительным чертам этого сооружения можно сразу отнести современные футуристические мотивы, выражающиеся в преобладании геометрических фигур, линий, резко разделяющих фасад, а также то, что внешний облик не связан тематически с работой компании. Архитекторы стремились вписать здание в окружающие его парки, скверы и городские площади, однако в данном случае косвенно прослеживается и традиционная деталь – круг, символизирующий Великий предел, встречающийся также в знаке Инь-Ян.

Культурный комплекс Kring имеет сразу несколько кругов на фасаде, но, в данном случае, доминирующая геометрическая фигура выступает в роли декоративного элемента, что относит здание в целом к органическому стилю архитектуры. Оригинальным решением является вписывание окон в круги, а в интерьере выделяется цилиндрический стеклянный переход, соединяющий разные объекты на территории комплекса.

Природные органические мотивы встречаются в офисном комплексе их двух 17-этажных башен Twin Trees. Здание полностью отвечает заявленному названию, так как имеет разветвляющуюся структуру, подобную стволу дерева, и даже «корни», представляющие собой 8 этажей, располагающихся под землёй. Внутри главные объёмы постройки соединены путями, предусматривающими передвижение и транспорта, и пешеходов.

Вспышка популярности элитного и дорогого района Gangnam после одноименного хита певца PSY сподвигла архитекторов к внесению изменений в его облик. Построенный ещё в 1980-м году дом «Chunga House» был переоборудован в современный торговый центр. Реконструированный в 2009 году, он считается одной из лучших перестроек. Изменения заключались в добавлении ещё одного этажа, замены каменной облицовки на белую плитку и разноцветной подсветки здания благодаря светодиодным экранам.

Современные веяния не обошли стороной и жилые дома. Vi-Sang House был построен по проекту популярного корейского архитектурного бюро Moon Hoon в 2011 году. Здание предназначено для одной семьи и расположено в небольшом городке Кенгидо. Несмотря на всю авангардность при проектировании постройки, авторы обращались к традиционным композиционным приёмам. Выражается это в минимализме конструкции, декора фасада и интерьера, уникальность заключается в умелой игре с геометрической формой самого здания и отдельных элементов, таких как зигзагообразная крыша и прямоугольные окна разного размера.

Главная восточная традиция, заключающаяся в изогнутых краях крыши, встречается в здании Национальной библиотеки в Сечжоне, которая представляет собой изогнутый бетонный объём с остеклением по двум сторонам фасада.

Корпус галереи Centercity в Чхонане – совершенно противоположный вариант. Концептуальное решение полностью отвечает последним достижениям техники и архитектуры. Особенностью является интерактивный двухслойный фасад из алюминиевых панелей, благодаря чему создаётся оптическая иллюзия волнообразной поверхности, изменения которой зависят от угла зрения человека.

Корейская архитектура поражает не только масштабными разнофункциональными зданиями, но и павильонами, предназначенными для различных форумов, конференций и выставок. Несмотря на то, что это временные мероприятия, авторы серьёзно подходят к проектированию павильонов, тщательно прорабатывая идеи для фасадов. Павильон автомобильного концерна Hyundai для Экспо-2012 полностью соответствовал концепции бренда: динамический фасад символизировал постоянные изменения – главный ключ в философии компании. Футуристический эффект дополняли светодиодные экраны на фасаде.

Идеи, которые используют корейские архитекторы, удивляют, заставляют восхищаться, как, например, кафе-музей в виде фотоаппарата Rolleiflex в Сеуле, внешний облик которого – точная увеличенная копия.

Но иногда выбранные темы вводят в заблуждение. Башни-близнецы в столице Южной Кореи напоминают застывший момент взрыва в Нью-Йорке 11 сентября. Однако авторы заявляют, что даже название «The Cloud» опровергает эту информацию, при проектировании они прибегли к романтическим мотивам лёгкости и образа небоскрёба в облаках.

Преобладание современных технологий, таких как наличие светодиодных экранов на фасаде зданий, использование актуальных материалов – стекло, бетон, плитка, металл, – несомненно, говорит о том, что Корея занимает ведущие позиции в современной архитектуре. Уникальность затрагивает как офисные центры, павильоны, галереи, так и простые жилые здания. Корейские архитектурные бюро постепенно становятся популярными по всему миру, преображая внешний облик городов за пределами своей страны. Возможно, в скором времени и в России появятся такие примеры, удивляющие и захватывающие.

Ссылка на основную публикацию