Потрясающий загородный дом в лесной глуши с прекрасным видом на озеро

Потрясающий загородный дом в лесной глуши с прекрасным видом на озеро

10 лучших коттеджей в Ленинградской области

    Мария Сухобская 24 апреля, 2019 Путеводитель по Петербургу0 комментариев

Поездка за город – один из лучших вариантов отдыха, когда до отпуска еще далеко, но уже нужно восстановить силы.

10 лучших коттеджей и баз отдыха недалеко от Петербурга, где можно недорого отдохнуть зимой и летом. Это мой личный список мест, где-то я уже побывала, а где-то только мечтаю.

Greenvald Park Scandinavia

Greenvald Park Scandinavia – это пять уютных домиков в сосновом лесу с видом на озеро. Они хоть и маленькие, на первый взгляд, но очень вместительные. Большая кровать под самой крышей наверху, внизу двуспальный раскладной диван и в отдельной комнате 2 раздельные кровати. Есть чайник, микроволновка, полотенца, пол с подогревом в ванной и wi-fi. Рядом бесплатная мангальная зона.

На территории есть ресторан, баня, можно взять велосипеды, порыбачить, пролететь на троллее через озеро или покорить одну из трасс веревочного парка. Из бесплатных развлечений прогулки по сказочному лесу и восхождение на гору поблизости.

Сытный завтрак включен в стоимость (блинчики/каша/омлет/яичница на выбор + чай/кофе). Важно! Коттеджи расположены в лесу, на машине к ним не подъехать.

При регистрации нужно предъявить удостоверение личности с фотографией и оставить залог 5000 руб. На букинге часто бывают акции на эти домики и получается дешевле, чем если бронировать на официальном сайте.

Блинчики со сгущенкой остались за кадром

Shanti Home

За красивыми фотографиями и лесной тишиной в Shanti Home. Внутри каждого домика есть всё для комфортного проживания. Двуспальная кровать на втором этаже, внизу — двуспальный диван и оборудованная кухня, туалет и душ. Здесь рады домашним питомцам, для них проживание бесплатно. Забронировать можно на официальном сайте, бронь почти всегда полная. Если планируете попасть туда на определённую дату, нужно бронировать сильно заранее. Больше вдохновения и фотографий домиков в инстаграме.

База отдыха “Золотой Берег”

База отдыха “Золотой Берег” находится в часе езды от Санкт-Петербурга. На территории есть как маленькие треугольные домики для двоих, так и большие финские коттеджи. Нетронутая природа, баня на берегу озера, рыбалка. Что ещё нужно для отдыха?

Курортный отель “Дом у моря”

Курортный отель «Дом у моря» находится на берегу финского залива. Можно остановиться в отеле, коттедже или на вилле. Есть детская зона с бесплатными услугами няни в течение дня, завтрак “шведский стол” включен в стоимость. Зимой работает прокат лыж и ватрушек. Регулярная развлекательная программа, на сайте можно посмотреть, что планируется на ближайшие выходные.

Загородный Клуб «Скандинавия» и СПA

Для тех, кому хочется чего-то более высокого и элегантного – загородный Клуб «Скандинавия» и СПА. Он находится в Сестрорецке на берегу Финского Залива.

Это место выбирают, чтобы отдохнуть в открытом бассейне с подогревом и насладиться другими СПА-процедурами.

На территории находится два ресторана, где подают блюда интернациональной кухни и различные фирменные блюда русской кухни.

Проживание в номерах категорий стандарт, полулюкс и люкс в главном здании Загородного Клуба. Также есть 15 апартаментов на Даче Шелепина и Даче Лихачева.

База отдыха “Илоранта”

Хотели бы сейчас оказаться в этом домике на березу озера? Тогда вам на базу семейного отдыха “Илоранта”. Отсюда удобно ездить гулять в Выборг, всего 20 км и вы у цели. Пеший маршрут по главным достопримечательностям для самостоятельных прогулок здесь.

Если бы я составляла подборку “лучшие коттеджи на новый год в Ленинградской области”, то точно бы включила это место. Зимой большое лесное озеро превращается в каток, а художественная подсветка на территории добавляет ощущение сказки.

База отдыхаМир маяков”

“Мир маяков” находится на берегу Ладожского озера рядом с Осиновецким маяком. На территории расположены: гостиница на 8 номеров, двухэтажный коттедж с баней и бильярдом и уютное панорамное кафе с русской и европейской кухней.

Для всех гостей – песчаный ухоженный пляж, волейбольная/футбольная площадка, беседки с мангалами, детская площадка.

Рядом находится музей “Дорога жизни”, мемориальные комплексы “Разорванное кольцо” и “Ладожский курган”, памятник кораблям и паровоз, работавший на Дороге жизни.

Hills & Huts

Hills & Huts взяли лучшее от романтики жизни в палатке, соединили с органичной современной архитектурой и добавили сервис гостиничного уровня. В уютных, купольных домиках можно отдыхать с семьёй и друзьями или арендовать кэмп для проведения закрытого мероприятия.

Домик укомплектован всем необходимым: дрова для камина, постельное бельё, полотенца, средства от комаров, фонарик, питьевая вода. Душевые и обычные туалеты находятся на территории кэмпа в отдельном здании.

За актуальной информацией можно следить на официальном сайте или в инстагрме. Сезон открывается в мае.

Точка на карте

«Точка на карте. Приозерск» находится на берегу Ладожского озера посреди густого хвойного леса. Особенность этого места в том, что отель состоит из современных комфортных модулей-боксов с панорамными окнами. Место для тех, кто хочет жить в уединении на природе, но со всеми преимуществами цивилизации. На территории находится кафе, панорамная гостиная, барбекю-беседки. В пешей доступности – песчаный берег Ладожского озера. Недалеко от отеля находится крепость Корела и знаменитый Валаам — до последнего из Приозерска ходят «Метеоры». Здесь прекрасно в любое время года.

Второй отель «Точка на карте. Сортавала» находится на берегу лесного озера. Размещение в одном из трех двухэтажных жилых корпусов. Каждый — с видом на озеро и лес. На территории две эко-тропы с подсветкой и зонами отдыха. Первая соединяет отель и кафе-бистро, превращая поход на завтрак в приятную прогулку по лесу. Вторая тропа пролегает частично вдоль озера.

Ахвенлампи

Ахвенлампи – четыре панорамных дома на берегу озера. Есть коттедж на 8, 6 и 4 человека. Во всех домах есть дровяная сауна и всё необходимое, рядом находится мангал и стол. Из развлечений рыбалка, можно арендовать лодку или велосипеды. Зимой покататься на санях, ватрушках, лыжах или коньках. Ахвенлампи находится в 90 км от Мраморного каньона Рускеала.

Какое из перечисленных мест вам приглянулось больше других?

Если вы любите отдыхать на природе, то вам может понравиться рассказ о поездке вокруг Ладожского озера на машине или про самостоятельное путешествие по Грузии.

Права на фотографии принадлежат их авторам. Фотографии взяты из открытых источников и социальных сетей коттеджей.

Избушки на берегу озера в Карелии зимой

Избушка на берегу озера в Северной Карелии является великолепным предложением для тех, кто любит отдых в Карелии предельно далеко от людей и цивилизации. И зимой такой отдых актуален. Несколько дней или неделя проведенная в зимней изумрудной заснеженной тайге, вдали от новостей и прочего цифрового шума цивилизации, на берегу озера, восстановят Ваше физическое и моральное самочувствие.

Мы предлагаем Вам остаться наедине с природой и наслаждаться свежестью зимней тайги северной Карелии. У нас можно взять снегоступы или лыжи и гулять по снежному лесу. Устраивайте себе зимнюю рыбалку и снежные мини-экспедиции на мотособаке, разомнитесь и поколите дров, топите баньку и наслаждайтесь жизнью и тишиной на берегу озера в Карелии зимой!

Приезжайте одни или парами, дружной компанией встречать Новый год или Русское Рождество в карельской тайге в избушке на берегу озера! Приезжайте на предновогоднюю неделю с 25 по 30 декабря! Приезжайте в любое время с 25 декабря по 10 января! Такие удивительные и богатые на впечатления Новогодние каникулы в тайге запомнятся на всю жизнь!

Новый год в лесной избушке

Отдых в Карелии в избушке на берегу озера в таёжной глуши на Новогодние каникулы: побег из цивилизации в снежную тишину + таёжная банька!

Изба Хирмуш 25.12-30.03

Изба Кайналойнен 2 25.12-30.03

Изба Приют рыбака 25.12-30.03

Дом на хуторе Войница 25.12-30.04

Избушка на берегу озера в Карелии летом и осенью

Отдохнуть от всего и всех в избушке на берегу озера в Карелии мечтают все, от физиков и лириков до миллиардеров! Северная Карелия как раз и создана для такого уединённого отдыха в объятьях девственной карельской природы.

Отдых в лесных избушках на берегу озёр в Карелии, последние годы особенно востребован. Тысячи уставших от шумных мегаполисов, новостей и гаджетов, мечтают снять домик у озера, и наши лесные избушки в окрестностях Калевалы, как раз тот самый случай и замечательная возможность отдохнуть, не отвлечься на мгновенье, а именно отдохнуть. Надышаться чистейшим воздухом и помечтать под пологом карельской белой ночи, ранним утром отчалить на лодке и всласть порыбачить и закоптить рыбки, пособирать ягоды и грибы в удовольствие. А баня? Каждая наша избушка обязательно с банькой!

Избушка на берегу озера в Северной Карелии

Мы предлагаем нашим гостям более дюжины лесных домиков, избушек-заимок, на выбор, которые находятся в 30 и до 150 километрах от Калевалы. Все они расположены на берегах живописных карельских озёр. Отдых в избушке на берегу озера в Карелии запомнится надолго, многим навсегда, и эти люди возвращаются сюда вновь и вновь!

Следует обратить внимание на то, что избы, сдаваемые в аренду, находятся в лесу и не являются туристическими комплексами со всеми благами цивилизации. Нет. Сюда как раз сбегают от цивилизации. Обычно избушки используются как временная остановка для карел, охотников и рыболовов. Уровень комфорта в таких избушках несколько ниже, чем в привычных жилых домах. Однако, именно такой уровень размещения и отдыха придает нашим местам неповторимый колорит самобытности и уединения, делая Ваши впечатления и впрямь экзотическими, что и является определяющим фактором при проведении подобного рода отдыха.

Сбежать от всех: 5 лучших мест в России для отшельников ❘ фото

Бросить все и уехать в какую-нибудь глушь — одно из популярных желаний жителей городов. Те, кому надоела суета, мечтают хотя бы неделю пожить вдали от зоны комфорта. Ты, вероятно, задумывался об этом в середине недели, сидя в кресле в офисе. Если да, то давай вместе разберемся, где лучшие места для отшельничества.

1. СПРЯТАТЬСЯ В ГОРАХ АДЫГЕИ

Продолжим ходить по югу. В сердце Краснодарского края тебя встретит республика Адыгея. Здесь начинается Кавказский хребет, поэтому не переживай по поводу летнего зноя. Горы не дают палящему солнцу полномочия на климатический беспредел. К тому же здесь очень много лесов, и ты сможешь укрыться в тени. Вообще, горы — это джек-пот, потому тебе перепадет слишком много плюшек от их свойств. Допустим, чистая вода из ручьев.

Теперь разберемся с тем, где остановиться. Для твоего отшельничества идеально подойдет все, что располагается вокруг плато Лаго-Наки. От столицы республики — Майкопа — двигайся в сторону гор, которые видно уже из города. Поищи получше и проедь подальше, потому что появится соблазн расположиться за пределами населенного пункта. Идеально подойдет для дикой жизни что-нибудь в районе поселков Гузерипль, Хамышки и станицы Даховская. Для тебя здесь есть все условия. Глубокие леса, угодья и прекрасные пейзажи.

Если совсем дикий вариант тебя страшит, то можно купить участок. Десять соток стоят от 500 тысяч. Еще не забудь потратиться на домашний скот, чтобы влиться в местную жизнь. Не поленись и попроси адыгов научить тебя готовить местный сыр. Это лакомство славится на всю Россию. Для огорода здесь тоже будет место. Не везде, конечно, — леса и горная почва могут помешать, но в поселках тебе не о чем беспокоиться. Соседей у тебя будет в них немного, поэтому считай, что здесь ты защищен от суеты. Только приятные хозяйские хлопоты.

Читайте также:  Максимальная глубина абиссинской скважины для бурения

2. РАВНИНЫ СТАВРОПОЛЬЯ И КУБАНИ

Если ты любишь полежать на сеновале и погулять в пшеничном поле, то Ставрополье и Кубань примут тебя как родного. Здесь все еще можно наткнуться на традиционный уклад хуторов. Однако не думай, что хутора — это только разгульная жизнь. Прежде всего это тяжелый труд в огороде, пашни и уход за скотом. Будешь ты кушать зимой — зависит от того, работал ли летом. Почва равнин обладает всеми условиями для роста овощей и фруктов. Поэтому деревенские жители выжимают из себя все соки, чтобы воспользоваться плюсами по максимуму. Если ты готов, то вперед!

Типичным в этом понимании можно считать хутор Новозеленчукский. Цены на землю здесь мизерные — от 300 тысяч за 15 соток. Выращивай что хочешь и сколько хочешь. Однако учти, что открытая местность предрасположена к ветрам. От солнца придется прятаться в тени деревьев, но для начала вырасти их. Зато ты выполнишь свою цель — уйдешь от цивилизации. Население поселка всего 700 человек, которые разбросаны по всему пункту. Если тебе нравится компания самого себя, свежий воздух и физический труд, то выбирай станицу по душе. Равнины просторные, выбор без границ.

Спрятаться от посторонних глаз в пределах равнины не так просто. Поэтому для полного одиночества ищи отдаленные места на границах с лесами и холмами, здесь они есть. Еще обязательно должен быть водоем, поэтому походи по степям Андроповского или Александровского района. Хорошая идея поселиться у реки Кубань. Только слишком близко к пойму свой лагерь не разбивай. Весной вода выходит за пределы берегов и подтапливает поля. Хорошее знание местности — твой путь к жизни в отшельничестве на равнине.

3. КАНОНИЧНОЕ ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО В ТАЙГЕ

Вариант для экстремалов — жизнь в тайге. Именно с этими местами у тебя ассоциируется слово «отшельничество». Обосноваться здесь трудно, потому что зимы холодные, а летом местные леса становятся бульваром для диких животных и комаров. Здесь можно легко заблудиться, поэтому если ты страдаешь от топографического кретинизма, то выбери равнины.

Но если ты считаешь себя подготовленным человеком, то тайга подарит тебе много радости от единения с природой. Здесь все необходимое для строительства избушки, в лесах много дичи. Ищи места поближе к воде, однако следи за тем, чтобы они не были интересны рыбакам или охотникам. В обратном случае нежелательные контакты с цивилизацией тебе гарантированы.

Подумай, какой вариант побега от цивилизации тебе больше подходит. Если супербюджетный, то тебе придется тратить много моральных и физических сил для обеспечения себя всем необходимым. Деревенская жизнь проще, но лишает тебя экстремальной составляющей — только мелкие заботы. Но это тоже неплохо.

4. В РАЙСКИХ УСЛОВИЯХ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

Безусловно, самые комфортные места — на юге. Сам подумай: теплые и мягкие зимы, жаркое лето, возможность заниматься огородом практически круглый год. Сбежать сюда — лучшая идея, если ты рассматриваешь условия будущего проживания. В Краснодарском крае ты не замерзнешь и будешь сыт все сезоны.

Теперь подумаем о том, где на Кубани можно разложить чемоданы. Все зависит от твоих предпочтений, и выбирать есть из чего. Если хочешь жить в стиле хиппи, то отправляйся в район Утриша. Поселок небольшой, можно заниматься рыбным промыслом и плескаться в теплой воде летом. Однако будь готов к трудностям в огороде. Не все, что ты высадишь, прорастет. Почва здесь не плодородна, и тебе нужно быть потомственным садоводом, чтобы обеспечить себя овощами и фруктами. Естественно, что-то у тебя на участке вырастет, но богатого урожая не жди.

Кстати, о земле. В самом Утрише найти землю будет крайне затруднительно — заповедная зона. Но если тебе и удастся пройти этот уровень, то готовься к боссу. Предприниматели активно скупают участки, желая превратить поселок в курортную зону. Отправляйся ближе к Сукко — тут больше шансов найти то, о чем ты мечтаешь. Урвать 6 соток можно за 600-900 тысяч рублей.

Однако у этого райского местечка у моря есть свои минусы. Близость к курортным маршрутам не самое приятное дополнение, если ты хочешь одиночества. В таком случае спасет полное отшельничество — ты можешь уйти вглубь заповедника. Этот вариант для настоящих умельцев. Если ты сможешь собрать дом из фанеры и ДСП, то добро пожаловать! В радиусе 5 километров тебя никто не побеспокоит. Таких же соседей в реликтовых лесах Черноморского побережья очень мало. Главное не столкнуться со стражами порядка. Но можешь попробовать стать егерем — это законно, и жилье дадут прямо в лесах заповедника.

5. ВЫЖИТЬ В КРАЮ ТЫСЯЧИ ОЗЕР

Хорошим выбором станет Карелия. Недаром хиппи, главные ценители свободы, проводят здесь летние фестивали. Леса Карелии послужат для тебя идеальным убежищем от лишних глаз. Если ты готов к суровым зимам, то места между Ладожским и Онежским озерами с радостью примут тебя.

Здесь тебя ждет тяжелая жизнь. На местности можно наткнуться на диких и опасных животных. Но если ты охотник, то для тебя это большой плюс. Наверное, проблем с пропитанием здесь не испытает даже самый изнеженный. Огромное количество водоемов изобилуют различной рыбой. А еще здесь много грибов и ягод. В общем, с голоду ты не умрешь.

В России уединиться легко. Страна балует тебя своими размерами и природными богатствами. Большое количество неосвоенных территорий дает шанс уставшим от цивилизации — сбежать. Поэтому несложно стать отшельником или дауншифтером практически в любом регионе России. Главное — знать лучшие места.

Самые потрясающие дома на берегу озер

Дом с потрясающим видом на озеро Вашингтон в Сиэтле смело можно отнести к одному из самых лучших экодомов на планете. Архитекторы из фирмы DeForest Architects построили жильё с четырьмя спальнями, тремя ванными комнатами, из которых открывается вид на вершину Рейнир, окутанную зелёным покрывалом леса. Открытая планировка позволяет тесно взаимодействовать интерьеру и экстерьеру.

Дом у озера, созданный Джоном Робертом Нилссоном – идеальный пример сочетания природы с роскошью, при этом сохраняя атмосферу простоты и минимализма. Чисто-белая палитра, огромный окна от пола до потолка помогают стереть границу между интерьером и окружающим дом ландшафтом. Панорамный бассейн и углублённая лаунж зона гарантируют, что на свежем воздухе жильцы будут проводить больше времени чем внутри.

Современные архитекторы и дизайнеры научились гармонично объединять запад и восток, сочетая различные стили и идеи. Удивительный дом с бассейном и спа-центром на берегу озера Whitefish в Монтане – идеальный пример такого союза. На его создателей из фирмы CTA Architects Engineers повлиял классический японский стиль.

Ещё один пример чудесного дома, гармонично вписавшегося в окружающий его ландшафт, находится в испанской Галиции. Он представляет собой полузаглублённое здание, которое практически спряталось в склоне холма. Здесь расположены кухня, гостиная и столовая. Стеклянный куб обеспечивает панорамный вид, а навес для машины выполняет ещё функции патио с красивым бассейном.

Дом у озера Комо позволяет любоваться не только водной гладью, но и чудесными пейзажами вокруг. Это дом простой и классической формы дома с двухскатной крышей.

Дом на берегу озера построен на вершине скалы, окружён лесом, а попасть сюда можно лишь на лодке. Находится он на острове Гамбье в Британской Колумбии, возле Ванкувера. Создали его специалисты фирмы Mcfarlane Biggar Architects + Designers.

При разговоре о домах у озера первая возникающая ассоциация – это классическая хижина. Вот только элегантный дом в современном минималистском стиле, построенный специалистами из фирмы Spado Architects, в австрийской Каринтии ломает этот стереотип.

Casa L – чудесный дом, принёсший на берег озера индустриальный стиль. Его построили специалисты фирмы Serrano Monjaraz Arquitectos, объединившие бетон, гранит, необработанное дерево. Огромная терраса и множество балконов позволяют любоваться живописными видами.

Плавающий дом, созданный архитектором Димитром Мальцевым, сложно назвать жильём у воды, но и простым плотом его тоже не назовёшь. Он чудесно справляется с обязанностью укрыть своих жильцов от повседневной рутины и проблем. Здесь есть полноценная кухня, ванная, гостиная и спальня.

Удивительный дом, фасад которого выходит на улицу, как у множества обыкновенных жилищ, расположен на берегу острова Вашингтон. С улицы он скрывает своих жильцов от посторонних глаз, а вот хозяева могут любоваться потрясающими пейзажами.

В лесной глуши

Автор: М.Н. Богданов, 1902 г.

Взгляните в самую глушь старого, дремучего леса, в глубокий овраг. Корни столетних дерев расползлись по обломкам скал. Всего две фигуры оживляют пейзаж. Но сколько в них выражения! Всмотритесь в эти две пары глаз. Одни круглые, желтые, с широким зрачком; другие зеленые, светящиеся. Выражение злобы самой свирепой светится в них. И глаза и фигуры совы и рыси неподвижны: они застыли; но застыли так, что в следующий момент. вот, вот еще секунда – и завяжется борьба из-за белки, в которую судорожно вонзились когти совы.

Исход борьбы предсказать не трудно: белка будет в желудке рыси, а может быть, и сова попадет туда же. Горе ей, если она прокараулит малейшее движение могучего врага и не успеет ловким взмахом крыльев увернуться от его удара. Лишь только бархатная лапа рыси коснулась пушистых белых перьев совы – участь ее решена бесповоротно.

Бедняга! Ведь она три дня уже не ела. Снегом окуталась ее родная тундра. Повыкопали в этом снегу пеструшки (маленькие, красивые бесхвостые мыши севера) галереи у самой земли; тепло им там под снегом. Лишаи, покрывающие тундру, вкусны и питательны. Пеструшка счастлива, тем более что злым врагам – песцу и белой сове – не докопаться до нее сквозь толстый слой снега.

Голодает песец; не сытно и совушке.

Белые куропатки оделись на зиму в свой белоснежный наряд. Не отличить их желтому совиному глазу от снега, не учуять в морозном воздухе чуткому носу песца.

Рогатые жаворонки, подорожники, шеврицы – словом, все пернатые обитатели, кроме белой куропатки, давно покинули тундру и отлетели зимовать одни на широкие поля и дороги средней России; шеврицы же махнули дальше, на Черное и Средиземное моря, в Аравию и Египет.

Голодно стало, невыносимо голодно хищникам тундры, и они двинулись на юг: песец в тайгу, а белая сова еще дальше. Не любит она леса. Ее родина, ее поле деятельности – открытый простор полярной тундры.

Но широки непроглядные дремучие леса северной половины русских равнин. Не перелететь их сразу, в один прием. Невольно приходится где дневать, где ночевать в тайге. Готового ужина не найдешь, надо промыслить. И было бы чего. Снег между сосен и елей испещрен узорами следов мышей лесных, кутор, белок, зайцев, тетеревов, глухарей. Клесты, щуры, синицы, дятлы и другие птички шныряют по ветвям, долбят кору, обгрызают почки. Но не с руки сове ловить добычу в чаще лесной. Голодная, усталая, полусонная уселась она на краю оврага.

Читайте также:  Бассейн в «умном доме»

Вдруг на дне оврага, по глубокому рыхлому снегу, неуклюже прыжками поскакала белочка. Ее прельстили шишки развесистой ели, росшей на противоположной стороне оврага. Широко раскрылись глаза совы; мигом порхнула она вниз и схватила редкую, необычную добычу. Довольная, счастливая уселась на скалу наша странница в надежде покушать бельчатины.

А тут вдруг настоящая хозяйка лесной трущобы, словно вора, накрыла нашу совку. Неприятно, как хотите. Делать, однако, нечего. Сама виновата. Не залетать бы в глушь частого леса, не ловить бы чужой добычи.

Другие товарки совы умнее. Перелетая через тайгу, они стануют на обширных торфяных болотах, разбросанных в тайге. Эти болота – миниатюра тундры; те же растения, почти те же обитатели, только вместо пеструшки – полевки и мыши. Жиличка тундры здесь, в своей обстановке, словно странница-богомолка, пробирающаяся в Соловки по деревням и посадам. Прилетела на болотину, отряхнулась, образилась, огляделась кругом – и лови мышей на пропитание. Никто тебе не помеха. Только посторонится коренной житель болота.

С болота на болото, по пословице: «язык до Киева доведет», добирается белая совушка до широких полей средней России, ковыльных степей Украины и Поволжья.

Простор здесь ветру буйному, его жене метелице; лишь злится вьюга-мачеха на счастье этой парочки.

Наложит зима старая, как одеяльце теплое, снег на поля, на пажити, на степи нетронутые; старик мороз, как зеркальцем, прикроет озера, и речки, и речушечки, чтоб рыбкам их теплей было. Пустеет степь широкая. Кто спрячется в норе, заснет там богатырским сном; кто улетит на юг. Но все ж не с тундрой сравнивать – и мыши, и полевочки кишмя кишат в степи.

Покроет зима снегом их, укутает как следует. Рассердится метелица, подует, снег повыметет, набьет овраги, балки им, а степь всю оголит. Счастлива куропаточка, не сердится русак, – любимцы-то метелицы: им сытно в озимях; не нужно разгребать снежок. Не то мышам, полевочкам: их ходы пораскрыты все, от галерей остатки лишь – работай на виду; а это им невыгодно. Следит за ними враг лютый. Мышкует в степи лисонька – до сотни штук отдай ей в день. Гуляет ночью злющий хорь, свирепый горностай – и им подай по четвертной, чтоб голод утишить. Не вся еще напасть. Всю степь обыщут ноченькой свои, чужие совоньки, и каждой дань плати.

Вот тут-то наша странница, лесная неудачница, как раз в своей семье; всю зиму дань дешевую сбирает со степи.

Вернемся же к хозяюшке, лесных трущоб владелице. Как жизнь ее идет?

По виду рысь – магнат, из рода кошек древнего. С собаку ростом с добрую. Плоска с боков, узка в груди, лишь лапы ее толстые, ухватные, загребные (не вышла этим в родичей). Одежда не блестящая, но все ж пестро окрашена, со вкусом и изяществом; тепла, легка шубеночка; чиста, нет ни пылиночки; а на ушах по кисточке – в любой салон веди. И вправду представительна, красива рысь в лесу. Одна беда – любви к ней нет; всяк от нее сторонится, всяк от нее хоронится и никому не радостно взглянуть в ее глаза.

Раскинулась красавица на толстой ветке еловой и греется на солнышке. Кругом же не шелохнется морозный зимний день.

Зашумел в чаще старый, матерый глухарь и сел на вершину соседней ели. Встрепенулась рысь, прищурилась, судорога пробежала по ее членам; и начала она соображать, как бы подкрасться к лакомому кусочку. Никак не выходит, как не раскинет умом. На нижних толстых сучьях ей вольготно; а забираться наверх не с руки. Голод, однако, заговорил, – рысь скакнула на соседнюю ель. Но глухарь, не будь глуп, сейчас же дал тягу. Поглядела ему вслед рысь, облизнулась и съежилась на ветке; одолела ее, как дремота, дума тяжелая, нерадостная.

Всю прошлую ночь бродила она по глубокому снегу. Есть тут, в округе, стадо лосей. Всю осень и зиму следит она за ними, ночь за ночью; следит вечер и утро; следит целый пасмурный день. Обойдет, оглядит стадо. Гложут лоси кору осин, хрустят на зубах ветви елок; обдирают толстыми, вкусными губами ягели и мхи, покрывающие стволы старых сосен. Припадет рысь на снегу; начнет красться тихо, тихо, не слышно, рассчитывая каждый шаг, из-за одного дерева за другое. Вот, вот еще немного до кудрявой елочки, за которой мирно пережевывает жвачку лосенок, уютно улегшийся на снегу. Еще шаг, два и можно прыгнуть ему на спину.

Рысь облизывается. Ей представляется, как она запускает когти и зубы в свою жертву; как горячая, вкусная кровь брызнула ей на язык. Глаза ее закрылись от удовольствия.

Лучше бы не увлекаться. В пылу фантазии рысь неосторожно наступила на сухой сучок. Дзинь. и в то же мгновенье вся семья лесных гигантов бросилась с места. В отчаянии рысь делает страшный прыжок. Но напрасно. Далеко между деревьями мчатся лоси, ломая сучья; только гул идет по лесу. И глядят им вслед злые зеленые рысьи глаза.

Жалко смотреть на владелицу тайги. Скорчилась, съежилась и, озираясь, пошла она назад, скакнула на старую валежину. Почистилась, умылась, отряхнулась; в комок собрала лапочки, уютно улеглась. Мечтает наша барышня, лесная красавица, мурлычет про себя. А в тех мечтах ей, розовых, мерещится все он, все он, тайги угрюмой красавец богатырь, дородный, вкусный лось.

И думает она: «от старых своих бабушек слыхала я не раз пословку нашу кошачью: терпеньем побеждай. Стерплю и будешь мой».

И точно. Неудача нипочем рыси. Она привыкла к ней более, чем к удачам. Она будет бродить по целым ночам, по утрам и вечерам, день за день, неделя за неделей за лосями. Она десять раз обойдет их ночевку, сообразит, обдумает все, куда они пойдут на заре. И, смотрите, она засела на развесистой ветке ели, как раз над тропой, пробитой в снегу лосями. Ее не видно. Ни одним движением не выдает хищница себя.

Занялась зимняя зорька. Тронулись лоси с ночлега. Старый, рогатый лось-вожак впереди. Жадно втягивает он морозный воздух в широкие ноздри. Уши его в постоянном движении. Старик знает путь, которым надо вести семью на покормку. Ему отлично известны все опасные места, где могут устроить засаду враги. Но всего не предусмотришь. И ведет он семью, озираючись, понюхивая, послушивая. На пути лежит широкая поляна. Вышли лоси на край ее. Вожак встал и все встали. Лосица вторит всем движениям лося, лосята тоже.

Чудную картину представляет эта группа гигантов тайги. Ростом больше самой рослой лошади. Большая тяжелая голова с толстой, словно опухшей мордой. Длинные, сильные ноги. Лопатчатые рога – до тридцати фунтов весом. Таков образ старого лося. Самка и лосята только ростом поменьше и рогов не имеют. Во всей фигуре лося видна сила и неуклюжесть; а взгляд его маленьких глаз не очень рекомендует ум гиганта. Он, действительно, что называется, прост. И при этой простоте, давно бы его извели враги, если бы лось не был осторожен. А врагов этих много. Не страшен лосю неуклюжий медведь. Он отобьется от стаи волков страшными ударами передних ног. Злейшие враги лося – рысь, росомаха, овод и человек.

Рысь и росомаха караулят лося с дерева. Как только подойдет он к засаде, они кидаются ему на шею, грызут ее зубами, пока не прокусят кровеносных жил; лось мчится со страшной быстротой; но враг крепко держится когтями. Кровь брызжет фонтаном из раны. Силы падают. Зверь изнемогает и валится от истощения. Хищник пирует; он пьет горячую кровь; кусками вырывает теплое мясо; он ест до одурения. Но не съесть же рыси или росомахе тридцатипудовую лосиную тушу. Едва двигаясь от сытости, хищник покидает добычу. Ему нужен теперь покой и ничего больше.

Не заботьтесь об остатках пира. Завтра же от гигантской туши лося останутся только кости.

Над вершинами сосен и елей прошумела крыльями черносизая птица.

Вы видали ее много раз. Она всюду и везде на всем необъятном просторе нашей родной земли. Она так же обыкновенна на гранитных берегах Мурмана, как и в горных лугах Кавказа; она вездесуща, от полей и лесов Польши до грязных вулканов Камчатки. В песчаной пустыне, вокруг Аральского моря, в полярной тундре самоедов, в густой тайге, на хлебных нивах Новороссии, на берегах любой реки – эта птица считает себя гражданином. Ее долго можно не встречать, целые недели. Но где только борьба оставит свой след в виде трупа – там первым из первых явится ворон. Это лучший санитар, очиститель земли нашей от всего мертвого, разлагающегося.

Как только займется заря, вылетает ворон с ночлега, из густых ветвей старого дерева. Нужно позавтракать – и он летит на поиски, смотря по сезону: в поле, в лес, на реку, в широкую ли степь или к жилью человека. Тихим, неторопливым полетом летит он под самыми вершинами деревьев, осматривая земную поверхность своим умным глазом. Ничто не укроется от этого взгляда.

Радостное кар. кар. раздалось по лесу – ворон увидал в чаще труп лося. Он дал круг, осмотрел все, спустился на дерево. Молча, внимательно, до мелочей обозрена им окрестность. Кто убийца? – вертится в уме птицы. И будьте уверены, он дознается. Он непременно найдет спящую рысь или росомаху – каркнет над нею, разбудит ее. Поднимется снова ввысь и каркнет громче прежнего, давая сигнал своим братьям. Они чутки и долго ждать не заставят. Вот один, другой спешат на призыв. Прилетели. Расселись по вершинам, и пошли разговоры. Совещание кончено. Вожак спустился на землю и пошел важными, неторопливыми шагами к лосю. Он обходит его кругом, останавливается, озирается, подзовет товарищей, осмотрят вместе, тогда начинается пир на весь мир.

Но недолго попировали вороны на свободе. Их карканье давно услыхали другие и спешат на раздел добычи, хотя их и не звали.

Высоко, высоко в воздухе выплывает из-за древесных вершин массивная фигура беркута. Глаз его ищет воронов. Картина пира открылась перед птицей. Орел быстро спускается сверху, прямо на лося. Он не раздумывает, не осматривается. К чему предосторожности? Где пирует ворон, значит вполне безопасно. Пирующие расступаются, отпрыгивают в стороны. Честь и место царю птиц. Вороны, однако, не смущены. Они возьмут свое, а орлиная компания полезна: в ней покойнее пировать.

Из чащи выглянул еще гость – волк, которому карканье воронов тоже приятнее всякой музыки. Он добрый десяток верст пробежал по глубокому снегу на этот зов. Устал, задохнулся, язык его высунут, дыхание часто, отрывисто. И этот тоже, не рассуждая, бежит к трупу.

Но орел не расположен уступать добычу. Он взмахнул могучими крыльями и бросается навстречу волку. Горе ему, если он не увернется; но беда и орлу, если противник воспользуется его промахами и вонзит в него свои страшные зубы.

Не ждите, однако, трагического исхода дуэли. Каждый из противников очень любит себя, и бой кончится ничем. В конце концов, оба наедятся лосины. Явятся еще орлы, воронье, подбегут другие волки. И от массивной туши лося останутся только кости.

Читайте также:  Оригинальный каркасный дом на сваях в лесной низине от австралийского архитектора max pritchard, аделаида, австралия

Разойдутся, разлетятся пирующие на отдых, кто куда. Засыплет остов снегом. Но долго еще будут ходить на могилу великана почитатели его мяса. Не раз выроют кости из-под снега и погложут их; не раз еще и поссорятся из-за них.

Однако, мы увлеклись и зафантазировались. Мы не совсем, впрочем, повинны в этой фантазии. Всю ночь она грезилась рыси, засевшей на сучке. Она давно уже услыхала движение лосей с ночлега и осмотрелась в своей засаде. Она, кажется, срослась с сучком, окаменела, как только они показались на поляне. Она готова к нападению; лишь невольная дрожь, пробегая по телу, выдает ее волнение; да глаза, острые, пронизывающие, светятся злым, зеленоватым блеском.

На поляне все тихо. Только клесты веселой толпой шнырят по веткам пихты и шелушат ее шишки. Семейка пушистых соек показалась на окрайных деревьях.

Лось двинулся вперед, а за ним и семья. Ярче загорелись зеленые глаза рыси; усиленно бьется ее сердце; все мускулы напряжены. Еще несколько шагов. скачок – и она на шее вожака.

Вдруг вскрикнула сойка, которой блеснули зеленые рысьи глаза. Товарки подхватили. Моментально лось-передовик фыркнул и бросился в сторону. Кончено! Засада не удалась. А счастье было так близко. О ненавистная сойка!

Зачем сердиться, моя красавица. Не лазила бы лучше в гнезда соек, не лакомилась бы их птенчиками. Поделом тебе теперь.

Лениво прыгнула рысь с ели и пошла бродить по лесной чаще. И рада, рада, если удастся закусить мышью до самых сумерек. Тогда, может, попадется зайчик.

Однако, довольно. Я невольно увлекся жизнью обитателей лесной чащи в зимнее время. Я коснулся лишь немногих из тех, с кем рысь, по преимуществу, сталкивается зимой. Случайность встреч, случайность положений не вымышлены мной ради красного словца. Идите в глушь дремучего леса, вы все увидите воочию. Вы увидите в сто раз больше.

В глушь леса забираются на зиму многие животные. Сюда заходят даже жители полей. Зимой в лесу теплее, чем в поле. Здесь нет простора леденящему ветру. Только гул идет в вершинах сосен, а внизу тишина и покой. Поэтому кроются в лес те, кто не в силах вести борьбу с ветром. А придет лето, наступят жары, и сюда, в лесную глушь, будут укрываться от них другие гости. Но о них в другой раз.

Потрясающий загородный дом в лесной глуши с прекрасным видом на озеро

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 086
  • КНИГИ 589 356
  • СЕРИИ 21 943
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 987

Она оглянулась просто так, безо всякой причины – просто легкий холодок пробежал по спине. Ни тени, ни звуки, ни запахи не мешали ее спокойной прогулке, но что-то неясное, неуловимое вдруг напугало и заставило повернуть голову. Одиночку в лесу всегда поджидает волк, подумала она, удивившись собственному страху. За время ее прогулок по Патерностеру такое с ней было впервые. Она хорошо знала эту часть заповедника, и хотя здесь случались с ней и неприятности – костер, по их с Маркосом вине однажды в ветреный день чуть было не переросший в пожар, пораненная при падении нога и то, как она увидела повешенного оленя, у которого собака вылизывала семя, – все это были отдельные эпизоды, результаты неосторожности или жестоких нравов и никогда – чья-то злая воля. Поэтому она задержала шаг, несколько раз глубоко вдохнула, прислушалась к звенящему безмолвию леса и в первый раз с тех пор, как вышла из отеля полтора часа назад, нарушила тишину, громко сказав:

– Здесь никого и ничего нет. Бояться нечего.

Однако спокойствия ей это не добавило. Она с удивлением заметила, что сердце заколотилось быстрее, а слово «страх» клещом вгрызлось в мозг и не желало отпускать его. Она вспомнила, что написала тремя неделями ранее в дневнике: «Страх – отнюдь не невинное чувство», и почувствовала, что посреди леса, в одиночестве, избавиться от него будет нелегко.

Решив прогуляться после завтрака, она запланировала подняться до пещер с наскальной живописью в Юнке, там подкрепиться холодным обедом, заранее положенным в маленький рюкзачок еще в отеле, и изучить кое-какие детали, нужные ей для завершения картин. А перед тем как вернуться, у нее еще будет время подумать о своих отношениях с Маркосом, подумать спокойно, созерцая неповторимый пейзаж, при виде которого невозможно поверить, что существуют зараженные реки, черный дым в небе, загрязненные ядовитыми отходами поля. Она надела удобные непромокаемые сапоги, холщевые брюки, светлую рубашку мужского покроя, кепку и отправилась в путь. Все было так же хорошо, как и во время предыдущих прогулок, поэтому она не желала поддаваться нелепому чувству страха. Она понимала: очень легко испугаться, одиноко шагая в чаще леса, но напомнила себе, что она сильная и независимая девушка, что после смерти отца одна живет в мадридской квартире и открывает дверь, не спрашивая «кто там?», что презирает боязнь темноты и двойные засовы, а еще больше – малодушный подозрительный взгляд, который свойственен одиноким женщинам, вздрагивающим от каждого дверного звонка в ожидании беды. Она шла полтора часа с лишним и без особого сожаления повернула бы назад, но подозревала, что если сейчас вернется в отель, то больше никогда не осмелится отправиться гулять одна, потому что знала: память часто играет с нами злые шутки. Она подтянула лямки рюкзака, отхлебнула воды из фляги и решительным шагом продолжила путь.

Через пять минут лесная дорога, накатанная машинами, вывела к большой прогалине, а оттуда разделилась на две тропы. Левая, более широкая, спускалась к озеру. Не останавливаясь, она пошла по правой, поднимавшейся к пещерам с рисунками, и снова затылком почувствовала, будто кто-то наблюдает за ней, желая удостовериться, что она следует заранее выбранным маршрутом. Опять засомневавшись, не стоит ли вернуться, она ускорила шаг, хотя и понимала, что уж здесь-то вероятность встретить кого-либо ничтожно мала – по этой пустынной тропе почти никто не ходил, все предпочитали гулять по долинам и холмам, глазея на крупных зверей заповедника, которые в больших количествах паслись у болота и позволяли фотографировать себя, не слишком опасаясь людей. Капля пота сползла у нее по лбу и скользнула между бровями к носу. Она вытерла ее рукавом и, сама не зная почему, может, чтобы определить положение солнца, подняла глаза к небу. Очень высоко, в лазурной утренней вышине медленно парили два коршуна, сытые и довольные, видимо переваривая мышь, змею или какую-нибудь падаль, съеденную на рассвете. Ее всегда удивляло и восхищало великолепие и многообразие птиц, встречавшихся в заповеднике, причем их здесь было гораздо больше, чем других животных, – подчеркнуто безразличный ко всему коршун, величественный орел, изящный, белогрудый, будто с салфеткой на шее, стервятник, высокомерный черный аист с клювом, полным лягушек, гриф, сладострастно и методично пожирающий падаль, сокол, пикирующий на головы своих жертв с высоты, проворный и элегантный стриж, наглая сорока, молчаливый ястреб, рассекающий тюль неба острыми ножницами своих крыльев, иволга с вибрирующим колокольчиком в горле, куропатка, которая, взлетев, так хлопает крыльями, будто у нее ломаются кости. Она всегда считала их лучшим доказательством того, что этот клочок земли сохранился в первозданном виде, чистый, незагрязненный. Птицы были свободны, и если уж появлялись в Патерностере, так потому, что здесь еще осталась природная среда, почти исчезнувшая во всех других местах. Можно искусственно создать зону обитания для кабанов или оленей, огородив ее забором, но невозможно огородить кусок неба, чтобы там жили и размножались хищники. Как хорошо, подумала она, что это место не слишком известно, а то каждое воскресенье здесь ходили бы толпы туристов; хотя сейчас она была бы не прочь услышать поблизости голоса, крики детей, смех, даже треск радио, транслирующего футбольный матч, потому что все еще не избавилась от преследующего ее страха. Она слышала, что заповедник вот-вот должны объявить национальным природным парком или чем-то в этом роде, и спросила себя: конечно, планы замечательные, но сможет ли она в будущем вот так, свободно, в одиночестве бродить по здешним тропам безо всяких помех и навязанных маршрутов? Она уловила шум за спиной и вновь ощутила прилив страха. Ей показалось, будто треснула сухая ветка, но она повторила себе, что это вовсе не повод бояться. Наоборот, лес излучал угрозу, когда погружался в звенящую тишину, а не когда был полон звуков. Она снова почувствовала сухость во рту, остановилась, чтобы сделать глоток из висящей на поясе фляги, и заметила в прохладной воде привкус пыли, попавшей ей в рот за время прогулки. Лес воистину чудесным образом обострял все чувства, притуплявшиеся в городе, помогал, будто заново, ощутить каждую, самую маленькую частичку своего тела. Закрыв флягу, она вспомнила, что ни в каком другом месте не получала такого наслаждения, занимаясь любовью, как посреди леса – на траве или в палатке, поставленной возле укромного озерного залива, где потом купалась голая, каждой порой кожи впитывая прохладу свежей воды. Она вспомнила о нем и о его отказе провести вместе эти выходные; она хотела просто поговорить с ним без свидетелей – о том, что между ними не ладилось, поговорить безо всяких взаимных упреков и слез. Она опустила голову, чтобы повесить флягу на пояс, а подняв ее, увидела фигуру человека, возникшего из ниоткуда, он бросился на нее с ножом в руке – грозным пастушеским ножом, лезвие которого со временем темнеет и теряет свою прямизну, но, заточенное о гранитный камень, становится еще более страшным смертоносным оружием. Она закричала и попыталась защититься, выставив перед собой руки. Боль в запястье настигла ее на мгновение раньше, чем боль в левой груди, – она ясно почувствовала, как, разрывая нежную плоть, сталь вонзается в тело. В ту же секунду ее забил озноб и во рту появился неприятный вяжущий привкус. Нож вышел из груди, чтобы нанести новый удар в основание шеи. Она ощутила, как холодная сталь вгрызается в сухожилия и хрящи, как внутри что-то обрывается, а вместо крика изо рта вырывается нечленораздельное животное клокотание. Ее удивило охватывающее тело тепло, оно разлилось по груди и обожгло горло, будто она глотала что-то горячее и липкое, совсем не похожее на воду, которую пила минуту назад, и это ощущение вызывало у нее нестерпимую тошноту. Теперь она поняла, что умрет, поняла, что знала это с того самого момента, как свернула с лесной дороги на тропу, ведущую к пещерам. Она протянула руки навстречу своему палачу и изо всех сил вцепилась ему в одежду, оставив грудь совсем беззащитной перед ножом. Она укололась о какую-то булавку и, не зная почему, сжала пальцы еще сильней, будто этот укол мог заставить ее забыть о боли в горле. Ей показалось, что она падает назад и тонет в ярко-красной реке; через мгновение она уже ничего не чувствовала.

Ссылка на основную публикацию