Пентхаус «людвиг»;: шикарный дом на океане

Farnsworth house. Святой Грааль немецкого модерна

Farnsworth house, построенный между 1945 и 1951 для доктора Эдит Фарнсворт в качестве дома для отдыха, рассматривает основные вопросы взаимодействия между человеком и его окружением. Именно в нем Людвиг Мис ван дер Роэ полностью воплотил свою концепцию о сильной взаимосвязи между домом и природой. Находящийся в штате Иллинойс, дом расположился на участке в 24 гектара, по которому протекает река Фокс.


Объект: дом Фарнсуорт / Farnsworth house
Архитектор: Мис ван дер Роэ
Год постройки: 1951
Адрес: 14520 River Road, Plano, IL 60545, Соединенные Штаты
Офицальный сайт: http://www.farnsworthhouse.org/

Конструкция и концепция дома Farnsworth

Одноэтажный дом площадью 140 м 2 состоит из восьми стальных колонн, которые поддерживают крышу и пол, эти колонны имеют структурную и декоративную функцию.

В промежутках между колоннами находятся окна от пола до потолка по всему дому, открывая вид на лес вокруг. Идея проекта дома была в том, чтобы обеспечить приватность в доме с помощью деревьев, расположенных на частной территории.

Святой Грааль немецкого модерна

Людвиг мисс ван дер Роэ объяснил так эту концепцию: «Природа тоже должна жить своей собственной жизнью. Мы должны быть осторожными, чтобы не нарушить ее цветом наших домов и внутренней отделки. Тем не менее, мы должны попытаться объединить природу, дома и людей в высшем единстве».



Архитектор хотел, чтобы конструкция была как можно более свободной и легкой, и поэтому он поднял дом на 1,6 метров от земли. Благодаря этому кажется, что здание парит над землей. Помимо стен в центре дома, ограждающих ванные комнаты, кухню, шкаф и камин («ядро»), планировка полностью открыта в традиции истинного минимализма. Тем не менее, по чертежам видно, что на потолке запланированы карнизы для разделения пространства. Архитектор при проектировке дома предусмотрел и создал возможность зонирования помещения.

История дома Farnsworth

Построенный дом Farnsworth в результате стал идеальным проектом архитектора, но его омрачила огласка спора между архитектором и заказчиком, который начался в конце строительства. Общая стоимость дома составляла $ 74000 в 1951 году. Перерасход в размере $ 16000 по сравнению с утвержденным до начала строительства бюджетом, был связан с послевоенным увеличением цен на материалы. Мис ван дер Роэ подал иск за неуплату в размере $ 28 173, затем доктор подала встречный иск о возмещении ущерба в связи с предполагаемой халатностью, который был отклонен. Суд обязал доктор Эдин оплатить счета.

При планировке Мис ван дер Роэ признавал опасность затопления. Он проектировал дом на высоте, чтобы защитить его от самых высоких прогнозируемых паводков, которые ожидались через каждые сто лет. Уже в 1954 году река поднялась на шесть футов выше столетней отметки и затопила дом. Тем не менее, Мис был не в состоянии предвидеть увеличение стока воды, вызванного развитием в районе Чикаго, которое и привело к наводнениям. Современные исследования утверждает, что дом затапливало около шести раз (последний в 2008 году).

В 1972 году, Farnsworth house был приобретен британским магнатом недвижимости, коллекционером произведений искусства лордом Питером Палумбо. Он добавил кондиционер, обширное озеленение и свои коллекции произведений искусства.

Теперь дом работает как музей и открыт для посещений как музей. Он включен в Национальный реестр и получил статус Национального исторического памятника в Америке.

Карьера Людвига Миса ван дер Роэ была долгим и терпеливым поиском архитектуры, которая была бы истинным выражением души своей эпохи промышленного производства. Он хотел использовать архитектуру как инструмент, чтобы примирить желания и настроение человека с новым духом массового общества. Хотя были некоторые проблемы с содержанием дома, нет никаких сомнений в том, что это воплощение простоты в чистом виде.

Дом из стекла Фарнсуорт архитектора Миса ван дер Роэ, Плано, Иллинойс, США

Стеклянный дом Филипа Джонсона и дом Фарнсуорт Миса ван дер Роэ часто сравнивают, но то, чем они отличаются, гораздо важней их сходства. Оба представляют собой стеклянную коробку с открытым планом, примерно одинакового размера, разработаны для частного владения. Но первый твердо стоит на земле, а второй немного парит над ней. Джонсон попытался сделать так, чтобы структура дома затерялась, а Мис четко ее выделил. И, конечно же, цвета – один черный, а другой белый.

Джонсон закончил свой проект на два года раньше Миса, однако, он подсмотрел у коллеги некоторые детали. Мис уже много лет изучал идею использования пространства, что видно по его поздним работам. В этом смысле дом Фарнсуорт был очень важной работой на пути развития этой мысли. Конечно же, дом не сильно подходит для проживания, но зато является истинным шедевром современной архитектуры.

Кратная информация

  • Год завершения строительства: 1951;
  • Архитектор: Людвиг Мис ван дер Роэ;
  • Расположение: Плано, Иллинойс, США;
  • Размер: 140 квадратных метров.

Заказчица и архитектор познакомились на ужине у совместного друга в конце 1945 года. Фарнсуорт была знакома с творчеством Миса и попросил спроектировать для нее загородный дом, в котором можно было бы проводить выходные. В этот же вечер архитектор дал свое согласие.

Фарнсуорт уважала Миса и его креативные идеи, поэтому дала ему много свободы действий. Ее прельщала мысль, что этот дом мог стать прототипом новой американской архитектуры.

Загородная резиденция стоит на реке Фокс и чтобы избежать затопления, Мис поместил ее чуть выше уровня реки. Он также расположил дом параллельно реки, чтобы из него открывался выигрышный вид на окрестности.

Он состоит из трех параллельных плоскостей: пол, крыльцо и крыша.

Два крыльца намерено придают дому некую асимметрию, а также направляют посетителей так, чтобы вначале они увидели дом с южного фасада.

Северная сторона настолько скучна, что ее можно было бы назвать совсем не интересной, если бы не одна деталь. Отсюда можно заметить, что пол и потолок выходят на рамки колон. В конце концов, именно Мису принадлежит фраза “Бог в деталях”.

Этот нюанс придается всему дому легкость и невесомость, тогда как за ее осуществлением стояли долгие, точные, тяжелые расчеты.

С этого ракурса видно, как Мис включил реку и все окрестности в свой план. Однако заказчице не понравилось такое отсутствие приватности, и она установила на окнах завесы.

Здесь начинается неприятная история, связанная с домом. Когда строительство было окончено, и Фарнсуорт въехала в дом, архитектор с ней уже не общался. Он подал на нее в суд, потому что она отказывалась платить, а она подала встречный иск, основываясь на том, что дом не подходит для жизни. Архитектор выиграл оба дела, но больше не брался за частные резиденции.

Вход в дом расположен между столовой и кабинетом. За деревянной стеной есть две ванные, кухня и камин. Перед ней гостиная, которая на фото. Вдали виднеется шкаф, который был установлен уже после завершения проекта, а за ним спальня.

Мис верил, что такое использование стекла будет способствовать единению человека с природой.

Несмотря на взаимные иски, хозяйка владела домом более двадцати лет. В 1972 году его купил другой владелец, убрал все завесы, установил кондиционеры и разрешил людям посещать его, пока хозяина не было.

Спустя тридцать лет дом был выставлен на аукцион и выкуплен совместными усилиями защитников здания и Национального фонда охраны памятников истории.

За последние двадцать лет река Фокс поднялась выше уровня пола, поэтому в 1996 году его подняли еще выше в ходе реконструкции. Наводнения угрожают дому и сейчас, но фонд уже знает, как действовать, чтобы защитить интерьер.

Мир путешествий в фотографиях

Дома, построенные на скалах

В мире существует много интересных мест, о которых многие из нас даже не догадываются. А когда узнают о них, то отказываются верить в то, что такие существует. В этой теме я хочу представить наиболее необычные и нереально красивые места, предназначенные для жилья человека.

Говоря о жилище, человек привык представлять городскую квартиру или частный дом, который находится либо в черте города, либо за городом. Но в мире существует много необычных домов, во многих из которых, согласился бы жить каждый.

Итак, краткий обзор необычных и загадочных домов, которые по тем или иным причинам были построены на скале (или в скале).

The Cliff House — знаменитый ресторан, который находится на океаническом побережье Калифорнии, недалеко от Сан–Франциско. Это потрясающе красивое здание было было одним из символов Восточного Побережья. Построенное впервые в 1863 году, здание дважды сгорало и один раз пережило серьезное землетрясение. Так оно выглядело с 1884 до 1907 года, когда сгорело в от банальной поломки дымохода. Здание реконструировали в конце 1970–х. Ресторан существует до сих пор.

The Cliff House The Cliff House The Cliff House Cliff House в наше время

Сана. Wadi Dhar. Построен этот пятиэтажный дворец в Йемене в 1930 году Имамом Яхьей как летняя резиденция. Но это не его идея, вырастить дом на скале — Дворец был воздвигнут на фундаменте, заложенном ещё в доисторические времена. После свержения Имама в 50-х годах, Дворец перешел в собственность государства Йемен. Долгое время здание пустовало, а в 1990 году на него было множество планов. Но после реставрации Замок стал музеем. Сегодня в нем организовываются выставки картин и фоторабот, посвященных Йемену, а так же, культурные мероприятия — танцевальные коллективы приезжают в это сказочное место в национальных костюмах со всех уголков страны.

Сана. Wadi Dhar Сана. Wadi Dhar

Больше фотографий Дворца можно посмотреть тут: http://karina-yem.livejournal.com/84053.html?thread=839253

Скалистые столбы Метеора. Находятся эти необычные, и вместе с тем завораживающие каменные изваяния недалеко от реки Пиньос в 1-2 километрах к северу от греческого городка Каламбака (Kalambaka) (бывшая Стаги) и в 21 километре к северо-западу от города Трикала. Вершины этих скальных образований возвышаются более чем на 300 метров, отдельные из них достигают 600 метров. А самое уникальное в этой местности то, что на вершинах этих скалистых изваяний, построены человеческие жилища, которые называются Скалистые столбы Метеора (Meteora).

Читайте также:  Печь Бренеран (Булерьян) – газогенераторная, для бани, Акватэн

Скалистые столбы Метеора

Замок Даннотар (Dunnotar Castle) — Место, где построен шотландский замок Даннотар — скалистое плато площадью чуть больше гектара на высоте 50-ти метров, со всех сторон окружено морем и соединено с основной частью суши лишь узенькой тропинкой. Подробнее о замке Даннотар можно прочесть тут:

Замок Даннотар (Dunnotar Castle) Замок Даннотар (Dunnotar Castle) Замок Даннотар (Dunnotar Castle) Замок Даннотар (Dunnotar Castle)

Замок Нойшванштайн — сокровище Альп. Замок Нойшванштайн (что в переводе означает «Новый лебединый утес») был возведён по указанию «сказочного короля» Любвига II, очень не любившего Мюнхен, но любившего строить, как писал Фейхтвангер, «в разных труднодоступных местностях дорогостоящие, роскошные замки«. И все его строения получались удивительно красивыми, как в сказке, за что короля и прозвали “сказочным”.
О своем собственном чудо-замке Людвиг II начал мечтать еще в детстве. С раннего возраста он любил участвовать в театральных представлениях и наряжаться. Лето королевская семья проводила в Хохеншвангау, родовом имении Швангау, которое отец Людвига Максимилиан II приобрел в 1833 году. Сам немного романтик, Максимилиан для работы над проектом реставрации замка нанял не архитектора, а художника-сценографа.
Строительство замка началось в 1869 году и продолжалось вплоть до 1886 года. Посвящен замок был рыцарю Лоэнгрину и первоначально задумывался как трехэтажная готическая крепость. Постепенно проект претерпевал изменения, пока замок не превратился в пятиэтажное сооружение в романтическом стиле, что больше всего, по мнению Людвига II, соответствовало легенде.
Замок Нойшванштайн стоит на месте двух крепостей — переднего и заднего Швангау. Людвиг II приказал на этом месте путем взрыва скалы, опустить плато приблизительно на 8 м и создать тем самым место для постройки «сказочного дворца».
Подробнее о Замке Нойшванштайн можно прочесть тут: http://lifeglobe.net/blogs/details? >

Замок Нойшванштайн Замок Нойшванштайн Замок Нойшванштайн Замок Нойшванштайн Замок Нойшванштайн Замок Нойшванштайн

Замок «Ласточкино гнездо», г.Ялта (Украина, Крым). Здесь жили: русский генерал, придворный врач, московская купчиха, нефтяной промышленник и барон, московский ресторатор. Дом на скале сносили, строили новый, конструировали и реконструировали. Каждый новый хозяин видел в этом замке что-то свое и хотел переделать его под себя. Но замком (из обычного дачного домика) «Ласточкино гнездо» сделал нефтяной барон, который любил по долгу бывать в Крыму. Он отдал проект «Ласточкино гнездо» автору и проектировщику Красной площади в Москве, и автор постарался, чтобы сооружение готического стиля выглядело легко и романтично.
В 1927 году замок пострадал от сильного землетрясения и в скором времени его пришлось закрыть по причине аварийности сооружения. И только спустя 40 лет, после ремонта, замок вновь открыл свои двери для туристов и путешественников.

Замок «Ласточкино гнездо» Замок «Ласточкино гнездо» Замок «Ласточкино гнездо»

Предъямский замок. Расположен замок в Словении в 12-ти километрах к северо-западу от Постойны и 9 км от Постойной пещеры. Это «гнездо» — величайший образец великолепного мастерства, средневекового воображения, храбрости и непокорности — встроено прямо в скалу высотой 123 метра.
История Предъямского замка уходит своими корнями в глубокое прошлое: замок был построен в XII веке и остался внешне таким, каким мы видим его сегодня.
Самый известный хозяин замка – Эразм — поселился в нем в XV веке. Жить в огромном и холодном замке было не слишком приятно, зато безопасно. А Эразму было от кого скрываться: поссорившись однажды с одним из родственников цезаря и убив его, Эразм обрек себя на вечное преследование. Вот и нашел он себе спасение от гнева властителя и наемной погони в Предъямском замке.

Предъямский замок Предъямский замок Предъямский замок Предъямский замок

Свято-Успенский пещерный монастырь. В нескольких километрах от Бахчисарая (Крым) находится живописное ущелье Марьям-дере, что в переводе с татарского означает «ущелье Марии». В этом ущелье расположился не только пещерный город, но и пещерный монастырь.

Свято-Успенский пещерный монастырь Свято-Успенский пещерный монастырь Свято-Успенский пещерный монастырь

Департамент Cotes-d’Armor — находится на севере Франции в городе Плоугрессант (Plougrescant). Сам домик принадлежит коммуне «ТTrois Rivires», население которой 1400 человек. Основана коммуна французскими хиппи и зарабатывает на свое существование туризмом.

Департамент Cotes-d’Armor Департамент Cotes-d’Armor Департамент Cotes-d’Armor

Дом Клингстона. Владелец этого дома — 79-летний архитектор из Бостона г-н Генри Вуд. Он приобрел столь необычный и красивый дом с бывшей женой Джоан в 1961 году за $ 3600. Особняк был пуст на протяжении двух десятилетий. Клингстон был построен дальним родственником Ловеринг Уортоном. Г-н Уортон работал с художником Уильямом Трост Ричардс, чтобы создать дом с 23 -мя комнатами на трех сторонах, исходящих от обширного центрального зала. Общая стоимость строительства, которое было завершено в 1905 году, обошлась в $ 36,982.99. Но валюта в 1905 году была не такой, как сейчас. Возможно стоимость дома на сегодняшний день, оценивается около $ 4 миллионов.

Дом-маяк Томаса Поинта находится в Мэриленде, в Чесапикском заливе чуть севернее устья South River (Южная Река). Этот необычный дом был создан на отмели еще в 19 веке (август 1885), и уже больше двух веков омывается речными волнами и предупреждает проходящие суда об опасности.

Дом-маяк Томаса Поинта Дом-маяк Томаса Поинта

Dar al-Hajar или «Дом на скале» служил зимней резиденцией Имама Яхьи, который правил Йеменом с 1918 по 1948 год. Дворец был построен на скале в 1930-х годах и стал культурным символом Йемена.

Dar al-Hajar или «Дом на скале»

Дом на острове-скале. Это не просто дом и не на простом острове в Исландии, а мечта многих креативных дизайнеров — одинокий дом на одинокой скале. Одиночество, творческая обстановка для генерации идей, великолепные виды и ощущение простора, а значит и свободы.

Дом в Исландии на острове-скале

Этот необычный дом на скале, который находится в Таиланде, был построен не для развлечения. Человек, который обитает в этом жилище, выполняет функции охранника этой скалы, выросшей в буквальном смысле слова из воды.
Дело в том, что скальный останец содержит огромное количество ласточкиных гнезд, которые селятся в щелях и промоинах камня. А человек, который живет на этой скале, занимается тем, что каждую весну собирает со всех гнезд яйца и переправляет их в Китай. В Китайской кухне ласточкины яйца считаются большим лакомством, очень дорогим и полезным продуктом. Вот по этой причине некоторые предприимчивые люди вынужденны были построить такое необычное жилище на верху скалы и охранять свои будущие доходы.

Таиланд, охранная хижина

Частный дом в Швейцарии уютно расположился на краю скалы.

Дом на скале в Швейцарии

Каменный Дом в Португалии. На мой взгляд, самый идеальный вариант жилья для людей, любящих горы и занимающихся скалолазанием. Тут тебе и жилье, и боулдеринг вместе.

Каменный Дом в Португалии Каменный Дом в Португалии

Заброшенный дом на небольшой скале около берега в Индийском океане.

Дом на берегу Индийского океана

Дом в скале, который находится в городе Кашина (Cascina, Италия).

Дом в скале, город Кашина (Cascina)

И еще небольшая фотоподборка необычных домов из испанского города Сетениль-де-лас-Бодегас, которые смотрятся как вросшие в буквальном смысле слова, в скалы. Сетениль-де-лас-Бодегас (исп. Setenil de las Bodegas) — город и муниципалитет в Испании, входит в провинцию Кадис, в составе автономного сообщества Андалусия. Муниципалитет находится в составе района Сьерра-де-Кадис. Занимает площадь 82 км². Население 3016 человек (по данным на 2005 год). Расстояние 157 км до административного центра провинции.

Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания Город Сетениль-де-лас-Бодегас, Испания

Автор статьи: Татьяна Сенченко

Людвиг Мис ван дер Роэ: гений универсального пространства

27 марта родился выдающийся архитектор и дизайнер Людвиг Мис ван дер Роэ (1886 — 1969). Его любовь к стеклу и стали, простая геометрия и принцип «Меньше — значит больше» определили архитектурный облик современных городов

27 марта исполняется 133 года со дня рождения легендарного Людвига Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe 27.03.1886 — 17.08.1969) — знаменитого немецкого архитектора-модерниста, одного из основателей и ведущего представителя «интернационального стиля», дизайнера и автора культовой коллекции мебели Barcelona, неподражаемого директора Баухауса, ярого поклонника стекла и стали.

Главной темой его творчества всегда был и оставался непреложный функционализм, отказ от погони за голым формализмом и желание ответить на вопрос, что есть главная задача архитектуры.

Людвиг Мис ван дер Роэ родился в 1886 году в Аахене. Первые уроки строительного искусства получил благодаря своему отцу — простому тесальщику камня. После трудного периода ремесленной школы и различных мастерских в 1905 году он переезжает в Берлин, где поступает на работу в архитектурное бюро немецкого классициста Петера Беренса (Peter Behrens). Именно здесь закладываются истоки его философии во главе с конструктивизмом, как первоосновой архитектуры. Благодаря службе в бюро также происходит его знакомство с молодыми Вальтером Гропиусом (Walter Gropius) и Ле Корбюзье (Le Corbusier).

В 1911–1912 Людвиг Мис руководил возведением здания немецкого посольства в Санкт-Петербурге по проекту Беренса. Тогда же, из желания приблизиться к немецкой знати, молодой архитектор создает себе новую фамилию. К своему имени он добавляет девичью фамилию матери «Роэ» и голландскую аристократическую приставку «ван дер» (воспользоваться традиционным немецким «фон» было невозможно из-за юридических нюансов).

Читайте также:  Односкатная крыша своими руками

В 1913 году Людвиг Мис ван дер Роэ открывает собственное бюро, а в конце 1920-х его приглашают принять участие в проектировании поселка Вайсенхоф. Вниманию общественности немецкий архитектор представляет трехэтажный жилой дом со свободной планировкой. Основные секции, лестничные клетки, кухни и санузлы внутри помещений были зафиксированы, для всего остального оставались подвижные перегородки. Т.е. внутри каждой отдельной квартиры оставалась возможность образования новых произвольных форм.

Как это ни печально, самая знаковая постройка немецкого архитектора не сохранилась до наших дней в изначальном виде. Речь идет о павильоне Германии на Всемирной выставке в Барселоне 1929 года. «Интернациональный стиль» Миса ван дер Роэ достиг апогея: плоская крыша символизировала отказ от национальных культурных особенностей архитектуры и излишнего украшательства в пользу чистого функционализма и рационализма.

Простые линии прочных стальных опор, большое количество черного и дымчатого стекла, разнообразие поверхностей из мрамора, оникса, травертина. Все здесь подчинялось одной лишь «мисовской» фантазии и строилось на принципе сквозного движения пространства, которое свободно перетекает через полупрозрачные перегородки и растворяется в контрастной окружающей среде. После окончания выставки павильон был разобран и отправлен в Германию, воссозданием занялись лишь в 1980-х годах несколько каталонских архитекторов. Исключительная точность и тщательность реконструкции позволила современным поклонникам архитектуры буквально прикоснуться к шедевру.

Кстати, именно для павильона Германия был разработан культовый предмет мебели кресло Barcelona. Силуэт объекта был основан на курульном кресле древнеримской знати, хотя от старого образа остались лишь Х-образные ножки. Каркас был выполнен из излюбленного материала немецкого гения — хромированной стали.

В начале 1930-х годов Людвиг Мис ван дер Роэ недолгое время возглавлял школу Баухаус, а позднее был вынужден эмигрировать в США. В 1938 году архитектор обосновался в Чикаго и получил предложение возглавить Иллинойсский технологический институт. Не упуская возможности, Мис инициировал перестройку местного кампуса; многие здания его авторства функционируют до сих пор.

В Америке архитектор отходит от принципов функционализма в погоне за чистой формой — конструкционным идеалом становится простой стеклянный параллепипед. Мастер продолжает работу, проектируя идеальные геометрические высотные здания под девизом универсальности пространства.

Среди них — Сигрэм билдинг в Нью-Йорке, IBM плаза в Чикаго, небоскребы в Торонто. Последней масштабной работой Миса стала Новая национальная галерея в родной Германии (Западный Берлин), построенная в 1968 году. Спустя год архитектор умер в Чикаго.

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Стеклянный дом Фарнсворт архитектора Людвига Мис ван дер Роэ в Плано, штат Иллинойс

Цвета домов и интерьеров не должны уничтожать природу вокруг.

Людвиг Мис ван дер Роэ (Мария Людвиг Михаэль Мис 27 марта 1886 – 17 августа 1969) знаменитый немецко-американский архитектор. Наряду с Ле Корбюзье и Фрэнком Ллойд Райтом, он по праву считается одним из первых мастеров архитектуры модерна, определивших облик современных городов.

Стеклянная любовь архитектора Миса.

Стеклянный дом на Лисьей реке близ Чикаго был построен в 1951 году для известного врача-нефролога, переводчицы итальянской поэзии, скрипачки и коллекционера Эдит Фарнсворт. Доктор Фарнсворт приобрела девять акров земли старого хутора на берегу реки рядом с городком Плано, штат Иллинойс, в шестидесяти милях к юго-западу от Чикаго у полковника Роберта Маккормика, издателя Chicago Tribune. Цена покупки земельного участка составила $ 500 за акр. На хуторе был дом и хозяйственные постройки, но доктор Фарнсворт захотела построить что-то новое. Она обратилась к известному архитектору Людвигу Мису фон дер Рое, чья карьера находилась в то время на пике. В выборе архитектора сыграли роль общие знакомые и чувства, чуть большие, чем просто восхищение перед творчеством архитектора. Дом был спроектирован в 1946 году, но построен только к 1951 году, поскольку Эдит Фарнсворт ожидала получения наследства от тети, на которое она собиралась строить дом. А счет за дом вышел совсем не малый – $73,000.00, что эквивалентно по покупательной способности полумиллиону долларов в настоящее время. Что же, заказчица хотела получить дом для отдыха на выходных, причем дом необычный, не такой как у всех. И за это пришлось заплатить. Причем, не только деньгами, но и разрывом отношений с архитектором, судом, скандальной известностью и 21-м годом борьбы с просчетами в конструкции Стеклянного дома.

Работа над проектом началась в 1946 году и Людвиг с Эдит стали проводить много времени вместе, обсуждая будущий необычный дом, в кортом Мис ван дер Роэ желал воплотить основы новой архитектурной эстетики минимализма, свое рода протестантизма в мире христианства архитектуры. В этом доме должны были воплотиться идеи, которые архитектор вынашивал три десятилетия. В основу был положен уже разработанный проект, от коророго отказались предыдущие заказчики. Это должен быть дом, где ни одна лишня деталь не отвлекала бы от единства с природой, где суетность бытия и бытовые проблемы отходили бы на второй план, перед созерцанием великой вечности, открывающейся за панорамой окон Стеклянного дома. Эдит, которой тогда было 42 года, увлеклась образами, нарисованными 59-летним привлекательным архитектором. В 1947 году проект дома был представлен на выставке в музее современного искусства.

Строительные работы начались в сентябре 1949 года и в 1951 году подошли к концу, но не были завершены в части внутренней отделки и меблировки. По слухам отношения между заказчиком и архитектором начали портиться, когда доктор Фарнсворт попросила установить в доме отдельный гардероб, который не был предусмотрен проектом. Мис ван дер Роэ же в ответ сказал, что приезжая на выходные, можно обойтись крючками для одежды на двери ванной комнаты. Доктора Фарнсворт, которая, как говорят, мечтала о том, что Стеклянным домом на выходные она сможет пользоваться не в полном одиночестве, данный ответ лишил всякой надежды на счастливые перспективы ее сложного многоходового домоустроительного проекта. Возможно, что сыграло свою роль и превышение сметы архитектором на $16,000.00. Так или иначе, заказчица отказалась оплачивать счета и бывшие друзья и несостоявшиеся партнеры встретились в суде, где на глазах у всей Америки отстаивали свой взгляд на уникальный стеклянный дом и его стоимость. Что же. “Любовь уходит, когда приходят деньги”, – так говорил комик и философ Граучо Маркс. Суд встал на сторону архитектора, сумевшего доказать, что превышение сметы было вызвано инфляцией из-за войны в Корее и роста цен на дефицитную в то время сталь. В суде всплыли и многочисленные конструктивные просчеты архитектора, которые существенно осложняли жизнь заказчицы в доме. Отношения заказчика и архитектора стали так широко известны, что послужили основой для двух пьес “Стеклянный дом” Джун Финфер и “Джесси и Толстяк” Алана Фитча.

Прежде чем мы рассмотрим Стеклянный дом доктора Фаренсворт в деталях, упомянем, что это архитектурное произведение искусства в настоящее время является важнейшей частью американской архитектурной иконографии, прекрасным примером современного и интернационального стиля архитектуры. Стеклянный дом послужил идейной основой, визуально-тектоническим воплощением царствующего ныне минимализма и функционализма. Дом Фарнсворт есть кристаллизация новейшей эстетической архитектурной идеи, где “меньшее означает большее”, где внешний облик здания следует за функциональностью, где постройка сливается с окружающим ландшафтом и природой.

Несмотря на все претензии к дому, Эдит Фаренсворт продала его только в 1968 году британскому девелоперу и коллекционеру лорду Питеру Палумбо, после того как вышла на пенсию в 1967 году и переехала жить под Флоренцию в Италию. Скончалась Эдит в 1978 году в возрасте 74 лет.
Сэр Палумбо высоко ценил свое приобретение и считал Стеклянный дом “современным аналогом классическому греческому храму, который вот так просто расположен на лужайке на берегу реки”. Именно Палумбо вернул дому оригинальный вид (было демонтировано тонированное остекление навеса, установленное Эдит) и наполнил его мебелью дизайна Миса ван дер Роэ.
В 2003 году Стеклянный дом был выкуплен у владельца Национальным фондом охраны памятников истории на аукционе Сотбиз за $7,5 миллиона. Меценаты собрали эту сумму для города, когда стало ясно, что дом, возможно, будет приобретен каким-либо коллекционером “на вывоз” для установки у себя в усадьбе.
Сейчас памятник архитектуры находится в управлении фонда, открыт для посещений как музей ($20-$25 за входной билет) и сдается в аренду для свадебных торжеств, приемов, фото и киносъемок. Стеклянный дом открыт для посещений с апреля по ноябрь и в год его посещают всего 8000 человек.

(Фотографии: Для иллюстраций ниже использованы общедоступные фотографии Carol M. Highsmith (если не обозначено иное) из коллекции Библиотеки Конгресса США в обработке автора статьи. Все фотографии кликабельны.)

Облик Стеклянного дома Эдит Фаренсворт обладает беспрецедентным слиянием с окружающим миром. Весь дом, от внешнего облика, до крайне минималистического интерьера с лаконичными формами мебели являются воплощением протестантской пуританской идеи чистой простоты во всем, начиная от мыслей и заканчивая обликом жилища – “beinahe Nichts” или “почти Ничего”, то есть сокращение каждого элемента до самой своей сущности.

Как и идеи Миса ван дер Роэ Стеклянный дом словно парит в воздухе, будучи приподнятым над землей на вертикальных стальных стойках.

Мис ван дер Роэ говорил: “Когда вы видите природу через стеклянные стены дома Фарнсворт, она обретает новый более глубокий смысл, чем, если бы вы просто смотрели на нее снаружи. Природа вы и дом становитесь частью единого Великого целого. До того как я не посмотрел на окружающий мир через стекла дома Фарснсворт, я не мог представить насколько живописным может быть пейзаж. Нужно быть осторожным, чтобы использовать нейтральные тона в интерьере помещений, потому что природа снаружи припасла для вас всю свою чудесную гамму. Эти цвета постоянно меняются, и я хотел бы сказать, что это просто великолепно”.

В том числе и благодаря Стеклянному дому Фарнсворт имя Людвига Миса ван дер Роэ вошло в четверку архитекторов “великих создателей современной архитектуры”, где компанию Мису составили Вальтер Гропиус, Ле Кюрбюзье и Фрэнк Ллойд Райт.


5 проектов Миса ван дер Роэ, доказывающих, что «истина в стекле»

Стекло — наряду со стальным или железобетонным каркасом — стало основой «мисовского» универсального языка, с помощью которого он создавал свою архитектуру. Или, говоря словами Миса, — «переносил в пространство волю эпохи».

Непрофессиональное большинство знает Людвига Миса ван дер Роэ как автора немецкого павильона в Барселоне. В крайнем случае — афоризма «Бог в деталях». Между тем, до павильона в 1929 году, к которому мы еще вернемся, было, к примеру, здание совсем другого «павильона» — посольства Германии в Санкт-Петербурге.

Неоклассический «дворец» на Исакиевской площади, символом гипертрофированной весомости которого стали конные статуи на фронтоне, Людвиг строил вместе со своим наставником Петером Беренсом (1911-1912). Кони, впрочем, со временем были утрачены, но еще раньше пропала вера ван дер Роэ в неоклассицизм. Изучив его в теории и на практике, но так и не найдя ответа на главный волновавший Миса вопрос, — в чем же задача архитектуры — сразу после начала Первой мировой ван дер Роэ открывает свое бюро и начинает собственные изыскания.

Стеклянный небоскреб, кирпичный дом, бетонный дом, 1921-1924

Сразу оговоримся, что несколько проектов, разработанных Мисом в этот период, реализованы так и не были. Однако в них оказались сформулированы — а в дальнейшем неизбежно применены — основные принципы архитектурного метода и подхода ван дер Роэ.

Яркий представитель модернизма, которым постепенно становился Мис, мечтал найти средства универсального высказывания в архитектуре — такие, чтобы не зависели ни от функции здания, ни от его географического положения.

«Я фактически ярый противник идеи, что специфика здания должна иметь индивидуальный характер, — скорее, характер должен быть универсальным, определяемым общей проблемой, которую архитектура должна стремиться решить», — писал Мис. И универсальное архитектурное решение для конструктива здания придумал как раз в проекте «стеклянного небоскреба».

Итак, у здания есть «кости» (каркас) и «кожа» — например, стекло. Если кости, как им и положено, будут находиться под кожей, то нет нужды использовать отдельные оконные конструкции.

И, придя к такому выводу, Мис легким движением руки нарисовал башню со сплошным остеклением, хотя технологии того времени могли предложить лишь ленточное остекление в чередовании со сплошными поверхностями.

В двух других проектах — жилых домов из бетона и из кирпича соответственно — ван дер Роэ руководствовался как раз реалиями: на сохранившихся эскизах стеклянные участки фасада обеих построек соседствуют с полностью глухими.

Но новизна их как минимум в том, что мы видим опять-таки «кости и кожу». Стены «выгнали на улицу» и они перестали быть конструктивными элементами. Ну, а внутри — продолжение эксперимента с разработкой универсальной формы проектирования.

Что же такое универсальная, то есть многофункциональная планировка? Оказывается, гибкая и мобильная, что на практике означает фактическое отсутствие перегородок и зонирования.

Тем не менее, именно в концепциях кирпичного и бетонного дома — в тот период, когда никакой особой доктрины проектирования частных домов не существовало, — Мис ван дер Роэ сформулировал принцип деления внутреннего пространства на приватную и общественную части.

Для Миса это деление было скорее вынужденной мерой: он понимал, что ряд помещений — вроде санузлов и спален — возле стеклянных стен размещать нельзя, а нужно концентрировать ближе к композиционной середине дома. Однако принцип впоследствии так всем полюбился, что его до сих пор охотно берут на вооружение. Просто не знают, что его придумали почти 100 лет назад.

Павильон Германии на Всемирной выставке в Барселоне, 1929

Разумеется, мы не можем не упомянуть самую знаковую постройку ван дер Роэ, ставшую реальным воплощением его многолетних идей и замыслов. Под плоской крышей установлены тонкие, но прочные стальные опоры — и вот уже отпадает необходимость устанавливать массивные стены. Стекло, плиты декоративного камня (оникса и полированного травертина) — Мис получил возможность играть с фактурами и теми самыми «деталями», в которых он видел бога.

Кстати, самое божественное, что, с точки зрения ван дер Роэ, доступно человеку, — это природа. Потому стеклянные стены, стирающие границы между человеком и природой, человеком и космосом, — краеугольный камень «мисовской» философии.

Будучи последователем Фомы Аквинского, Людвиг верил в гармоничный союз разумного и божественного, человеческого и природного, причем не банальное их мирное сосуществование, а глубокое и плодотворное взаимопроникновение.

Находящийся в павильоне не просто наблюдает за природой из окна — она сама приходит к нему в дом, пространства перетекают одно в другое: нет ни дверей, ни замкнутых помещений. Только несколько предметов мебели — ван дер Роэ разработал их специально для проекта павильона, и коллекция Barcelona по его чертежам выпускается по сей день, хотя придумана была в 1929 году.

Кресла, шезлонги и банкетки и X-образных опорах, действительно, шедевральны — в том смысле, что очень ясно выражают философию своего автора, который убежден, что «ценность вещи — в ее использовании». Позже он скажет, что проектировать мебель, пожалуй, сложнее, чем небоскреб, и теперь понятно, почему Чиппендейл так знаменит.

«Стеклянный дом» Фэрнсуорт-Хаус, 1946-1950

Дом для женщины-хирурга из Чикаго (Farnsworth House) стал квитэссенцией еще нескольких лет исследовательской работы Миса в области малоэтажного домостроения. Постепенно развивая идеи, заложенные в Барселонском павильоне, архитектор пришел к очень чистому решению — простому прямоугольному в плане объему, размещенному на подиуме и от этого кажущемуся зависнувшим в воздухе.

Опоры и плиты перекрытий выкрашены в белый цвет, стены полностью стеклянные, почти без членения, так что и внешние, и внутренние перегородки едва угадываются — за исключением тех, что ограничивают санузел.

При том, что лаконичные формы постройки далеки от природных биоморфных. она как будто растворяется в окружающем ландшафте. Так и должны, по мнению ван дер Роэ, соотноситься человеческое и божественное: проникать и дополнять друг друга, сохраняя свою изначальную сущность.

«Природа должна жить своей собственной жизнью, нам не следует разрушать ее красками своих домов и интерьеров. Но мы должны стремиться к тому, чтобы придать природе, домам и людям высшее единство. Когда вы смотрите на пейзаж сквозь стеклянные стены Фэрнсуорт-хауc, он приобретает более глубокое значение, чем в том случае, когда вы созерцаете его, находясь вне здания. К пейзажу предъявляются большие требования, когда он становится частью более обширного целого», — объяснял архитектор свою точку зрения в одном из интервью.

Мис уже приехал из фашистской Германии в США и готовится к триумфальному шествию своих небоскребов и их прямых «потомков» по всем крупным американским городам.

Иллинойский технологический институт, 1946-1952

Впрочем, первый американский заказ ван дер Роэ — институт в Чикаго, в котором, кстати, архитектор впоследствии преподавал.

Объемно-планировочное решение полностью определяется функцией: единую форму с возможными перегородками заменяет сеть сообщающихся и перетекающих друг в друга модулей-параллелепипедов.

Уже знакомая тема открытого павильона, опробованная в Барселоне, воплощена в здании архитектурной школы Краун-Холл (Crown Hall): на заглубленном в землю и замаскированном первом этаже покоится полностью остекленный второй — с мощным каркасом, вынесенным вовне.

Сталь и стекло — палитра художника становится все лаконичнее. Однако «универсальность» именно это и подразумевает — никаких излишеств и украшательств. «Чем меньше, тем больше» — это еще одна знаменитая формула от ван дер Роэ. Только «железная логика» (стальной каркас) и божественная матушка-природа — лучшее, кстати, украшение для любой архитектуры.

Чикагские и нью-йоркские небоскребы, 1950-е

«Чтобы действительно понять, чем является архитектура, мне понадобилось пятьдесят лет — полстолетия», — писал в эти годы Мис ван дер Роэ. Идею стеклянных небоскребов, которую он вынашивал с 1920-х годов, наконец-то удается осуществить.

Первой ласточкой становятся жилые высотки на Лейк-Шор-Драйв (Lake Shore Drive, 1951) — хотя, по большому счету, от последовавших вскоре «Коммонуэлс променад» (Commonwells Promenade, 1957) и офисного здания Сигрэм-билдинг в Нью-Йорке (Seagram Building, 1958) они отличаются не слишком сильно. Несмотря на то, что для последнего использовалось особое стекло — сиреневое, с добавлением сплава золота, в то время как перемычки каркаса изготовлены из меди.

«Моя концепция и подход к работе над Сигрэм-билдинг не отличались от работы над другими зданиями, которые я построил. Моя идея, или, лучше, „направление“, которым я иду к ясной структуре и конструкции, приложимы не только к какой-либо одной проблеме, но ко всем архитектурным проблемам, которыми я занимаюсь», — пояснял Мис свои идеи универсализма. И пусть спустя годы его обвинят чуть ли не в «типовом проектировании», изначальная идеология мастера была от этого бесконечно далека.

Уже упоминавшийся Фома Аквинский и развившееся из его трудов философское направление неотомизма говорили о «высшей гармонии» и «абсолютной идее» — их и пытался воплотить ван дер Роэ, аккуратно сведя абсолют к универсуму, невыразимого бога — к осязаемым и формирующим наше окружение деталям.

Другие ключевые понятия томизма и неотомизма — лучезарность и светлость. «Определение истины по Фоме Аквинскому — „Истина есть сущность факта“. Я никогда не забываю этого. Это обнадеживающий и направляющий свет», — делился архитектор своими мыслями в дневниках. И, чтобы наполнить свои постройки этим светом и символической истиной — делал стеклянные стены.

Ссылка на основную публикацию