Отреставрированный исторический дом с современным роскошным интерьером

Особенности русской усадьбы: стиль и интерьер, история и современные интерпретации

Русская усадьба стала отдельным явлением в архитектуре и дизайне интерьеров. И сейчас многие владельцы загородных домов пытаются воспроизвести это направление. Давайте попробуем разобраться, чем отличается русская усадьба от обычных особняков, немного окунёмся в прошлое и рассмотрим особенности такого интерьера.

Художник Станислав Жуковский известен своими картинами, на которых он любовно изображал старинные русские усадьбы. По его картинам можно изучать интерьеры домов с середины XIX и до начала XX века.

С. Ю. Жуковский. Поэзия старого дворянского дома, 1912

С. Ю. Жуковский. Большая гостиная в Брасове, 1916

С. Ю. Жуковский. Интерьер библиотеки помещичьего дома, 1910-е

Сразу определимся, что говорить мы будем именно об усадьбах, а не избах, теремах и княжеских дворцах. Об избах и теремах сказано немало, это тоже история, причём более древняя. А повторить роскошь и царский стиль дворцов русских князей в настоящее время могут себе позволить единицы. Да и кто решится на воспроизведение такого стиля — в современных реалиях это сложно себе представить.

Русский терем, как место проживания достаточно зажиточных семей, сейчас можно встретить в основном в старинных городах и деревнях. Резные наличники, дерево в качестве основного материала, четыре небольших комнаты вокруг солидной печи, веранда — вот основные отличия такого строения.

Интерьер же русской избы в настоящее время можно встретить в банях, иногда так строят дачи люди, которые увлекаются стариной. Здесь всё просто, по-деревенски, без изысков и лишних деталей.

Итак, немного разобравшись с теремами и избами, переходим непосредственно к усадьбе. Название это происходит от «сажать» или «садить». Под усадьбой традиционно понимается загородная постройка, целый комплекс, куда помимо самого жилого дома входят хозяйственные строения и обширный сад. Принято различать следующие виды усадеб:

  1. Боярские или купеческие усадьбы, которые начали появляться в XVII веке.
  2. Помещичьи усадьбы, которые оставались основным местом проживания зажиточных россиян вплоть до начала XX века, а особенную популярность получили в XIX веке.

Барон Николай Врангель (брат Петра Врангеля, предводителя Белого движения) в 1902 году отправился в провинцию, чтобы подробно изучить особенности усадеб тогдашних помещиков. Вот как он описывал традиционную усадьбу в своей книге: «Белые дома с колоннами, в тенистой чаще деревьев; сонные, пахнущие тиной пруды с белыми силуэтами лебедей, бороздящих летнюю воду. ».

Белый или иногда синий дом в классическом стиле, колонны с коринфскими ордерами, максимум два этажа, широкое крыльцо или терраса — такой внешний облик русской усадьбы не устарел и сейчас.

На этом фото усадьба Гальских, расположенная в Череповце. Сейчас это дом-музей, рассказывающий о быте помещиков начала XIX века.

Что касается интерьера русских усадеб, то следует отличать купеческий стиль от более позднего, созданного под влиянием европейских, в основном французских направлений и приближённого к современным реалиям.

На этих снимках дом купца Клепикова, расположенный в Сургуте. Хорошо видно обилие текстиля, очень простая отделка, дощатый пол, добротная деревянная мебель. Такую металлическую кровать с пружинами, уверены, многие из вас ещё застали у бабушки в деревне. Обратимся вновь к барону Врангелю, который интерьер усадьбы описывал так: «Внутри, в комнатах, — чинные комфортабельные стулья и кресла, приветливые круглые столы, развалистые бесконечные диваны, хрипящие часы с ржавым басистым боем, и люстры, и подсвечники, и сонетки, и ширмы, и экраны, и трубки, трубки до бесконечности».

Мебель в такой усадьбе зачастую была разномастной — старинный сундук, доставшийся от деда, мог соседствовать с новомодным французским стулом или английским креслом, которые владелец дома по прихоти супруги приобрёл во время поездки в город. Традиционно в русской усадьбе был зал для приёма гостей и, если позволяли размеры дома — балов, а также кабинет, который становился мужским убежищем хозяина.

На этом фото интерьер усадьбы, построенной в посёлке Медное озеро (под Санкт-Петербургом) архитекторами Еленой Барыкиной и Славой Валовень для коллекционеров антикварной мебели. Почти все предметы меблировки аутентичны, но есть в этом доме и современные реплики, созданные «под старину».

Если вы хотите воссоздать в своём доме интерьер русской усадьбы, следует придерживаться таких принципов:

  1. Обязательным элементом станет деревянный пол, можно паркетный или из досок.
  2. Мебель лаконичная, лучше из тёмного дерева, с тонкими ножками.
  3. Межкомнатные двери и плинтус белые.
  4. Стены тоже могут быть деревянными, окрашенными в нейтральные оттенки (но лучше — белоснежными). Можно также использовать обои под старину, которые имитируют текстиль.
  5. Столы круглые или овальные, с красивыми скатертями, светильники с уютными абажурами и лёгкие шторы.

Что касается кухни и санузла, то здесь целесообразно использовать изразцы. Дверцы кухонных шкафов можно оставить деревянными или расписать под Гжель, как на представленном нами примере.

Отдельно следует упомянуть о том влиянии, которое на интерьер русской усадьбы оказал ампир или поздний классицизм, пришедший из Европы. В рамках помещичьей усадьбы это направление получило название «сельский ампир», став менее помпезным и роскошным.

Сейчас стиль русской усадьбы некоторые домовладельцы представляют себе, как некую смесь избы, кантри, шале, рустика и современных мотивов.

Что ж, стиль русской усадьбы всегда был некой смесью различных направлений, взяв многое из классики и истории нашей страны. Однако, если вы будете придерживаться главных канонов, в итоге у вас должен получиться лёгкий, не перегруженный мебелью интерьер, уютный, свежий, достаточно простой и при этом действительно домашний, настоящая чеховская дача, не раз описанная классиками русской литературы.

Квартира неделиКвартира с историческими интерьерами на Старо-Невском

Лепнина, восстановленные оригинальные окна, дореволюционная и современная мебель в пространстве бывшей коммуналки

Бывшую коммунальную квартиру на Конной улице в двух шагах от Невского проспекта ее нынешний хозяин Андрей Болтянский приобрел более года назад. У него и его друга Антона Кочеткова совместный бизнес (типография, специализирующаяся на печати по ткани, и крафтовая пивоварня), и недвижимость в центре Петербурга тоже с самого начала рассматривалась как бизнес-проект. Сейчас квартира занимает три комнаты бывшей коммуналки из семи. Когда процесс ремонта и реставрации доведут до конца, здесь по плану появится мини-отель.

The Village рассказывает об удачном примере работы со «старым фондом»: хозяева бережно сохранили детали исторического интерьера и оригинальную мебель, деликатно внедрив при этом в пространство современные элементы.

75 квадратных метров

Андрей и Антон сразу поставили цель найти квартиру с сохранившимися деталями интерьера — как минимум с лепниной и интересными окнами. Поиск длился около года: подходящий вариант нашелся в Доходном доме Райбштейна (1911–1912 годов постройки) на Конной улице — шестиэтажное здание с башенкой известно среди прочего интересным двором-колодцем, стены которого украшают барельефы с античными вазами, гирляндами и медальонами. Выбор пал на коммунальную квартиру, которая, по воспоминаниям нынешних хозяев, как это обычно бывает, находилась в «абсолютно убитом» состоянии, но не в безнадежном: в одних комнатах исторические детали интерьера сохранились лучше, в других —хуже.

Первым делом снесли гнилые стены — там, где это позволяла планировка. В результате образовалось пространство, состоящее из двух гостиных, спальни и кухни. Дальнейшая задача, поставленная перед дизайнерами, была амбициозная: «Максимально сохранить суть дореволюционной квартиры, не превращая ее при этом в антикварный заповедник». На вооружение взяли принцип «прелесть в деталях» — благо сохранившихся оригинальных деталей хватало, нужно было лишь привести их в порядок.

Самой сложной и длительной задачей, как вспоминают хозяева, была чистка и полная реставрация потолка, в результате которой сохранили рисунок лепнины. Второй важный элемент — красивые деревянные окна: оригинальные рамы сняли и отвезли в реставрационную мастерскую, заодно сохранили и всю оконную фурнитуру, и деревянные подоконники. В квартире выделяются массивные восстановленные двери из спальни в гостиную, а также дубовый паркет, который тоже, конечно, потребовал отдельной реставрации. В одной из комнат даже сохранились потолочные металлические балки — их решили сохранить как оригинальный элемент. А одно из маленьких окон образовалось на месте «зимнего холодильника».

Как и во многих петербургских доходных домах, в спальне интерьер удачно дополняет печь, облицованная белой плиткой, — еще предстоит почистить дымоход, чтобы ее можно было использовать по прямому назначению.

Хозяевам повезло: часть мебели — дубовый стол, шкафы и буфет — остались в квартире после покупки. Что-то потребовало реставрации, а что-то, на удивление, сохранилось в приличном состоянии, и дополнительные восстановительные работы не понадобились. Чтобы разбавить классический стиль, в одной из гостиных поставили также оставшийся от прошлых жильцов интересный советский диван, который обтянули новой тканью, напечатанной в собственной же типографии. Люстры — итальянские модели 60-х годов, купленные в Финляндии. В ванной использовали современную метлахскую плитку, а пол на кухне украсили непропорциональным плиточным узором.

Пространство квартиры четко разделено по цветам. Так, в большой гостиной акцент сделан на оттенках зеленого (одна из стен, элементы ковра, занавески, диван и даже маленькая антикварная подставка для ног). Картина на стене в исполнении художника-друга архитекторов — авангардистский портрет Петрова-Водкина с красным конем — подчеркивает, по замыслу дизайнеров, и общий подход к интерьеру квартиры на Конной, сочетающий сдержанную классику и яркую современность.

Какие интерьеры оформляют в дореволюционных домах: 5 реальных проектов

Покупка квартиры в старом фонде – это всегда высокобюджетная сделка. Привлекательность такой недвижимости очевидна: дореволюционные дома находятся в центре, а их история бесценна. Но есть и свои минусы, которые отпугивают многих покупателей, но только не героев этой статьи.

Материал подготовила: Юлия Сахарова

1. Квартира в доходном доме

Где: Санкт-Петербург
Площадь: 100 кв. м
Автор проекта: Татьяна Снежкина

Читайте также:  Преображение старой мельницы в современный загородный дом для семейного отдыха

В гостиной — старинная печь Ракколаниокского гончарного завода, бережно отреставрированная и работающая: в квартире сохранились дымоходы. Фото: Дмитрий Царенщиков.

В гостиной — старинная печь Ракколаниокского гончарного завода, бережно отреставрированная и работающая: в квартире сохранились дымоходы. Фото: Дмитрий Царенщиков.

Но плюсов было больше. Так, обнаруженные во время расчистки помещений дополнительные дверные проёмы помогли более рационально организовать «логистику» передвижений по дому. Кроме того, дымоход оказался работающим, и сохранились два камина и печь, так что в квартире удалось организовать печное отопление (в дополнение к центральному).

Лаконизм стал объединяющим фактором для разных по времени и стилю предметов — современные вещи хорошо вписались в концепцию дома с историей.

Лаконизм стал объединяющим фактором для разных по времени и стилю предметов — современные вещи хорошо вписались в концепцию дома с историей.

В этой квартире две спальни — женская и мужская. Женскую спальню спроектировали в комнате с эркером, а в нём устроили зимний сад.

В этой квартире две спальни — женская и мужская. Женскую спальню спроектировали в комнате с эркером, а в нём устроили зимний сад.

Где: Москва
Площадь: 64 кв. м
Автор проекта: Наталья Гусева

Изначально в квартире не было камина, но, по словам дизайнера, он буквально просился сюда. Очаг спроектирован по её эскизам, в топку вмонтирован биокамин. Семья любит собираться около очага за чтением книг. Фото: Сергей Ананьев.

Изначально в квартире не было камина, но, по словам дизайнера, он буквально просился сюда. Очаг спроектирован по её эскизам, в топку вмонтирован биокамин. Семья любит собираться около очага за чтением книг. Фото: Сергей Ананьев.

Планировку признали вполне комфортной для жизни современной семьи, поэтому перепланировку делать не стали. В итоге в этой квартире, как и было, – четыре комнаты: гостиная, спальня и две детские.

В небольшой, но уютной кухне удалось разместить круглый стол, за которым собирается вся семья. Ретроплита пришлась кстати в квартире с историей.

В небольшой, но уютной кухне удалось разместить круглый стол, за которым собирается вся семья. Ретроплита пришлась кстати в квартире с историей.

В отделки спальни дизайнер использовала рафинированные оттенки серого, а также обои с ненавязчивым орнаментом.

В отделки спальни дизайнер использовала рафинированные оттенки серого, а также обои с ненавязчивым орнаментом.

Для тонких ценителей старины вопрос «плюсов и минусов» иногда вообще не стоит: ведь то, что получается в итоге, – шедевр, а шедевры поистине бесценны. Уникальный интерьер в стиле модерн был воссоздан благодаря усилиям хозяйки. Она разбирается во всех стилистических тонкостях модерна и профессионально занимается реставрацией антиквариата и предметов старинного быта. Интерьер жилища должен находиться в гармонии с экстерьером дома, считает она, поэтому с самого начала было понятно, какой должна быть эта квартира.

В интерьере этой квартиры нет ни одного современного предмета мебели или осветительного прибора. Фото: Зинон Разутдинов.

В интерьере этой квартиры нет ни одного современного предмета мебели или осветительного прибора. Фото: Зинон Разутдинов.

Из всех разновидностей модерна был выбран теплый по цветовой гамме, насыщенный темным деревом, патинированной бронзой и цветной керамикой русский модерн (в сочетании с некоторыми приемами и формами немецкого югендстиля).

Владелица квартиры решила заполнить пространство только настоящими старинными предметами обихода – от мебели до туалетных принадлежностей в ванной. Здесь создана подлинная картина быта начала XX века. Хозяйка с самого начала точно знала, как должна выглядеть квартира, поэтому ее можно по праву считать автором художественной идеи проекта.

При отделке использовались только аутентичные для модерна материалы и техники: лепной декор, отделка деревом стен и потолков, бумажные обои, дубовый паркет, керамическая, в том числе метлахская, плитка, художественная роспись фрагментов стен, витражи.

При отделке использовались только аутентичные для модерна материалы и техники: лепной декор, отделка деревом стен и потолков, бумажные обои, дубовый паркет, керамическая, в том числе метлахская, плитка, художественная роспись фрагментов стен, витражи.

Где: Москва
Площадь: 195 кв. м
Автор проекта: Олег Тощев

Эти апартаменты занимают пространство старинной московской квартиры в доходном доме. История таких квартир в советскую эпоху была стандартной: её превратили в коммуналку.

Главное помещение квартиры — гостиная — состоит из двух функциональных зон: диванной группы и столовой. Дверь с фацетированными стёклами ведёт в холл детской зоны. Фото: Александр Камачкин.

Главное помещение квартиры — гостиная — состоит из двух функциональных зон: диванной группы и столовой. Дверь с фацетированными стёклами ведёт в холл детской зоны. Фото: Александр Камачкин.

Кухонная зона также выполнена в цвете натурального дерева и слоновой кости. Пол декорирован метлахской плиткой, а столешницы — из натурального мрамора.

Кухонная зона также выполнена в цвете натурального дерева и слоновой кости. Пол декорирован метлахской плиткой, а столешницы — из натурального мрамора.

По словам архитектора, особенность этого проекта — в его постоянстве, в отсутствии эффектов «на час». Нашей целью было создание пространства, на которое не могли бы повлиять сиюминутная мода или временные предпочтения.

По словам архитектора, особенность этого проекта — в его постоянстве, в отсутствии эффектов «на час». Нашей целью было создание пространства, на которое не могли бы повлиять сиюминутная мода или временные предпочтения.

Где: Москва
Автор проекта: Мария Бахарева, Никита Бахарев

А эта квартира располагается в реконструированном старинном доме. Перекрытия, инженерия – всё новое, современное. В цокольном этаже – гараж и домашний кинотеатр.

Одно из самых элегантных помещений на первом этаже – столовая, сочетающая светло-желтый солнечный цвет обоев и драпировок и глубокий кобальт фарфоровых аксессуаров. Фото: Зинон Разутдинов.

Одно из самых элегантных помещений на первом этаже – столовая, сочетающая светло-желтый солнечный цвет обоев и драпировок и глубокий кобальт фарфоровых аксессуаров. Фото: Зинон Разутдинов.

Квартира трёхуровневая, и это обстоятельство позволило создать интерьер по образу и подобию загородного дома. В качестве ведущего стиля выбрали классику. Концепция квартиры родилась в соавторстве с хозяйкой. Благодаря ей в декоре появились утонченные цветовые сочетания золотисто-жёлтого и кобальтово-синего, обои с цветами в спальнях и элегантная мебель.

Пространство спальни находится на втором этаже. Уютная и нежная обстановка создана благодаря обоям с цветочным рисунком и тщательно подобранному текстилю.

Пространство спальни находится на втором этаже. Уютная и нежная обстановка создана благодаря обоям с цветочным рисунком и тщательно подобранному текстилю.

По замыслу авторов проекта, кабинет может играть еще одну роль – роль «мужской» гостиной. Это единственное помещение в квартире, декорированное в подчеркнуто мужском стиле.

По замыслу авторов проекта, кабинет может играть еще одну роль – роль «мужской» гостиной. Это единственное помещение в квартире, декорированное в подчеркнуто мужском стиле.

Как реставрировать руину: новые подходы к старым проблемам

Что значит «корректное отношение к памятникам архитектуры»? Вроде бы и регламенты есть, и правила, но результат нас часто разочаровывает, и споры по этому поводу не стихают. Однако постепенно, от проекта к проекту, начинают выкристаллизовываться новые, современные принципы реставрации, способные, кажется, примирить все заинтересованные стороны.

Может ли реставрация с приспособлением допускать капитальное строительство? Всегда ли имеет смысл восстанавливать утраченное и докомпоновывать памятник новыми элементами? Нужно ли докапываться до оригинального облика здания, беззастенчиво счищая все остальное? Вопросов действительно много, и подробно их обсуждали на круглом столе в рамках выставки «Интермузей», посвященном приспособлению исторических зданий к современному использованию.

Среди участников был и координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин, и президент DOCOMOMO Russia Владимир Шухов, и Елена Соловьева — руководитель научно-проектного объединения «Регулирование градостроительной деятельности на исторических территориях и территориях зон охраны объектов культурного наследия» Института Генплана Москвы. А поводом для встречи, модерируемой директором Музея архитектуры им. А.В. Щусева Ириной Коробьиной, стал проект бюро «Рождественка» по реставрации флигеля «Руина» (который сейчас действительно находится в руинированном состоянии) и приспособлении его под новое музейное пространство.

Проект, победивший в закрытом конкурсе, представляла руководитель бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева, которая — вместе с остальными спикерами — сформулировала базовые принципы своего подхода. И он, как единодушно высказали надежду собравшиеся, станет в будущем «путеводной звездой» для многих собственников и пользователей исторических памятников — тех, что ломают голову, как правильно поступить с доставшимся им «добром». Разработчикам реставрационных проектов эти тезисы тоже могут оказаться полезными.

1. Руина как явление имеет не только эстетическое, но и культурно-просветительское значение

Близкое знакомство «Рождественки» и флигеля «Руина» — бывшего каретного сарая в составе комплекса зданий усадьбы Талызиных на Воздвиженке — состоялось задолго до того, как пользователь усадьбы, Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева, объявил конкурс на проект реконструкции. Некоторое время назад музей предложил Наринэ Тютчевой и ее команде устроить в пространстве флигеля выставку, посвященную 20-летию бюро. И вместо того, чтобы сдуть пыль с накопившихся за два десятка лет макетов и планшетов и расставить их аккуратными рядами в колоритном полуразрушенном здании, Наринэ решила сделать выставку, посвященную какому-то одному, но очень важному смысловому посылу, вынесенному из накопленного профессионального и жизненного опыта. На нужную мысль натолкнуло само пространство флигеля: экспозицию посвятили культуре руин в целом.

Сотрудники бюро провели целый ряд исследований, чтобы выявить аспекты влияния руин на архитектуру и культуру. И оказалось, что руины в определенном смысле формировали историю развития и того, и другого. Так, руины античного Рима, безусловно, повлияли на культуру Возрождения. В XVIII веке открытия Помпей и Геркуланума сформировали совершенно новую эстетику и положили начало археологии как науки. В тот период руины становятся действительно важными документами истории, и архитекторы настолько были ими увлечены, что создавали их искусственно (например, в усадьбах и дворцах по Петербургом).

Читайте также:  Винтовой фундамент своими руками

В XIX веке очень важную роль сыграли война в Греции и египетский поход Наполеона, которые послужили толчком для создания больших музейных коллекций. А XX век известен своими руинами, которые появились уже в результате второй мировой войны. Это руины мемориального свойства — такие, как Брестская крепость.

Таким образом, руина, открывая взору многослойное содержимое снятой оболочки, показывает не только анатомию архитектуры, но и анатомию истории.

2. Не только оригинальный облик, но все временные слои ценны и достойны сохранения

Второй принцип фактически вытекает из первого. Флигель усадьбы Талызиных — одно из тех немногих зданий, которое может подробнейшим образом рассказать свою историю: по кирпичам фасада с почти отсутствующей штукатуркой можно прочитать все временные этапы его возведения и последующего развития. Изначально будучи каретным сараем и конюшней, в конце XIX века флигель был надстроен и превращен в казенную палату. С начала прошлого столетия там располагался НИИ. В 30-е годы XX века под усадьбой прокладывали метро, и каким-то чудом здания не снесли, а укрепили основание — с тех пор маршруты электропоездов пролегают практически под полом флигеля. А в 90-е случился пожар, и именно тогда «Руина» стала руиной, получив свое нынешнее название, и пришла в аварийное состояние, в котором пребывает до сих пор.

3. Реставрация — это по сути консервация, которая проводится с использованием оригинальных строительных материалов и технологий

Итак, первым делом руину необходимо бережно и тщательно укрепить ­— и сохранить все имеющиеся на момент реставрации исторические наслоения. К сожалению, методическое пособие, как законсервировать руину — причем таким образом, чтобы ее впоследствии можно было эксплуатировать, — пока еще ждет своего автора. Так что «Рождественке» пришлось проводить собственные исследования и создавать свои наработки в этой области.

Исследовали буквально каждый сантиметр — для простоты поделили все здание снаружи и внутри на квадраты. Снимали кальки с клейм кирпичей, изучали состав растворов, обследовали детали, привнесенные в позднее время и мешающие существованию объекта, — и детали, которые необходимо сохранить. В результате по каждому квадрату был составлен список рекомендаций для всех отдельных фрагментов: что именно нужно делать (перекладка, вычинка, укрепление, конвертирование) и с помощью чего — прописаны все технологические требования, в том числе, к химическому составу материалов.

4. Искусственная «докомплектация» и замена недопустимы

Это, пожалуй, один из ключевых моментов, а его нарушение — причина пластиково-новодельной сущности многих реставрационных проектов. За последние десятилетия мы видели множество разных примеров и подходов: домысливание, восстановление первоначального облика, да и идея сохранения всех временных наслоений отнюдь не нова. Однако реставрация с приспособлением всегда «грешила» докомпоновкой утраченных частей. По мнению Елены Соловьевой, основа этого стремления очень понятна: 70 лет мы все время что-то разрушали, и в приемлемом состоянии ни один памятник до наших дней не сохранился. Теперь нам, конечно, хочется посмотреть — а каким он все-таки был? Однако все приемы докомпоновки несовершенны — хотя бы потому, что мы вынуждены использовать современные строительные материалы.

Подход, предложенный бюро «Рождественка», идею домысливания и докомпоновки отрицает. Как подчеркнула Наринэ Тютчева, это скорее «деликатная штопка», но никак не пресловутый «новодел». Везде, где это возможно, оригинальные элементы сохраняются: проанализировав интерьеры, архитекторы установили, как закрепить отшелушивающуюся краску, сквозь которую просвечивают все красочные слои, или как законсервировать подгнившие остатки деревянных рам от старых конюшенных ворот, не меняя их на новые.

С другой стороны, утраченные элементы, если в них нет особой необходимости, восстанавливать авторы проекта считают бессмысленным. Например, сегодня на фасаде «Руины» по большей части отсутствуют окна, а те, что мы видим на третьем этаже, сделаны в советское время и носят конструктивистский характер. «Мы решили, что спорить, какого периода восстанавливать столярку, достаточно странно, — пояснила Наринэ Тютчева. — Если мы начинаем что-то восстанавливать с точки зрения полноценной реставрации, то это влечет за собой целый ряд шагов, и мы не сможем остановиться. Если мы восстановили историческую столярку, то должны сделать штукатурные откосы. Где остановить штукатурный откос — непонятно, он начинает выходить на фасад и т. д. Так что мы решили оставить окна как бы открытыми, без заполнения».

Просто ничего не делать, разумеется, в таких случаях тоже нельзя: если здание предполагается эксплуатировать, то нужен тепловой контур. «Рождественка» предложила изящное решение: стеклянные витражи размещаются не с наружной, а с внутренней стороны стены. Изнутри окно получается заключенным в своеобразную раму, которая будет экспонировать сегодняшние откосы и перемычки: они носят хотя и руинированный, но достаточно живой характер, и ремонтировать их теперь не придется.

Снаружи, в свою очередь, остается довольно глубокий подоконник, который тоже можно использовать — скажем, для экспонирования каких-то архитектурных элементов. В запасниках музея их хранится в изобилии.

5. «Вспомнить все» необязательно

Продолжаем предыдущую мысль о том, что нет необходимости непременно докомпоновывать утраченное, если здание в этом не нуждается или, тем более, это помешает его приспособлению к новой функции. Так, просмотрев архивы, архитекторы «Рождественки» узнали, что интерьеры во флигеле (в его бытность НИИ) были достаточно заурядные — всего лишь система узких кабинетов с паркетом-«елочкой» и пенопластовыми карнизами. Их восстановление выглядело бы по меньшей мере неуместным, особенно в контексте задачи «создать магическое музейное пространство». Поэтому решено было придумать новое наполнение — и в то же время «обнажить» оболочку изнутри в самых эффектных и конструктивно и исторически интересных местах. «На первом этаже мы планируем открыть прекрасные сводчатые пространства конюшни, на втором появятся галереи, которые будут частично вскрывать верх сводов, — рассказала Наринэ. — Конструкция сводов сделана очень изящно, а ведь сегодня вообще сложно найти профессионалов, которые умеют класть сводчатые перекрытия, так что это можно рассматривать как пособие для тех, кто хочет понять, как устроены угловые элементы сводов». На третьем верхнем этаже по периметру будет устроена еще одна галерея с экспозицией.

6. Интервенции неизбежны

Впрочем, сохранить — и приспособить к новой функции — здание в аварийном состоянии одной лишь «штопкой» не удастся. Прежде всего это касается опять-таки интерьеров и внутренних конструкций, которые нуждаются в значительной переделке и ремонте — неважно, планируется ли устроить здесь музей или лофты-апартаменты. В данном случае архитекторы хотят избавиться от лишних поздних перегородок, возникших в советское и постсоветское время, и главное — заменить кровлю, которая была сделана в рамках противоаварийных работ в 90-е годы и до сих пор опирается на временные конструкции. Их уберут и поменяют стропила на деревянные фермы.

Кстати, уже реализованный проект реставрации с приспособлением под Центр современного искусства здания Арсенала в Нижегородском Кремле, вошедший в шорт-лист фестиваля «Золотое сечение», потребовал еще более серьезных конструктивных вмешательств: в частности, чтобы значительно увеличить внутренние площади и устроить подвальный этаж, пришлось существенно усилить фундамент и кремлевскую стену. Подробнее читайте здесь.

7. Залог успешного приспособления — грамотно спроектированные инженерные системы

Проект инженерных систем — то, чему реставраторы обычно не уделяют серьезного внимания. Однако именно появление лишних инженерных элементов подчас портит всю картину, поскольку громче всех «кричит» о том, что объект стал современным. Понятно, что раньше использовались другие технологии, и потребности в электроприборах были гораздо ниже — что значительно усложняет задачу и требует поиска индивидуальных решений для каждого конкретного случая.

Работая над проектом «Руины», архитекторы пришли к выводу, что, благодаря большой толщине кирпичных стен, это здание обладает очень хорошим внутренним микроклиматом и вполне может жить с естественной вентиляцией. Значит, можно не сооружать никаких воздуховодов и вентиляционных камер, а нагрузка на использование электричества снижается. Рэм Колхас, консервируя бывший ресторан в парке Горького и приспосабливая его под музей современного искусства «Гараж», спрятал все коммуникации между слоями двойного фасада и в полу. Наринэ Тютчева с коллегами предложили сделать наоборот: чтобы не штробить стены и не портить вид кирпичной кладки, разводку для музейного освещения разместили под потолком.

8. Новая функция когда-нибудь тоже устареет

«Мы пытались решить приспособление таким образом, чтобы новые элементы, которые необходимо выполнить в связи с тем, что здание будет эксплуатироваться (инженерная структура, санузлы, полы, по которым будут ходить люди, перила и ограждения), читались как временно вставленный объект, который не претендует на то, чтобы быть частью руины. Со временем его можно будет так же легко демонтировать: мы полагаем, что срок службы здания превышает срок службы его приспособления под современную функцию», — объясняет руководитель бюро «Рождественка». И это действительно важный нюанс, возникающий при приспособлении любого исторического объекта под современное использование: нужно понимать, насколько та функция и та современная составляющая, которую вы вносите в здание, может иметь такой же долгий срок жизни, как и собственно здание, куда вы это принесли. Музейные технологии не чужды современным веяниям, и вполне возможно, что в скором времени Музею архитектуры захочется провести модернизацию — и тогда все «новое» будет легко демонтировать без ущерба для «Руины».

9. Приспособление заканчивается там, где начинается капитальное строительство

Согласно нашему законодательству, это две разных статьи и два разных вида работ, один из которых исключает другой. Тем не менее, очень часто под шапкой «реставрация с приспособлением» — а это два единственно допустимых действия с памятниками архитектуры — скрывается реконструкция здания с изменением его параметров, то есть то самое капитальное строительство. Что, по словам координатора «Архнадзора» Рустама Рахматуллина, является грубейшим нарушением: таким было бы перекрытие дворов Музея Москвы в Провиантских складах и Монетного двора, которое в разные годы пытались провернуть их дирекции. К счастью, ни того, ни другого не случилось, но противозаконных примеров хватает.

Читайте также:  Отопление дома - как выбрать?

Еще одно требование к проекту реставрации памятника — невмешательство в образ — в законодательстве не поясняется, но представляется не менее важным. По мнению Рахматуллина, это приспособление памятника к тому, что ему на самом деле нужно. Прежде чем включить в проект тот или иной пункт работ, он предлагает архитекторам задаться вопросом — нужно ли это зданию, чтобы жить дальше?

Впрочем, планы «Рождественки» в отношении флигеля «Руина», как считает координатор «Архнадзора», удовлетворяют всем нужным критериям. Единственное, в чем он усомнился, — так это в том, есть ли в такой бережной работе с полностью завершенным творением момент творчества для архитектора.

«Творческое парение, творческое наитие, творческое открытие — это все возможно в лоне реставрации», — заметил Рахматуллин. — Но возможно ли это в лоне приспособления, когда занимаешься, казалось бы, скучными вещами — инженерными узлами, дизайном, который должен быть заведомо временным? Возможно ли чувство творчества, когда так себя ограничиваешь?” И ответ Наринэ Тютчевой, пожалуй, можно преподнести как еще одну, десятую заповедь «реставратора-приспособленца», в определенном смысле резюмирующую все вышесказанное.

10. «Чтобы тебя услышал бог, необязательно громко кричать»

Благодарим пресс-службу ГМА им. А.В. Щусева за помощь в подготовке материала

Иллюстрации предоставлены бюро «Рождественка»

Квартира в стиле современная классика

Пол в прихожей украшен каменным панно с черно-белыми ромбами.

Интерьер гостиной решен в теплых сливочных цветах. В тот же оттенок, что и стены, выкрашены неоклассические фасады симметричных встроенных шкафов. Люстра, Barovier & Toso. Диваны, Softhouse и Galimberti Nino. Кресло, Softhouse. Журнальный столик, Chelini.

Интерьер обеденной зоны в эркере. Стол, Chelini.

Стены и шторы теплого сливочного оттеннка, который удачно рифмуется с цветом фасадов дома напротив. Лепной декор Orac Decor, поставщик «Ампир Декор».

В гостиной установлен действующий камин с живым огнем. Зона у камина облицована мрамором, лаконичный портал из светлого камня.

Зона кухни в общей гостиной. Кухонный гарнитур в стиле современной классики сделан на заказ. Фартук и столешница острова из темного камня с янтарными прожилками контрастирует с нейтральными кухонными фасадами. Люстры, Barovier & Toso. Барные стулья, Potocco.

Фото интерьера кухни квартиры в стиле неоклассика.

Зона кабинета организована в арочной нише, образованной старинной кирпичной кладкой. Рабочее кресло, Poltrona Frau.

Центральная ось интерьера – коридор с частично открытыми дверными проемам. Кирпичная кладка в несущих стенах – родная, тщательно отреставрированная. Кирпич использован с царскими клеймами.

Интерьер хозяйской спальни в стиле современная классика. С тщательно отреставрированными кирпичными стенами контрастирует декоративная штукатурка серебристо-серого цвета, а также римские шторы из ткани с английским орнаментом. Кровать, Estetica.

Зона будуара в спальне. Туалетный столик, ширма, Cavio.

Камин в хозяйской спальне выглядит более пышно, чем в гостиной. Портал в парадном классическом стиле вырезан из камня.

Интерьер ванной комнаты в неоклассической квартире с кирпичными стенами. Модернистская ванна, Axor. Пол выложен доской из тика.

Фото интерьера санузла квартиры в стиле неоклассика

Интерьер детской комнаты. Кровать Lifetime Kidsrooms стилизована под дом на дереве.

Интерьер детской комнаты для новорожденного. Потолочный лепной декор, плинтус, стеновые панели Orac Decor, поставщик «Ампир Декор».

Фото интерьера детской комнаты в квартире в стиле неоклассика.

Интерьер детской с морской тематикой. Потолочный лепной декор, плинтус, стеновые панели Orac Decor, поставщик «Ампир Декор».

Интерьер санузла с морской тематикой. Умывальник, Kohler.

Раковина с изображением дракона, Kohler.

Семейная пара с двумя детьми (семья как раз находилась в ожидание второго ребенка) обратилась к архитекторам Андреем Стубе и Надеждой Каблуковой с предложением создать светлую, легкую, неоклассическую по духу, но при этом лишенную помпезности и тяжеловесности квартиру на Бульварном кольце. На первую встречу они принесли подробнейшее техническое задание с описанием состава семьи, привычек, хобби, образа жизни и детальными характеристиками своего видения будущего жилья: количество комнат, функционал, цветовая гамма помещений, общее настроение в каждом из них, вплоть до образцов обоев в детских…

Но ключом к образному решению интерьера стало само пространство: квартира расположена в доме, построенном в эпоху модерна, потому высокие потолки, большие окна, стены, сложенные из кирпича с клеймами еще царских заводов, определили ее характер и внутреннее наполнение.

Квартира площадью 230 кв. м досталась архитекторам уже с готовыми перегородками, пространство в ней было организовано предельно рационально, поэтому серьезной корректировки не требовало. Хорошо освещенный объем с двумя отдельными входами разделен на три блока: общественную часть с общей гостиной, столовой и кухней, апартаменты родителей и детские помещения. Главным связующими звеном пространства служит центральный коридор с открытыми проемами и лепными пилястрами, вокруг него группируются жилые и служебные помещения.

В интерьере авторы проекта тонко протянули связь между историческим контекстом, продиктованным архитектурой здания, и современным городским стилем. Прежде всего, они очистили стены от временных наслоений и открыли кирпичные полуарочные перегородки с царскими клеймами. Утраченные фрагменты заменили, разрушенные части реконструировали, затем покрасили в теплый сливочный оттенок, который удачно зарифмовался с цветом фасадов дома напротив.

Старинный кирпич стал базой и художественной доминантой, к которой добавился лепной гипсовый декор, простой дубовый пол, резные порталы. За счет светлой колористики и лаконичного декора интерьер выглядит элегантно и современно и больше всего напоминает загородный дом в лучах солнца.

Комплектация объекта

Строительные и отделочные материалы и изделия

Двери, порталы, компания «Атрибутэ»

Реставрация кирпича, компания «Мастерские Братьев немцеВ»

Потолочный лепной декор, молдинги, плинтус, стеновые панели Orac Decor, поставщик «Ампир Декор»

Декоративная штукатурка, поставщик Oikos

Краска BauColor

Паркетная доска, дуб Kahrs

Камень, поставщик «Студио Керамика»

Плитка, поставщик Studio–Line

Обои, поставщик «О Дизайн»

Свет Barovier & Toso, Chelini, поставщик «Триумф»

Сантехника Antonio Lupi, Axor, Kohler, поставщик Studio–Line

Мебель

Гостиная диваны Softhouse, Galimberti Nino, кресло Softhouse, журнальный столик Chelini

Столовая обеденный стол Chelini

Кухня, на заказ, изготовление «Атрибутэ»; барные стулья Potocco

Кабинет диван Softhouse, рабочее кресло Poltrona Frau

Спальня кровать Estetica, туалетный столик, ширма Cavio

Детские Lifetime Kidsrooms

Вся мебель – поставщик «Триумф»

Современный интерьер в старинном доме

Дизайнер Анна Кларк превратила бывшую коммуналку в модные апартаменты

Эта квартира расположена в историческом центре Москвы, в здании 1911 года постройки с красивым парадным фасадом. Долгое время она была коммунальной, и состояние помещений на момент покупки оставляло желать лучшего: большое количество дверей и маленьких комнат, длинный узкий коридор, закоптившиеся стены и потолок на кухне.

Тем не менее, по словам дизайнера, не заметить ее потенциал было невозможно: высокие (3,4 метра) потолки, двенадцать (!) больших окон, выходящих на обе стороны квартиры (в живописный переулок и тихий двор с видом на храм).

В некоторых помещениях даже сохранилась оригинальная лепнина на потолке, однако, к сожалению, реставрировать ее не представлялось возможным. Поэтому, прежде чем начать ремонтные работы, был проведен полный демонтаж межкомнатных перегородок, снята вся отделка с потолков и полностью заменен пол.

Снятие старого слоя штукатурки выявило красивую арочную конструкцию окон. Оконные рамы заменили на новые, сохранив историческую форму расстекловки. Широкие оконные откосы подчеркнули лепниной.

Перед дизайнером стояла задача создать новые просторные помещения правильной формы и максимально наполнить их светом.

«Новая квартира должна была быть спланирована максимально удобно для жизни ее новых хозяев, – говорит Анна. – Пройдя через небольшую прихожую мимо сантехнических блоков, мы попадаем в сердце квартиры – гостиную с уютным эркером и камином.

Именно в гостиной хозяева проводят большую часть времени, поэтому это пространство самое большое. Так же здесь предусмотрена небольшая приватная зона возле самого эркера – столик для чаепития.

Напротив гостиной мы разместили кухню, отделив помещения друг от друга при помощи раздвижных дверей. В глубине апартаментов расположена спальня хозяев, детская, кабинет и гостевая.

Также нам удалось спроектировать специальную постирочную со стиральной, сушильной машинами, хозяйственной раковиной и полками для хранения». Чтобы дополнительно наполнить квартиру солнечным светом, все двери (за исключением тех, что в ванную комнату) сделали с матовым стеклом.

Их высоту визуально увеличили за счет фальш-фрамуг. Что касается интерьера, то дизайнер стремилась сделать его перекликающимся с историческим фасадом самого здания. Обстановка задумывалась как классическая и в то же время комфортная для современного человека. На пол решено было положить темный копченый дуб, он придал интерьеру ощущение парадности.

Чтобы пространство смотрелось цельно, все стены выкрасили в один бежевый оттенок. Единую цветовую гамму разбавляют яркие акценты в виде аксессуаров и предметов декора.

По мнению Анны, текстиль и свет – те вещи, которые могут как «спасти» интерьер, так и безнадежно его испортить. «Поэтому к их выбору я подхожу очень тщательно, – признается дизайнер. – В этом интерьере использовались натуральные французские и английские ткани, а свет заказывался в США и Англии.

Однако американские светильники, как правило, поставляются с бумажными абажурами, поэтому мы придали им индивидуальность, изготовив на заказ в московской мастерской новые абажуры из шелка».

Также по эскизам дизайнера выполнены практически все шкафы, как встроенные, так и отдельно стоящие, комоды, тумбочки и журнальные столики со столешницами из мрамора.

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Ссылка на основную публикацию