Очаровательный дом binh thanh – жизнь здесь станет истинным наслаждением

Истинная жизнь Себастьяна Найта (перевод А. Горянина и М. Мейлаха)
Глава девятая

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Их отношения длились шесть лет. За это время Себастьян написал два своих первых романа – “Граненую оправу” и “Успех”. Работа над первым заняла у него семь месяцев (с апреля по октябрь 1924-го), на второй ушло двадцать два (июль 1925-го – апрель 1927-го). Между осенью двадцать седьмого и летом двадцать девятого он написал три повести, составившие потом сборник “Потешная гора” (1932). Другими словами, больше половины всего им написанного рождалось на глазах у Клэр (не считая юношеских вещей – например, кембриджских стихов, которые он сам уничтожил), а поскольку в промежутках между названными книгами Себастьян всячески выворачивал в уме тот или иной замысел, откладывал его, чтобы все начать сначала, можно с уверенностью утверждать, что в течение этих шести лет он был постоянно поглощен работой. И Клэр это было по душе.

Она зашла в его жизнь, как забредают в чужую комнату, чуть похожую на собственную, и в ней осталась, позабыв дорогу назад и потихоньку привыкая к непонятным существам, которых там нашла и обласкала, несмотря на их удивительное обличье. Она не ставила перед собой специальной цели стать счастливой или осчастливить Себастьяна, не тревожилась и о завтрашнем дне; жизнь с Себастьяном она воспринимала как нечто совершенно естественное просто потому, что жизнь без него ей труднее было себе представить, чем палатку землянина на лунной горе. Роди она ему ребенка, они, весьма вероятно, соскользнули бы в брак, что стало бы простейшим выходом для всех троих; но, оставаясь бездетными, они не догадались исполнить тот чистый и душеполезный обряд, который, когда бы они нашли время о нем подумать, скорее всего доставил бы им обоим только радость. Себастьян был бесконечно чужд всякому передовому вздору из рубрики “долой предрассудки”. Уж он-то знал, что бахвальство презрением к моральным устоям есть не что иное, как переодетый снобизм, предрассудок навыворот. Он обычно избирал простейшие этические пути (точно так же, как самые трудные эстетические) просто потому, что они же были и кратчайшими; в повседневной жизни он был слишком ленив (как одержим трудолюбием в писательской), чтобы погружаться в заботы, одолевающие прочих.

Клэр было двадцать два года, когда она познакомилась с Себастьяном. Отца она не помнила; отчим после смерти ее матери женился снова, и то отдаленное представление о семье, какое воплощала для нее получившаяся чета, было сродни ветхому софизму о новом топоре на новом топорище, – да и была ли надежда – по крайней мере по сю сторону Вечности – найти и снова соединить изначальные части? В Лондоне она жила одна, без усердия посещая художественную школу и изучая – кто бы мог подумать – восточные языки. Людям она нравилась, незаметно располагая к себе нежной приглушенностью черт и негромким, с хрипотцой голосом – незабываемыми, словно она наделена неким таинственным даром – запоминаться: она была мнемогенична, хорошо получалась в памяти. Даже ее великоватые, с заметными костяшками руки – и те по-своему были прелестны; танцевать с ней, молчаливой и невесомой, было одно удовольствие. Важнее, однако, что она была из тех весьма и весьма редких женщин, которые не принимают мир как нечто само собой разумеющееся, а повседневности не отводят привычной роли зеркала их собственного женского естества. Она обладала воображением, этим особым мускулом души, – воображением необычным, почти мужским. Было у нее и несомненное чувство красоты, которое обнаруживается не столько в связи с искусством, сколько в готовности, например, увидеть над сковородкой нимб или разглядеть сходство плакучей ивы со скай-терьером. Наконец, она была одарена обостренным чувством юмора. Неудивительно, что она так хорошо вписалась в его жизнь.

Уже в первый год их знакомства они проводили вместе уйму времени. Осенью она гостила в Париже, где, подозреваю, он навестил ее не один раз. К тому времени его первая книга уже была закончена. Клэр научилась печатать на машинке, и множество летних вечеров двадцать четвертого обратились для нее в белые листы, заползавшие в каретку, чтобы выкатиться наружу сплошь в черных и лиловых буковках. Вижу, как она стучит по блестящим клавишам взапуски с теплым дождем, шумящим в темных вязах за распахнутыми окнами, а голос Себастьяна, медленный и серьезный (“Он не просто диктовал, – сказала мисс Прэтт, – он священнодействовал”), разгуливает по комнате. Большую часть дня он проводил за писанием, но продвижение было столь трудным, что к вечеру редко бывало готово для перепечатки больше двух страниц, но и этим было не избежать переделок, потому что Себастьян имел еще обыкновение пускаться в разгул исправлений; а иногда делал то, чего, смею думать, не сделал бы ни один писатель, – переписывал своим косым неанглийским почерком отпечатанную страницу и диктовал ее наново. Война его со словами была необыкновенно жестока по двум причинам. Первая, общая для писателей его склада, связана с наведением мостов над пропастью, разделяющей мысль и выражение; исступляющая уверенность, что нужные слова, единственные слова ждут в туманном отдалении на другом берегу, а еще неодетая мысль, громко взывающая к ним через бездну, бьется, дрожа, на этом. Магазины готовых фраз были не для Себастьяна, ибо детища его ума отличались диковинным сложением, а кроме того, он знал, что подлинную мысль вне пригнанных по мерке слов нельзя признать существующей. А значит, пользуясь более точным сравнением, мысль, казавшаяся обнаженной, просто требовала, чтобы стали зримыми ее одежды, неразличимые же издали слова вовсе не были пустыми скорлупками, а только и ждали, чтобы скрытая в них мысль их воспламенила и привела в движение. Порой он ощущал себя ребенком, которому дали спутанный пучок проводов, приказав сотворить чудо иллюминации. И он творил его, часто сам не понимая, как это у него выходит, а бывало, часами терзал провода самым, казалось бы, целенаправленным образом, и все безрезультатно. И Клэр, в жизни не сочинившая ни одной поэтической или прозаической строчки, так хорошо видела (и в этом состоял ее персональный феномен) все перипетии Себастьяновых борений, что выходившие из машинки его слова были для нее не столько носителями присущего им смысла, сколько отмечали изгибы, провалы, зигзаги, которые он одолевал, двигаясь на ощупь вдоль некоей идеальной линии выражения.

Но это еще не все. Так же несомненно, как то, что мы дети одного отца, я знаю, что русским Себастьян владел гораздо лучше и естественнее, чем английским. Я готов поверить, что, пять лет не говорив по-русски, он заставил себя думать, будто забыл этот язык. Но ведь язык живучая тварь, от него просто так не отделаешься. А еще надо помнить, что всего за пять лет до своей первой книги – то есть в пору отъезда из России – его английский был не богаче моего. Годы спустя, за границей, я свои познания усовершенствовал путем упорного ученичества, он же постарался, чтобы его английский расцветал в естественном окружении. Расцвел он на диво, однако, начни он писать по-русски, я уверен, он не знал бы этих родовых лингвистических мук. Хочу добавить: у меня хранится письмо, написанное им незадолго до смерти, и каких бы чудес выразительности ни достигал он в своих книгах, его английский нигде не поднимается до чистоты и изысканности этого краткого русского письма.

А еще я знаю, что Клэр, печатая под его диктовку слова, которые он высвобождал из рукописного хаоса, порой вдруг останавливалась, поднимала, чуть хмурясь, верхушку плененного листа и говорила, перечитав строчку:

– Нет, милый, так по-английски не говорят.

Он секунду-другую на нее глядел, потом возобновлял свое хождение взад и вперед, думая с неудовольствием о ее замечании, пока она кротко ждала, опустив на колени нежные руки.

– Иначе это не выразить, – бормотал он наконец.

– А если, например… – говорила она – и предлагала точное решение.

– Ладно, как хочешь, – отвечал он обычно.

– Я не настаиваю, милый. Как тебе угодно. Если ты считаешь, что можно нарушить грамматику…

– Ладно, – рявкал он, – ты совершенно права. Вперед, вперед…

К ноябрю двадцать четвертого года “Граненая оправа” была окончена. В марте следующего она вышла в свет и полностью провалилась. Проглядев газеты того времени, я нашел всего одно упоминание этой вещи – пять с половиной строчек в воскресном выпуске среди сообщений о других новинках:

“Граненая оправа”, очевидно, первая книга писателя и, как таковая, не должна быть судима столь же строго, как чей-то упоминавшийся выше роман. Юмор ее для меня остался темен, а темноты – уморительны, но, может быть, я просто не улавливаю прелесть сочинений такого рода. Впрочем, ради читателей, которым такие вещи нравятся, могу добавить, что г-н Найт такой же мастер излишних тонкостей, как и излишних запятых”.

Это была, вероятно, самая счастливая весна в жизни Себастьяна. Он освободился от одной книги и чувствовал уже биение следующей. Он был совершенно здоров. У него была чудесная подруга. Его оставили мелкие заботы, прежде регулярно ему досаждавшие с упорством орды муравьев, заполнивших гасиенду. Клэр отправляла его письма, проверяла белье из прачечной, следила, чтобы у него не переводились лезвия, табак и соленый миндаль (его особая слабость). Он любил с ней где-нибудь пообедать, а потом отправиться в театр. От пьесы он потом почти неизменно стонал и корчился, хотя анатомирование банальностей доставляло ему некое мрачное удовольствие. Стоило ему высмотреть какой-нибудь бедный трюизм, как выражение алчности, злорадного азарта тотчас округляло его ноздри, зубы начинали скрежетать в пароксизме отвращения. Мисс Прэтт припомнила случай, когда ее отец, одно время имевший финансовые интересы в кинопромышленности, пригласил Себастьяна и Клэр на приватный просмотр одного крайне пышного и дорого стоившего фильма. Главную роль исполнял редкостный красавец в роскошном тюрбане, да и сюжет был закручен на славу. В миг наивысшего напряжения Себастьяна, к крайнему удивлению и раздражению господина Прэтта, начал разбирать смех, а Клэр, тоже давясь от хохота, тщетно тянула его за рукав, пытаясь остановить. Наверное, им было очень хорошо друг с другом. Трудно поверить, что нежность, теплота и прелесть их отношений не сберегается где-то, как-то, каким-то бессмертным свидетелем смертной жизни. Их можно было видеть бродящими по Кью-Гарденз или Ричмонд-парку <39>(сам я не был ни там, ни там, но мне приятны их названия) или уплетающими яичницу с ветчиной в какой-нибудь славной таверне в пору их летних сельских блужданий, или – вот они за чтением, на просторном диване в Себастьяновом кабинете; весело горит камин, и английское Рождество уже наполняет воздух слабыми ароматами пряностей на подкладке лаванды и кожи. И можно было, наверное, подслушать, как Себастьян рассказывает ей обо всем том удивительном, что попытается выразить в своей следующей книге под названием “Успех”.

Как-то раз летом двадцать шестого года Себастьян, выжатый и вымотанный сражением с одной особенно непокорной главой, решил, что не худо бы месяц отдохнуть за границей, Клэр, которую дела держали в Лондоне, сказала, что присоединится к нему через неделю-другую. Когда она наконец приехала на морской курорт в Германии, на котором Себастьян остановил свой выбор, в гостинице ей неожиданно объявили, что он уехал, куда – неизвестно, но должен через дня два вернуться. Это озадачило Клэр, хотя, как она потом говорила мисс Прэтт, чрезмерной тревоги не вызвало. Представим себе высокую худощавую фигуру в синем макинтоше (погода хмурая и неприветливая), бесцельно бредущую по променаде, песчаный берег пуст, если не считать нескольких неунывающих мальчишек, трехцветный флаг скорбно полощется под выдыхающимся бризом, и серо-стальное море там и здесь вскипает султанами пены. Дальше по берегу тянулся буковый лес, густой, без просветов, без всякого подлеска – за вычетом вьюнка, заткавшего неровную коричневую землю, и странная коричневая тишина была выжидающе разлита среди прямых и гладких стволов. Клэр подумала, что в сухих листьях овражка вот-вот увидит немецкого гнома в красной шапке, весело глядящего на нее. Она извлекла купальные принадлежности и провела приятный, хоть и немного вялый день, лежа на мягком белом песке. Наутро снова пошел дождь, и она до обеда оставалась в своей комнате, читая Донна<40>, с тех пор для нее неотделимого от сырого бледно-серого туманного дня и от хныканья ребенка, которого не пускали играть в коридор. И вот появился Себастьян. Он явно ей обрадовался, но что-то было в его поведении не до конца естественное. С нервным и встревоженным видом он отворачивался, когда она пыталась поймать его взгляд. Он сказал, что встретил человека, которого давным-давно знал в России, и они отправились на его машине – он назвал место в нескольких милях по побережью.

Читайте также:  Очарование садов в природном стиле: принципы дизайна beth chatto

– Так что же все-таки, милый, стряслось? – спросила она, всматриваясь в его мрачное лицо.

– Да ничего! – сварливо закричал он. – Просто я не могу сидеть без дела, я хочу вернуться к работе, – добавил он и отвернулся.

– Не уверена, что ты говоришь мне правду, – сказала она.

Он пожал плечами и ребром ладони прошелся по вмятине шляпы, которую держал в руке.

– Ладно, – сказал он, – давай позавтракаем и сразу едем в Лондон.

Но удобного поезда не было до вечера. Погода прояснилась, и они вышли прогуляться. Себастьян раз-другой попытался, по своему обыкновению, дурачиться, но веселье как-то выдохлось, и они умолкли. Они дошли до букового леса. Там витал тот же дух тревожного таинственного ожидания, и, хотя она промолчала, что была здесь накануне, он заметил:

– Что за странная здесь тишина. Жутковато, правда? Так и кажется, что в этих вьюнках и сухих листьях прячутся эльфы.

– Послушай, Себастьян, – воскликнула она вдруг, кладя ему руки на плечи. – Я хочу знать, что случилось. Может, ты меня разлюбил. Это так?

– Глупости, дорогая, – отвечал он чистосердечно, – но, наверное, ты должна это знать… как видно, я плохой обманщик, и лучше, пожалуй, тебе знать. Дело в том, что у меня тут приключилась ужасная боль в груди и предплечье, вот я и решил съездить в Берлин к врачу. А он уложил меня в постель… Насколько серьезно. Надеюсь, не очень. Мы с ним поговорили о коронарных артериях, кровоснабжении и синусах аорты. По-моему, он – знающий старикашка. В Лондоне пойду к другому врачу, послушаю другое мнение. Между прочим, сейчас я чувствую себя хоть куда…

Думаю, Себастьян уже знал, что у него за сердечная болезнь. Мать его умерла от того же недуга, довольно редкой разновидности грудной жабы, которую некоторые врачи называют “болезнью Лемана”. Похоже, однако, что после первого приступа он получил целый год передышки, хотя время от времени испытывал словно бы болезненный зуд внутри левого предплечья.

Он снова засел за работу и всю осень, весну и зиму упорно трудился. “Успех” шел еще труднее, чем первый роман, и занял гораздо больше времени, хотя обе книги примерно одного объема. Удача мне улыбнулась – я располагаю свидетельством из первых рук о дне, когда “Успех” был окончен. Им я обязан лицу, с которым познакомился позже – кстати, многие набросанные в этой главе картины родились из сопоставления рассказов мисс Прэтт с тем, что говорил этот человек, хотя искра, все это воспламенившая, каким-то загадочным образом вспыхнула в тот миг, когда я увидел Клэр, тяжело бредущую по лондонской улице.

Распахивается дверь, являя Себастьяна Найта, распростертого на полу в своем кабинете. Клэр складывает на столе аккуратную кипу отпечатанных страниц. Вошедший оторопело останавливается.

– Да нет, Лесли, – с пола говорит Себастьян. – Я жив. Я закончил сотворение мира, – это мой субботний отдых.

Примечания

<39>Кью-Гарденз – ботанический сад в Лондоне.

Ричмонд-парк – огромный парк на юго-западной окраине Лондона.

<40>Донн Джон (1572–1631) – английский поэт так называемой “метафизической школы”. Интерес к его усложненной метафорической поэзии значительно возрос в 1920-е годы.

17 крутейших местечек, о которых бессовестно умалчивают путеводители

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Казалось бы, мы знаем все о нашей планете. Однако даже в самых популярных туристических местах можно открыть по-настоящему удивительные уголки — как созданные самой природой, так и возведенные руками человека.

AdMe.ru собрал для вас 17 крутых местечек, о которых вы наверняка еще не слышали. А один очень интересный бонус ждет вас в конце статьи.

17. Амфитеатр в Пуле, Хорватия

Одной из самых известных достопримечательностей Италии является римский Колизей. Однако в хорватском городе Пуле есть не менее красивый амфитеатр. Он был построен из дерева, а затем перестроен из камня в I веке н. э., вмещал до 23 тыс. человек и использовался для массовых зрелищ. В V веке с запретом гладиаторских боев сооружение стало постепенно разрушаться и разграбляться. В Средневековье арену приспособили для выпаса скота, ярмарок и рыцарских турниров, а в XX веке — для военных церемоний, парадов, театральных постановок.

16. Пещера Шондонг, Вьетнам

Пещера была открыта в 1991 году, однако ее изучение началось в 2009-м, а организованные группы туристов стали пускать совсем недавно. Шондонг называют самой большой пещерой в миреее протяженность более 9 км, а высота сводов такова, что под ними легко мог бы поместиться 40-этажный небоскреб!

Пещера образовалась из-за размытия известняковой горной породы, и теперь внутри нее есть своя экосистема с рекой и водопадом, уникальными растениями, животными, сталактитами и так называемыми пещерными жемчужинами — каменными образованиями из кальцита, которые формировались на песке под воздействием воды в течение сотен лет.

15. Колокольня на озере Резия, Италия

Озеро Резия образовалось в 1950 году в результате строительства гидроэлектростанции и дамбы и затопления двух деревень. Над поверхностью водохранилища возвышается колокольня, построенная еще в XIV веке. В связи с изменением уровня воды над озером периодически можно увидеть только верхушку башни с часами. Из-за сильных ветров на озере поднимаются волны, поэтому местечко нравится серферам.

Летом вокруг колокольни можно прокатиться на катере, а с приходом морозов туристы могут дойти до башни прямо по льду. Кроме того, по легенде, здесь все еще можно услышать колокольный звон, хотя сами колокола сняли с башни еще до затопления.

14. Менгиры Калланиша, Шотландия

Пожалуй, самым разрекламированным каменным сооружением Великобритании является Стоунхендж. Однако загадочный Калланиш на острове Льюис в Шотландии ученые называют крупнейшим памятником мегалитической культуры. Это 13 монументов и групп вертикально установленных, буквально выросших из земли камней высотой до 5 метров, образующих круги. За пределами круга установлены камни в форме, напоминающей кельтский крест, указывающий концами на стороны света. По одной версии, эти менгиры не что иное, как гигантский лунный календарь, по другой — древнее обрядовое место.

13. Природный мост Пон-д’Арк, Франция

Вдалеке от оживленных городских улиц на юге Франции в местечке Пон-д’Арк располагается природный мост с аналогичным названием. Он возвышается над рекой Ардеш, которая и вымыла в скалистой породе за сотни лет внушительную арку высотой 50 метров и шириной 60 метров. Здесь удивительно тихо и спокойно, в летний период проходят соревнования по гребле на каноэ. А недалеко от моста находится исторический памятник — древняя пещера Шове с наскальными рисунками возрастом до 30 тыс. лет!

12. Мадаин-Салих, Хегра, Саудовская Аравия

По сравнению с иорданской Петрой археологический комплекс Мадаин-Салих не так широко известен, хотя он является древнейшим сооружением Саудовской Аравии возрастом около 2 000 лет. Этот исторический город-памятник включает 111 скальных захоронений, башен, жилых помещений, храмов и гидротехнических сооружений древнего набатейского города Хегра, бывшего некогда центром торговли. Все постройки украшают скульптуры, барельефы, наскальные надписи.

11. Озеро Эльтон, Волгоградская область, Россия

Площадь этого удивительного соленого водоема —150 кв. км, что делает его самым крупным минерализованным озером в Европе. Его глубина не превышает 7-10 см летом и 1,5 м весной. Оно является важнейшим пунктом миграции куликов и журавлей, привлекает туристов необычными соляными пейзажами и бальнеологическими свойствами. Эльтонский природный парк, на территории которого расположилось озеро, является домом для нескольких сотен видов растений и животных, в том числе уникальных.

10. Кафедральное ущелье, национальный парк «Пурнулулу», Австралия

Национальный парк «Пурнулулу», внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, изобилует полосатыми горными кручами из песчаника, озерами, здесь уникальная флора и фауна. На его территории располагается огромное количество ущелий, одно из самых живописных — Кафедральное, представляющее собой настоящий природный амфитеатр с потрясающей акустикой.

9. «Лабиринт Орта», Испания

«Лабиринт Орта» — исторический и старейший парк в Барселоне, который был заложен в конце XVIII века как неоклассический сад. Это место, богатое живыми изгородями, клумбами, беседками, каналами, было излюбленным для проведения культурных и общественных мероприятий. Сегодня в парк может попасть небольшое число посетителей в день.

8. Часовня Сен-Мишель д’Эгиль, Франция

В небольшом городке Ле-Пюи-ан-Веле на юге Франции, на вершине отвесной 90-метровой скалы есть часовня, построенная в 962 году! До этого года на скале находились языческий дольмен и древнеримское святилище, и в целом все предания называют скалу священным местом. Часовня уникальна не только своим расположением, но и фресками, мозаиками, росписями, которые за всю историю ни разу не реставрировались.

7. Голубой пруд Биэй, Япония

Голубой пруд в префектуре Хоккайдо был создан после строительства дамбы как часть системы контроля процессов эрозии и защиты близлежащих районов от селей. Необычный ярко-бирюзовый цвет воды вызван естественной работой минералов и может меняться в зависимости от погодных условий и угла зрения. А торчащие из воды высохшие стволы деревьев только добавляют пейзажу фантастичности. Долгое время этот природный объект был закрыт для посещений и стал доступен всего несколько лет назад.

6. Залив Духов, мыс Реинга, Новая Зеландия

Мыс Реинга — это северная оконечность полуострова Аупоури в Новой Зеландии. Недалеко от берега бушуют опасные волны, а на горе стоит маяк, озаряющий все вокруг вспышкой каждые 26 секунд. К востоку от мыса располагается уединенный пляж с бледно-розовым песком. Местные аборигены верили, что душа после смерти отправляется именно на этот пляж, чтобы совершить последний рывок перед погружением в потусторонний мир. Поэтому это местечко считается священным и посетителям запрещается здесь есть. Добраться на мыс достаточно сложно, так как дорога частично пролегает через зыбучие пески, поэтому лучше отправляться с организованной группой туристов.

5. Мечеть Тин Мал, Марокко

Мечеть Тин Мал была построена в 1156 году в честь основателя династии Альмохадов и является одной из двух мечетей в Марокко, открытых для немусульман. Ее отличает удивительная архитектура, и с 1995 года мечеть входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хоть мечеть расположена в горной деревне всего в 100 км от Марракеша, редкий турист знает об этом красивом местечке.

4. Мероэ, Судан

Мероэ — это древний город на территории современного Судана, столица нубийского царства Куш, зародившаяся еще в VIII веке до н. э. Здесь можно взглянуть на множество пирамид, в которых проводились захоронения знатных особ, остатки дворцовых стен, где короновали царей, а также купальни, храмы. К сожалению, к III веке до н. э. город пришел в упадок и от него остались только руины. Весь комплекс внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако немногие знают об этом местечке, посещая исключительно памятники Древнего Египта.

3. Лас-Позас, Хилитла, Мексика

Лас-Позас — это настоящий райский сад с сюрреалистическими скульптурами и фантастическими ландшафтами заброшенного города, которые начал создавать в 60-70-х годах XX века скульптор Эдвард Джеймс. Это нереальный коктейль из искусственных сооружений, буйной растительности, тропических цветов, водопадов и небольших прудов, где не встретишь четких линий, простых форм или законченных конструкций и буквально все поражает и заставляет мечтать.

2. Лагуна Гиола и Мраморный пляж, Тасос, Греция

На греческом острове Тасос, отделенный от кромки моря каменистым бордюром, находится небольшой природный бассейн в форме капли с чистейшей водой, именуемый Слезой Афродиты. По легенде, его создал Зевс для купания богини красоты. Словно покрывалом, с одной стороны бассейн прикрыт каменистым отвесом, с которого можно прыгать в воду, но будьте осторожны — глубина всего 3 метра! Незнакомому с местностью туристу найти лагуну Гиола будет достаточно проблематично, но пейзажи, открывающиеся на рассвете, стоят поисков!

На том же острове Тасос находится уникальный Мраморный пляж с чистейшей голубой водой и белым мраморным песком. Сочетание просто потрясающее! Но дорога к этому местечку достаточно трудная, да и пляжи практически дикие, так что придется запастись провизией и терпением, но путешествие того стоит!

1. Эллидаэй, Исландия

Эллидаэй — один из Вестманских островов у южного побережья Исландии. Это идеальное место, чтобы побыть в одиночестве и не слышать шума соседей, потому что здесь стоит всего лишь один дом, построенный еще в 1953 году. Постоянного населения на острове нет, но туристы приезжают сюда порыбачить, поохотиться за тупиками и попариться в сауне в домике.

Бонус: Настоящая Атлантида

Вот уже почти 2 тысячелетия ведутся поиски легендарной Атлантиды, ушедшей под воду примерно 9 тыс. лет назад. Ученые называют до 50 точек, где ее можно искать. Поэтому пока ни в одном путеводителе вы не встретите информации о точном местоположении этого легендарного города-государства. Но, как только мы его узнаем, обязательно вам расскажем!

30 цитат королевы сарказма Фаины Раневской

Фаина Раневская была великолепной комедийной актрисой, причем она не просто играла комедию. Она жила этим, хотя жизнь ее больше напоминала трагикомедию, а не легкий водевиль. Она была из тех женщин, которые за словом в карман не полезут и легко приколошматят оппонента острым словцом.

Читайте также:  Как выбрать квартиру в жилом комплексе

Из сотни-другой афоризмов, разбросанных Раневской по пути — когда ненароком, когда сгоряча — мы выбрали 30 таких, которым позавидует любой писатель-сатирик:

Оптимизм — это недостаток информации.

Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

Поклонников миллион, а в аптеку сходить некому.

Одиночество — это состояние, о котором некому рассказать.

Многие жалуются на свою внешность, и никто — на мозги.

Если человек тебе сделал зло — ты дай ему конфетку. Он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.

Женщина, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что у мужчины красивые ноги?

Склероз нельзя вылечить, но о нём можно забыть.

Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет.

кадр: Ленфильм

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на диеты, жадных мужчин и плохое настроение.

Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность!

Получаю письма: «Помогите стать актёром». Отвечаю: «Бог поможет!»

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

— Как жизнь, Фаина Георгиевна? — Я вам еще в прошлом году говорила, что говно. Но тогда это был марципанчик.

Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.

Здоровье — это когда у вас каждый день болит в другом месте.

Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много — в Книгу о вкусной и здоровой пище.

В моей старой голове две, от силы три мысли, но они временами поднимают такую возню, что кажется, их тысячи.

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

кадр: Мосфильм

Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

Даже под самым пафосным павлиньим хвостом всегда находится обыкновенная куриная жопа.

Самое трудное я делаю до завтрака. Встаю с постели.

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?» Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

Нет толстых женщин, есть маленькая одежда.

Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.

Я заметила, что если не кушать хлеб, сахар, жирное мясо, не пить пиво с рыбкой — морда становится меньше, но грустнее.

Этот герой неуязвим, но очень осторожен

  • Kono Yuusha ga Ore Tueee Kuse ni Shinchou Sugiru
  • Этот герой чересчур осторожен, хоть и бессмертен
  • Осторожный герой: и без того сильнейший, он слишком осторожен!
  • Связанное

    График выхода серий

    Внимание, спойлеры!

    Аниме я полюбил давно. Сначала покемоны по ТНТ и на кассетах. Потом Шаман Кинг и Самурай ИКС (он же Бродяга Кенсин) по СТС. Потом понеслось. К восемнадцати годам мой список просмотренных тайтлов содержал по меньшей мере 250 наименований. Рецензии я писал редко, но если брался, то делал старательно (какое-то время даже состоял в команде журналистов АОС). На данный момент это первая рецензия (хоть и простенькая) за два-три года. Это было длинное вступление и оно здесь только для того, чтобы подчеркнуть, сколько надежд я возлагал на этот сериал, и как сильно я обломался, что взялся аж за рецензию. Приступим к разбору.

    Тезис:
    ГГ зовут Рюгуин Сея (или Сейя), он Герой, призванный из всемогущей Японии в мир Богов, чтобы спасти другой мир от злобного и нехорошего Князя Тьмы. Призван он был богиней а.к.а Юзлесс Хиллер, которая в этом мире будет его сопровождать и оказывать всяческую поддержку. Фишка в том, что герой с очень крутыми статами оказывается поехавшим на осторожности параноиком (как же я его понимаю). Даже слабейших монстров он будет атаковать до тех пор, пока не расщепит их на частицы меньшие, чем атомы. А в сражение не отправится, пока не натренируется настолько, чтобы быть в состоянии завалить злодеев мизинцем левой ноги. В общем, годная идея для экшон-комедии про попаданца с приправой из фич, присущих ЛитРПГ (или анимРПГ?).

    Персонажи:
    Особого смысла разбирать всех персонажей нет. Все строится вокруг ГГ. Только он имеет значение для сюжета. Как дикая имба, он не нуждается в помощниках, раскидывает всех противников тупо в соло, делая тем самым всех остальных чуть более, чем просто бесполезными. За исключением, может быть, Листарты, которая, как все русские филологи, работает не по специальности. Из хиллера она переквалифицировалась в ходячий телепорт и хранителя собственных волос. Все прочие просто напросто бесполезны и нужны только для того, чтобы разнообразить колорит (если бы он еще и был) и заполнить хронометраж. Двое подручных даже тренируются параллельно с ГГ, только вот умения свои показать им за весь сериал так и не позволили. Мда. Что касается Сеи (или Сейи?), то весьма типичный (за исключением той самой паранойи) крутой Главный Герой: немногословный, уверенный в себе, асексуальный (в противовес Листарты) и прагматичный красавчик. Не ОЯШ и не тряпко-кун, спасибо и на этом.
    Оценка[: 7/10 только за ГГ и рофлы с Листарте.

    Рисовка и анимация:
    Рисовка пойдет, в большинстве случаев все выглядит прилично, глаза не болят и даже смотреть приятно. Анимация, к сожалению не впечатляет, бои выглядят довольно статично, не хватает ни плавности движений, ни мега-крутых планов в перспективе. Для сравнения вспомним, как поставлены крутейшие сражения в аниме (на вскидку), просто забивайте на ютубе и смотрите, если не видели: Наруто против Саске из Наруто (обе битвы в Долине Завершения), Наруто против Пэйна из того же сериала, любая боевая сцена из фильма “Меч Чужака” (там они просто бесподобны), Кенсин против Сайто из сериала Бродяга Кенсин, Кенсин против Шишио оттуда же, битвы из серии фильмов Границы Пустоты: Сад Грешников (особенно крута битва против зомби), Хиро против Гильгамеша из Fate/Stay Night, Сайтама против Геноса (или против Бороса) из Ванпанчмена, Кирэй против Кирицугу в аниме Fate/Zero. Это то, что я могу только бегло припомнить и буду рад увидеть другие предложения в комментариях. Понятное дело, требовать от комедийной анимехи такого уровня глупо, но можно было хотя бы попытаться. В “повседневной” же анимации сериал значительно уступает тем же Kyoto animation или MadHouse. Можно заикнуться про бюджеты, но если уж сравнивать, так с эталоном, верно?
    Оценка:7/10 смотреть приятно (особенно когда Листарте красуется) и ладно

    Сюжет:
    Самая важная (по крайней мере для меня) часть осталось напоследок. Беда в том, что смотреть сериал на протяжении трех недель (я начал, когда только вышла 9 серия) мне было приятно. Драйвовое начало на интересной идее, сильный герой (за 250 тайтлов тряпки и идиоты дико надоели), действительно смешные шутки. Все, что нужно для хорошего экшен середнячка с упором в комедию. А если постараться, вполне можно склипать и действительно крутую историю, с отличными шутками, отличным сюжетом и глубокой драматической составляющей, думал я. на свою голову.
    Похоже, сценаристы или автор оригинала (не читал, честно, так что не знаю) подумали о том же. Только вот поздно спохватились. Предположу, что сидят себе авторы, пишут, и вдруг до них доходит: “О, боже, скоро конец, а у нас еще даже финал не продуман! Два дня до дедлайна!”. А там уже ГГ с Валькирией топлес-тренировки заканчивает. И пошло поехало. Император у нас – гнусный пердатель (не очепятка), угрожает своей дочери расправой, а через три минуты посмертно заявляет, что любит ее и всегда любил, да и вообще он добренький, просто еб***** немного. И все как бы плакать должны. А мне вот не грустно, извини, я слишком люблю драму, что в кино, что в литературе, что в аниме, чтоб плакать над этой дикой фальшью.
    Думаешь себе, ну ладно, пусть, это все равно проходная сцена, главное у нас впереди! И смирно ждешь финала, скоро ведь битва с Князем Тьмы. Ха! Только вот авторы, как оказывается, и правда жесткие шутники. Самое эпичное сражение вы уже посмотрели, ребята. От финальной битвы мы получаем: минуту “драки” с “главным злодеем”, минуту пошутеечек, когда ГГ вернули с того света, и пятнадцать минут того, что, по мнению создателей, должно являться драматичным финалом. Все остальное – перебивки между сценами, не несущие никакого смысла. ГГ умирает во второй раз после второй победы над главным босом (тут я шлепнул себе мощный фейспалм), все ноют с минуту. И никто не пытается ничего сделать. Просто тянут время, чтобы успеть попрощаться.
    Самые слезные сцены последних серий, как ни странно (сарказм), не вырвали у меня ни слезинки, а глазки у меня, между прочим, протекают почти всегда во время печальных сцен. Жалость и грусть бесцеремонно вытеснили смех и возмущение. Сделайте хоть что-нибудь! У вас друг умирает, а вы просто две минуты кричите ему “ЖИВИ!”. Ну наконец блондинка вспомнила, что она хиллер – так держать! Ой, вы его оживили, призвав божественные силы, ну хоть какая-то польза. А, нет, он опять умер. Ах, все таки не умер? Вы там под препаратами что ли сценарий писали.
    Простите за этот поток негодования. Смысл ясен, концовку слили просто в ноль. Эх, а как начинали!
    Оценка: 4/10 за отвратительный финал.

    Итоговая оценка: 6/10

    Очаровательный дом binh thanh – жизнь здесь станет истинным наслаждением

    Жизнь в трех действиях с одним антрактом

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ:

    ДАМА В ЗРИТЕЛЬНОМ ЗАЛЕ

    Действие происходит в городке Гроверс-Корнерс, штат Нью-Хэмпшир

    Занавеса нет. Декораций тоже почти нет. Зрители. Входя в зал, видят слабо освещенную сцену. Через некоторое время на сцене появляется ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Он садится на стул. Выходят Гиббсы и Уэббы, музыканты. Теневая композиция.

    ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Сейчас вы увидите пьесу «Наш городок». Ее написал Торнтон Уайлдер, поставил… режиссер. В спектакле участвуют актеры студии «Шлагбаум». Городок называется Гроверс-Корнерс. Он расположен в штате Нью-Хэмпшир, у самой границы со штатом Массачусетс. В первом действии мы покажем вам один день из жизни нашего городка — 7 мая 1901 года.

    Время — незадолго перед рассветом. Слышится крик петуха… Слышится крик петуха.

    Слышится крик петуха.

    На востоке, вон там, за нашей горой, только что показалось несколько полосок света. Утренняя звезда всегда так удивительно ярко светится перед тем, как исчезнуть, верно?

    Давайте я лучше познакомлю вас с нашим городком. Там — Главная улица, за ней — вокзал, железная дорога идет вот так. За железной дорогой живут поляки. Церковь конгрегации — там, пресвитерианская церковь — через улицу, методистская — там, католическая церковь — дальше, за железной дорогой. Это здание ратуши, в подвале — тюрьма. С этих ступеней однажды произнес речь сам Авраам Линкольн.

    Первый автомобиль проедет по нашим улицам еще нескоро, лет через пять. Его купит банкир Картрайт, самый богатый из наших горожан… Здесь — бакалейная лавка и аптека мистера Моргана. Почти каждый из нас заглядывает в лавку и к мистеру Моргану хотя бы раз в день. Начальная школа — вон там, средняя — дальше за ней.

    Это дом нашего врача, доктора Гиббса. Вот декорации для тех, кто считает, что они необходимы. Это сад миссис Гиббс. Кукуруза… фасоль… розы… гелиотропы… и изобилие лопухов.

    Переходит на другую сторону сцены.

    А это дом редактора нашей газеты мистера Уэбба. В те времена наша газета – гроверс-корнерский «Сентинел» — выходила два раза в неделю. А это сад миссис Уэбб, точно такой же, как у миссис Гиббс, только здесь еще изобилие подсолнухов.

    Приятный городок, вы меня понимаете? Насколько мне известно, в Гроверс-Корнерсе не родился никто из выдающихся людей. Там, на горе, на самых ранних кладбищенских памятниках те же фамилии, которые носят здешние жители сейчас: Уэббы, Картрайты, Херси, Гиббсы…

    Да, как я уже сказал, скоро рассвет. Во всем городке окна светятся только в домишке за железной дорогой, где в одной польской семье только что родилась двойня. И у Джо Кроуэлла, где Джо-младший встает сейчас с постели, чтобы разнести газеты.

    Ну что ж, начался еще один день. По Главной улице идет доктор Гиббс, он принимал эту двойню. А вот его жена, она спускается на кухню, чтобы приготовить завтрак.

    МИССИС ГИББС, полная миловидная женщина лет 35, спускается справа. Она поднимает у себя на кухне воображаемые шторы и начинает разжигать огонь в плите.

    Читайте также:  Гидроизоляция крыши дома под металлочерепицу

    Ее фамилия была Херси до того, как она обвенчалась с доктором Гиббсом. У нас в городке знают обо всех событиях в каждой семье. Доктор Гиббс умрёт в 1930-м году. Его именем назовут нашу новую больницу.

    А вот и миссис Уэбб, она тоже спускается на кухню, чтобы приготовить завтрак.

    МИССИС УЭББ, худощавая женщина с серьезным лицом и быстрыми решительными движениями, выходит слева к себе на кухню, на ходу докуривая сигарету.

    А вот и доктор Гиббс, сегодня его вызвали к роженице в половине второго ночи.

    А вон идет Джо Кроуэлл-младший, он разносит «Сентинел» — газету мистера Уэбба.

    МИССИС УЭББ и МИСИС ГИББС хозяйничают у себя на кухне. Глядя на то, что они делают, зрители должны понимать, что они кладут дрова в печь, разжигают огонь и готовят завтрак. Появляются ДОКТОР ГИББС и ДЖО КРОУЭЛЛ, 11 лет. Он несет сумку с воображаемыми газетами.

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Здравствуйте, доктор.

    ДОКТОР ГИББС. Здравствуй, Джо.

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Кто-нибудь заболел, доктор?

    ДОКТОР ГИББС. Нет, в польском квартале родилась двойня.

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Ого! Отдать вам газету прямо сейчас?

    ДОКТОР ГИББС. Да. Давай возьму. Произошло в мире что-нибудь интересное со среды?

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Да, сэр. Наша учительница, мисс Фостер, надумала выйти замуж за одного парня из Конкорда.

    ДОКТОР ГИББС. Вот так так. Как же вы, мальчишки, к этому относитесь?

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Конечно, это меня не касается, но только, я думаю, что если женщина решила быть учительницей, она так и должна быть учительницей.

    ДОКТОР ГИББС. Как твое колено, Джо?

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Хорошо, доктор. Я о нем даже не вспоминаю. Оно только всегда говорит мне, когда будет дождь, как вы и предупреждали.

    ДОКТОР ГИББС. Что же оно говорит тебе сегодня, будет дождь или нет?

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Нет, сэр.

    ДОКТОР ГИББС. Наверняка?

    ДЖО КРОУЭЛЛ. Да, сэр.

    ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Я хочу кое-что рассказать вам об этом мальчике, Джо Кроуэлле. Он был очень способным — закончил здешнюю среднюю школу первым учеником в классе. За это ему дали стипендию, чтобы он мог поступить в Массачусетсткий институт. Институт он тоже закончил первым из своего выпуска. Об этом в свое время писали в бостонской газете. Из него, наверное, получился бы замечательный инженер. Но началась война, и он погиб во Франции. Все его образование оказалось ни к чему.

    ДЖО КРОУЭЛЛ уходит. ДОКТОР ГИББС и ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА читают воображаемую газету. МИССИС ГИББС и МИССИС УЭББ готовят яичницу. Появляется ХОВИ НЬЮСОМ.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Шевелись, Бесси!

    ПОМОЩНИК РЕЖИССЕРА. Это Хови Ньюсом. Он развозит молоко.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Здравствуйте, доктор.

    ДОКТОР ГИББС. Здравствуйте, Хови.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Кто-нибудь заболел?

    ДОКТОР ГИББС. Двойня у пани Горуславской.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Ого, двойня? Наш город растет год от году.

    ДОКТОР ГИББС. Кажется, собирается дождь, а Хови?

    ХОВИ НЬЮСОМ. Нет, что вы! Прекрасный будет денек, солнечный, теплый. Пошли, Бесси.

    ДОКТОР ГИББС. Как живешь, Бесси? (Гладит лошадь). Сколько ей, Хови?

    ХОВИ НЬЮСОМ. Скоро семнадцать. С тех пор, как Локхарты перестали брать свою кварту молока, она каждый день сбивается с дороги. Ей так и хочется оставить им молоко, из-за этого она все утро на меня сердится. До свидания, доктор. (Подходит к дому миссис Гиббс).

    ДОКТОР ГИББС. До свидания, Хови.

    МИССИС ГИББС. Доброе утро, Хови.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Здравствуйте, миссис Гиббс. Доктор сейчас придет, он там, на улице.

    МИССИС ГИББС. Да? А вы, кажется, сегодня попозже.

    ХОВИ НЬЮСОМ. Верно. Что-то случилось с сепаратором. Сам не знаю, что там заело.

    МИССИС ГИББС (кричит наверх). Дети! Дети! Пора вставать!

    ХОВИ НЬЮСОМ. Пошли, Бесси! (Уходит).

    МИССИС ГИББС. Джордж! Ребекка!

    ДОКТОР ГИББС входит в дом.

    Все в порядке, Фрэнк?

    ДОКТОР ГИББС. Да. Родила прямо как кошка. Так-то.

    МИССИС ГИББС. Бекон сейчас поджарится. Садись, выпей кофе. Может быть, сегодня утром тебе удастся поспать пару часов?

    ДОКТОР ГИББС. Хм! В одиннадцать придет миссис Уэнтворт. У нее неладно с желудком.

    МИССИС ГИББС. Ты спал сегодня всего три часа, Фрэнк. Подумай сам, что с тобой будет дальше. Я так хочу, чтобы ты уехал куда-нибудь и отдохнул. По-моему, тебе это просто необходимо.

    Ханг Муа Mua Caves — потрясающие фантастические виды с горы на Нинь Бинь, Вьетнам

    Ханг Муа — это название горы, которая находится вместе с пещерами Mua Caves в охраняемой зоне рядом с национальным парком Tam Coc (Там Кок) в провинции северного Вьетнама Нинь Бинь. В основном, это место больше всего известно именно под названием Mua Caves, хотя там и есть 2 небольшие пещеры, но туристов сюда привлекает смотровая площадка, находящаяся на вершине горы Ханг Муа. Чтобы подняться на смотровую площадку нужно преодолеть 500 ступенек. Со смотровой площадки открываются потрясающие виды во все стороны, но главным образом на реку Ngo Dong и множество скал вокруг нее в парке Tam Coc.

    Как добраться до Mua Caves в Нинь Бинь

    Добраться до Mua Caves в Нинь Бинь можно 3 разными способами:

    • Самостоятельно на мопеде, велосипеде

    Вы можете взять в аренду как мопед, так и велосипед прямо у себя в отеле. Mua Caves находятся недалеко от городка Нинь Бинь, поэтому сюда вполне можно доехать даже на велосипеде. Мы добирались на арендованном мопеде, который взяли в аренду у себя в отеле Tam Coc Bungalow.

    • В составе экскурсии

    Практически все экскурсии по Нинь Бинь включают эту смотровую площадку, но лучше заранее уточнить этот момент. Экскурсию вы можете купить у себя в отеле в Ханое, да сюда часто ездят на однодневные и двухдневные экскурсии из Ханоя или же взять экскурсию прямо в Нинь Бине — также в отеле.

    Это тоже неплохой вариант, особенно, если вы путешествуете с детьми. Такси вы можете взять прямо на улице или же воспользуясь приложением Grab в телефоне. По нашему опыту разница в цене у такси с улицы и приложения Grab составляет примерно 2 раза, в Grab такси гораздо дешевле. Это такси очень распространено во Вьетнаме.

    Хорошие отели в Нинь Бинь на Booking:

    Стоимость посещения и время работы

    Вход в парк, на территории которого и находится гора Hang Mua стоит 100 000 донгов с человека. Мопед или велосипед вы оставляете на одной из парковок до входа в пакр. Чем ближе парковка к парку, тем дороже. Мы оставили мопед за 10 метров от парка за 10 000 донгов, у самого парка стоит 15 000 донгов, а чуть дальше от парка есть парковки за 5000 донгов. Учтите, что местные могут устроить вам целое представление, как это они сделали нам. При подъезде к парку примерно за 50-80 метров выскакивает женщина в форме милиционера, при этом машет полицейской палочкой и свистит в свисток, говоря что дальше проезд на мопеде запрещен и вы должны поставить мопед или велосипед у нее на платной парковке. Так как входа в парк даже не было видно, мы недоуменно взглянули дальше по дороге и увидели стоящие мопеды метров в 20-30 от этого места. Мы просто взяли и объехали ее. ? Поэтому не ведитесь на таких псевдо-полицейских и проезжайте практически до входа в парк.

    Время работы парка с 6.00 — 19.00

    Наше посещение горы Hang Mua и смотровой площадки Mua Caves

    Виды со смотровой площадки Mua Caves являются визитной карточкой северной провинции Вьетнама Нинь Бинь. На всех буклетах или же картинках в Интернете при наборе слов Нинь Бинь можно часто увидеть именно такие красивые картинки с потрясающими видами с горы Ханг Муа. Эта гора и смотровая площадка были пунктом 1 в моем списке посещения мест в Нинь Бине, а тут, знаете ли, несколько таких мест, обязательных к посещению. Но мы же всегда ограничены во времени, поэтому приходится выбирать. Итак, мы приехали к парку в районе 2 часов дня и заложили примерно пару часов времени для подъема наверх и наслаждения видами с высоты.

    Мы заплатили за вход и вошли в парковую зону. Неожиданно, но парк очень даже впечатлил нас. Везде очень чисто, сделаны красивые дорожки, по бокам много различных статуй и интересных тематических конструкций. Здесь вполне можно провести час, разглядывая и фотографируя милые и уютные места.

    Также около дорожек есть несколько качелей, вы можете присесть и насладиться тишиной и умиротворением, если вокруг вас нет толп китайцев ?

    Спустя 15-20 минут мы подошли к началу подножия горы Ханг Муа. Путь наверх состоит из 500 довольно больших ступенек. Не пугайтесь, лестница хорошая, широкая и путь наверх можно преодолеть всего за 20-30 минут.

    В начале пути наверх ведет лестница с драконом, это символично, так как на самой вершине горы, куда очень сложно забраться, на острых камнях также находится дракон.

    В начале же можно увидеть вход в пещеру, но там совсем мало посетителей, мы решили оставить ее на обратный путь, но в итоге, очень торопились и забыли туда заглянуть. Пещера совсем небольшая, и если вы еще не катались по реке в Там Кок или в Транг Ан с посещением множества различных пещер, то, возможно, стоит заглянуть в эту пещеру. Мы же поспешили наверх, за прекрасными видами!

    Идти было не очень сложно, периодически мы останавливались, чтобы отдышаться, все-таки на улице было довольно жарко, поэтому рекомендую приезжать пораньше или же ближе к закату.

    В определенно месте дорожка раздваивается на 2 в противоположные стороны. Справа гора меньше, наверху стоит небольшой храм, туда мы также решили подняться только уже на обратном пути. Уже на этой высоте мы начали понимать насколько же тут красиво, но, выше было еще красивее.

    Наконец, мы добрались до смотровых площадок, а их здесь оказалось несколько на разных уровнях! Сделали фото с разной высоты, причем сложно сказать, где именно самая удачная смотровая, как по мне, этот вид красиво получается из любого места. Первые несколько минут, как только мы закончили подъем и взглянули вдаль, потеряли дар речи и просто стояли и смотрели, наслаждались природной красотой. Вид открывается на заповедный парк Там Кок, по которому можно проплыть на лодке между различными скалами. Мы утром этого же дня плавали прямо по той реке, которую вы видите на фото, там даже видно несколько лодок. Красота неописуемая, конечно. Вообще это местечко в Нинь Бинь называют «Халонг на суше». Бухта Халонг очень знаменита во всем мире, так как входит в 7 современных природных чудес света. Туда мы тоже съездили, и да, мои впечатления такие же, Нинь Бинь определенно немного похожа на Халонг, только на суше и плавают тут по реке. Мне понравились оба места, хотя слышала и читала мнения, что некоторым даже Нинь Бинь понравилась больше, чем Халонг! И не удивительно, провинция Нинь Бинь действительно очень красива. Здесь снимали часть фильма «Конг. Остров черепа», а в национальном парке Транг Ан даже есть остров, на котором проводились съемки и он открыт к посещению туристами. В общем, в Нинь Бинь есть что посмотреть ?

    На самой верхней точке горы Ханг Муа находится дракон, мы заползали на нее, но здесь довольно опасно находиться, так как очень острые скалы и места совсем немного, поэтому фото получились вблизи. Чтобы сфотографировать всего дракона лучше всего пойти на соседнюю гору и сделать фото оттуда.

    Рядом с драконом находится небольшой храм, в котором стоит статуя леди Будды. Я в первый раз в Азии видела статую леди Будды, это было так необычно для меня, ведь в других странах Азии, где я была, всегда видела только мужчину Будду, в больших количествах, а оказывается есть и леди Будда. В дальнейшем, в нашей поездке во Вьетнаме мы еще не раз ее увидим.

    Итак, мы поднялись по второй дорожке на соседнюю гору и оттуда открылись не менее захватывающие и прекрасные виды.

    Множество рисовых полей, дома местных вьетнамцев, скалы стоящие одна за другой, на такую природную красоту можно смотреть очень долго. Мы немного дольше провели времени наверху, чем планировали, дело уже близилось к закату и поэтому мы поспешили спуститься вниз, ведь у нас в планах было посетить еще один интересный храм Зеленой Жемчужины, находящийся в скале.

    Как вы поняли гора Ханг Муа, Mua Caves очень мне понравилась, фантастические виды надолго запали мне в душу, поэтому если вы берете экскурсию на 1 день из Ханоя или самостоятельно едете в Нинь Бинь, то я очень советую вам включить в список мест для посещения эту прекрасную гору с потрясающими видами.

    Ссылка на основную публикацию