Концепция «взгляд снаружи»;: очаровательный дом-музей f house в камакура от талантов из edward suzuki architecture

Дворец Дожей. Взгляд снаружи

Дворец Дожей. Взгляд снаружи

В середине XVI в. Венеция уже представляла собой практически сформированный, целостный городской массив, полностью был упорядочен район, прилегающий к Дворцу дождей и собору Св. Марка. Усилиями архитектора из Флоренции Якопо Татти была ликвидирована хаотичная застройка квартала и завершено создание прекраснейшего ансамбля Пьяцетты. И в наши дни жемчужиной центра Венеции является соединение двух восхитительных площадей – Пьяцетты и Св. Марка. Тут расположено одно из самых великолепных сооружений города – Дворец дожей. В свое время здесь находилась резиденция правителей Венецианской республики, а сегодня во дворце располагается известнейший художественный музей.

Благодаря выгодному географическому положению на пересечении важнейших торговых путей с Востока на Запад Венеция к IX в. стала основным центром торговли. Это сыграло ведущую роль в политическом и экономическом росте города-государства. Огромную выгоду Венеция извлекла из крестовых походов: были захвачены новые земли, получены некоторые привилегии, значительно расширилось торговое влияние. Дворец дожей с его величественностью и монументальностью стал отражением растущей власти и могущества его правителей.

Строительство и отделка Дворца дожей велась на протяжении нескольких веков. Первое здание было построено в 810 г, эта была классическая крепость, имевшая стены, башни и другие укрепления. В 976 г. в Венеции произошло восстание, дож Пьетро IV Кандиано был свергнут, а резиденция сожжена. На пепелище была возведена новая крепость, но в 1106 г. она также сгорела.
В XII в. венецианцы воздвигли новую резиденцию, причем она уже не имела вид крепости. Дело в том, что Венеция к этому времени уже не нуждалась в мощных замках с их неприступными стенами – море представляло собой прекрасную защиту от нападения, а фортификационные сооружения заменял современный флот.

К XIV в. Дворец дожей представлял собой жалкую ветхую развалину и в 1309 г. было начато строительство нового здания, которое расширялось и достраивалось на протяжении следующих двух столетий. Над дворцом трудились самые талантливые архитекторы и зодчие. И их творение воистину вызывает неподдельное восхищение. С одной стороны здание выглядит массивным и монументальным, но в тоже время опорой для верхней его части служат легкие ажурные арки. На первый взгляд может показаться, что дворец просто-напросто опрокинули фундаментом вверх, и все из-за необычного устройства фасада: слабые опоры внизу и монолитная высокая стена сверху.

Складывается впечатление, что большинство архитектурных деталей связано между собой каким-то неправильным и нелогичным образом. Хотя с другой стороны эта необычность подкупает, привлекает и заманивает своей яркостью, художественной насыщенностью и рациональностью. Открытая галерея на первом этаже – это не просто архитектурный каприз, а замечательное укрытие от палящего солнца. Здесь любой прохожий может отдохнуть в прохладной тени и полюбоваться прекраснейшим венецианским пейзажем.

Галерея, расположенная на втором этаже, представляет собой воздушный балкон, который затеняет с южной и западной стороны внутренние помещения и служит удобным переходом между ними. Ажурные галереи и гладкая стена, так удачно скомбинированные в фасаде Дворца дожей, придают облику здания богатый композиционный контраст и будто бы открывают его скрытую всеобъемлющую энергетику, которая вырывается, обретая покой на просторах венецианской лагуны.

Работы по украшению фасада дворца велись в XV в., когда на смену готическим традициям постепенно стали приходить более гармоничные и возвышенные формы эпохи Возрождения. Венецианцы стали истинными поклонниками мягких, закругленных архитектурных элементов, которые блистали изысканной мраморной отделкой. Однако не все детали дворцового фасада имеют светлый оттенок, есть тут одно место, выделяющееся своей мрачностью. Это девятая и десятая колонны второго яруса, сделанные из густого, красноватого мрамора: тут некогда зачитывались смертные приговоры.

У Дворца дожей имеется всего один порталообразный вход – огромные ворота, сделанные из мрамора, которые носят название “Porta dell Carta”, или “Врата бумаги”. Существуют две основные версии происхождения этого названия. По одной из них оно связано с находившимся рядом документальным архивом, по другой имя ворот произошло от писцов, которые когда-то работали здесь, помогая оформлять горожанам всевозможные бумаги и документы.

Портал создавался на протяжении трех лет, с 1438 по 1441 года. Вход изобилует разнообразными орнаментами, исполненными с ювелирной тонкостью. Некогда эти фантастические узоры были позолоченными и блистали лазурью. Над воротами располагалась скульптурная группа, изображающая дожа Франческо Фоскари коленопреклоненного перед крылатым львом Св. Марка. В XIX в. барельеф был заменен на новый, а о старой скульптуре напоминают лишь некоторые дошедшие до наших дней фрагменты.

Пройдя “Porta dell Carta”, вы попадете в пышный внутренний двор, который по периметру окружают двухъярусные мраморные аркады. Здесь установлено восемь скульптур, выполненных в древнегреческом стиле, выделить из которых следует статую генерала дела Ровере (скульптор Джованни Бандини). Середину двора украшают два роскошных колодца, сделанных из бронзы, которые некогда были источниками лучшей в Венеции воды. Каждый день тут толпились торговки водой, доставлявшие прохладную и вкусную влагу в самые дальние кварталы города.

В 1690 г. в Венецию с триумфом возвратился дож Франческо Морозини, одержавший блестящую победу в Греции. Его роскошный корабль “Буцентавр” причалил прямо к Пьяцетте, дож, сойдя на берег, минул построенную по этому случаю огромную Триумфальную арку. Дворец дожей был по-праздничному украшен: на фасаде вывесили картины и дорогие ткани, внутренний двор украсили картинами, изображавшими подвиги дожа.

Покои дожа были отделаны и обустроены шикарно, повсюду были расставлены и развешены всевозможные предметы роскоши: парадные картины, гобелены, кресла с золотой и бархатной отделкой, резные лакированные столики, прекрасные зеркала, серебряные и фарфоровые вазы и дорогие скульптуры… Среди остальных помещений выделялась одна галерея, где были представлены ценные образцы турецкого оружия.

Вечером Дворец дожей осветили яркие огни внутреннего освещения, зажженные в честь триумфального возвращения правителя. Дож Франческо Морозини нисколько не скупился, желая с размахом отпраздновать победу: в толпу, собравшуюся на Пьяцетте, он бросал серебряные и золотые монеты.

В 1354 г. дожем был избран 80-летний Марино Фальер. Новоизбранный правитель добирался в Венецию из Рима на галере. Когда город был уже совсем близко, неожиданно поднялся туман, из-за которого гондольеру сложно было ориентироваться, и он причалил к Пьяцетте в том месте, где казнили преступников, между парой гранитных колонн. Фальер воспринял эта как недоброе предзнаменование.

Спустя семь месяцев дож закатил шикарный праздник, на котором присутствовала его молодая жена. Среди гостей был Микель Стено, влюбленный в супругу Фальера. В какой-то момент Стено поцеловал свою возлюбленную, дож заметил это и приказал выгнать наглеца, дерзнувшего охмурить жену правителя. Молодой человек, оскорбленный и униженный перед своей любимой женщиной и всей верхушкой венецианского общества, уныло блуждал по дворцу. Оказавшись в «Зале Совета десяти», он в порыве отчаяния нацарапал на кресле дожа оскорбительные слова.

На следующий день надпись обнаружили и автора тотчас арестовали. Решение «Совета десяти» было следующим: ввиду молодого возраста обвиняемого и его заслуг перед Венецианской республикой в течение двух месяцев продержать в темнице, а затем изгнать из города сроком на один год. Это решение привело в бешенство Марино Фальера, он расценил его как личное оскорбление. Дож заручился поддержкой И.Бртуччио, обещавшего собрать недовольных, которые могли оказать посильное содействие. Это стало рождением заговора, который предусматривал устранение всех членов высшего совета и полную монополизацию власти дожем.

Однако государственному перевороту не суждено было состояться. Совет десяти заранее узнал о планах заговорщиков и в день, на который намечалось исполнение заговора, Фальер предстал перед судом. Вынесенный приговор был суров – смертная казнь.
Через два дня, прохладным весенним утром 18 апреля 1355 года 55й венецианский дож Марино Фальер был обезглавлен. Его судьбу разделили еще около ста его сподвижников. Вот так поцелуй влюбленного юноши стал причиной роковых событий в истории Венеции…

Концепция «взгляд снаружи»;: очаровательный дом-музей f house в камакура от талантов из edward suzuki architecture

Под взглядом “изнутри” будем подразумевать описание субъективных ощущений музыканта-исполнителя в процессе импровизации.
Под взглядом “снаружи” – объективные психофизические закономерности, лежащие в основе этого процесса.

Описание субъективных ощущений осуществляется на основе анализа, как собственных ощущений автора, так и ощущения коллег автора – джазовых музыкантов-импровизаторов, ощущений, выявленных в результате опросов, бесед и обсуждений.
Описание объективных закономерностей осуществляется на основе работ автора, посвященных анализу физических основ гармонического музыкального слуха, а также работ Д.К. Шуливнук, связанных с педагогическими аспектами психолингвистики.
Разумеется, все нижеизложенное никоим образом не претендует ни на полноту описания, ни на научную строгость, являясь лишь плодом раздумий автора, берущего на себя смелость предложить результаты читателю в качестве темы для размышлений.

Итак, первое, что бросается в глаза при взгляде изнутри на состояние опытного и зрелого в творческом отношении импровизатора – это ощущение необыкновенной легкости и естественности процесса рождения музыки, похожего на чудо, сопровождаемого, как, впрочем и любой творческий процесс, чувством необыкновенного удовольствия.
Однако, всматриваясь в более глубокие слои подсознания, можно заметить, что собственно “музыкальному” этапу импровизации предшествует ряд, так сказать, “немузыкальных”, представляющих собой развитие и преобразование некоего смутно ощущаемого “предобраза”.

Предобраз этот может представлять собой либо некую эмоцию у людей эмоциональных, или нечто, напоминающее абстрактную пространственную конструкцию у людей с развитым зрительным воображением, или динамический световой поток, или даже вкусовую гамму. Возможны также и всевозможные комбинации этих ощущений.
Затем появляется некая “свертка” будущего музыкального эпизода в виде одномоментной “картины” (синтетически связанной с предобразом, о чем ниже). Например – ощущение волны звуков, со склонами определенной крутизны, гладкой или вихревой поверхностью.
И вот уже эту “свертку” импровизатор “прочитывает”, разворачивает в полноценный музыкальный эпизод в реальном масштабе времени.

ПРЕДОБРАЗ —– СВЕРТКА —- МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЭПИЗОД

Разумеется, практически все эти детали работы психики скрыты “от глаз” исполнителя, происходят глубоко в подсознании, и для их осознания требуются специальные усилия. Все, что исполнитель чувствует – это то, что за ничтожное мгновение до того, как пришло время исполнять очередной эпизод, он знает, что именно будет играть.

Теперь попытаемся хотя бы поверхностно ответить на вопрос, какие законы, знания, навыки и психофизические механизмы обеспечивают процесс импровизации, т.е. то, что мы назвали “взглядом снаружи”.
Слушатель джазового концерта – так сказать, “сторонний наблюдатель” – видит, что на сцену выходят зачастую едва знакомые между собой музыканты, согласовавшие программу концерта только за полчаса до его начала, часто ни разу не репетировавшие вместе. Тем не менее, во время концерта игра музыкантов с ансамблевой точки зрения безупречна, форма исполняемых произведений отточена, сольные эпизоды блестящи.

То, что происходит на сцене – это коллективная импровизация на основе определенных законов.

За основу исполняемой пьесы берется тема и соответствующая ее аккомпанементу, последовательность аккордов из числа так называемых “джазовых стандартов”, коих около 600, и которые опубликованы в специальных сборниках. От профессионального джазового музыканта-импровизатора требуется знание (“наизусть”), по меньшей мере, двухсот из них.
Требуется умение импровизировать на тему и гармоническую последовательность аккомпанемента в рамках общепринятой формы:
– вступление
– тема
– импровизации солистов
– тутти
– тема
– кода.

Для этого необходимы глубокие знания гармонии, “языковых” средств джазовой музыки, джазовой артикуляции и ритмики, стилистических особенностей различных “эпох” джаза и т.д. и т.п.

Все эти знания должны быть усвоены до полного автоматизма в период обучения джазового музыканта и составляют тот необходимый материал, на базе которого строится импровизация.

Однако, одних этих знаний недостаточно. Для успешного протекания процесса импровизации должны хорошо работать определенные психофизические механизмы. Некоторые из них являются врожденными, а некоторые можно успешно развить с помощью специальных упражнений и постоянной практики.

Первым из них, запускающим весь процесс импровизации, является возникновение перед началом исполнения специфического подъема, прилива энергии, внутренней “озаренности” и других ощущений и образов, которые составляют основу того, что мы ранее назвали “предобразом”.

В основе второго этапа – преобразования “предобраза” в свертку музыкального эпизода – по всей видимости, лежит известное явление синестезии: нефункциональной и напрямую нецелесообразной связи одних центров коры головного мозга с другими.
Известный пример – ярко выраженной музыкально-цветовой синестезией обладал композитор Александр Скрябин, у которого у которого цветовые и музыкальные образы были неразрывно связаны.
Синестезии бывают самые разные. Чаще всего мы сталкиваемся с образно-зрительными и эмоциональными, однако встречаются осязательные и даже вкусовые. Кто не слышал такие выражения, как “бархатный звук”, “шероховатый звук”, “острая начерченная гармония”, “вкусная игра” и т.д. Как правило, импровизирующие “от Б-га” музыканты обладают нескольким видами синестезий, хотя одна, как правило, является доминирующей.
Таким образом немузыкальный “предобраз” преобразуется в “свертку” (предощущение-предслышание) будущей музыкальной фразы или более крупного эпизода, обладающей определенной звуковысотной и ритмической организацией, но еще в общем виде, без привязки к конкретным звукам.

Читайте также:  Потолок под крышей дома - делаем правильный выбор

Третий этап – разворачивание “свертки” в полноценный музыкальный эпизод в реальном масштабе времени – осуществляется автоматически за счет некоторых свойств гармонического музыкального слуха. Несколько упрощенно остановимся на этом чуть подробнее.

Среди разновидностей музыкального слуха – абсолютного, относительного, мелодического и гармонического – последний занимает особое место и встречается реже других, хотя и поддается развитию.
С физической точки зрения слуховой аппарат носителя гармонического слуха обладает некоей нелинейностью характеристики, за счет которой происходит сложное преобразование частот, поступающих на его вход, в целый спектр частот на выходе, каждая из которых обладает своим весовым коэффициентом. Явление это носит красивое название “перекрестная интермодуляция” и хорошо известно физикам.
При переводе на “музыкальный” язык, вышесказанное означает, что, если на входе в слуховой аппарат звучит некий аккорд, то на выходе – звукоряд, соответствующий этому аккорду (т.е. звучащий консонантно в современном смысле этого слова), а весовые коэффициенты обеспечивают систему ладовых тяготений.
Иными словами, этот звукоряд образован “разрешенными” звуками в системе данного аккорда и является как бы той внутренней “клавиатурой”, которую инициирует звучание аккорда в психике исполнителя.

Теперь вспомним, что реальный процесс импровизации осуществляется на фоне сменяющихся аккордов аккомпанемента, каждый из которых инициирует соответствующую ему “клавиатуру”. Таким образом, импровизатору достаточно думать о структуре движения, обрисовывающей “свертку”, а конкретные звуки возникают в психике импровизатора автоматически. Поэтому “свертка” и оформляется в мелодическое построение, точно соответствующее гармоническому сопровождению.

И, наконец, последний, четвертый, этап – синхронное исполнение слышимой внутренним слухом музыки – достигается за счет выработанной музыкантом рефлекторной связи:

ЗВУК —- АППЛИКАТУРА —- ЗВУКОИЗВЛЕЧЕНИЕ

Этого навыка можно достичь за несколько месяцев с помощью специальных упражнений.

Вышеописанный процесс импровизации можно назвать “творческим”, ведущую роль в нем играет образная сфера мышления, поэтому результат всегда содержателен.
Но существует еще один способ импровизировать, который назовем “ремесленным”. Заключается он в том, что в процессе обучения в психику очень прочно закладыается некоторое количество готовых фраз, подобранных таким образом, чтобы они не только хорошо стыковались друг с другом, но и были стилистически однородны. Комбинируя эти фразы в соответствии с гармонией, можно получить внешне вполне приемлемый результат, хотя он и будет неинтересен для более или менее искушенного слушателя.
Автор не является поклонником этого весьма легкого и поэтому распространенного метода, хотя и признает его несомненную ценность для выработки некоторых практических навыков и заполнения пустот в процессе творческой импровизации, соглашаясь с мнением, что “владение ремеслом является необходимым для художника-творца”.

Но главной целью творческого импровизатора является стремление в течение тех коротких минут, которые отведены ему для соло, максимально искренне и ярко отразить свой внутренний мир.

2005 © Cтатья написана специально для сайта “Музыканты о классической музыке и джазе”. Авторские права защищены. Перепечатывание только с письменного разрешения владельцев сайта.

От мокьюментари до хроники: все виды документального кино

10 главных фильмов в 10 главных жанрах — и еще 30, которые тоже стоит посмотреть

Любой список жанров документального кино будет условным и спорным — но таково свойство жанра как понятия. В игровом кино то же самое: коме­дия — это когда смешно, мелодрама — это про любовь, научная фанта­сти­ка — это про небы­валые технологии, а вестерн — это в западных штатах США в доиндуст­риаль­ную эпоху. Ситуация осложняется еще и тем, что само деление на игро­вое и неигровое часто ставится под сомнение, и для неко­торых методов доку­мен­талистики это сомнение стало основным принципом. Но все же попро­буем: 10 главных жанров, один главный фильм на каждый, и еще три — в каче­стве бонуса.

  • Хроника
  • Этнографический фильм
  • Киноэссе
    и фильм-дневник
  • Фильм-расследование
  • Наблюдение
  • Портрет
  • Экспериментальная документалистика
  • Документальная анимация
  • Докуфикшен
  • Мокьюментари

Хроника — исторически первый жанр не толь­ко документалистики, но и кино вообще. Ценность кинематографа как формы документа была очевидна сразу, и многие из первых фильмов братьев Люмьер (их назы­­вают actualité — «дейст­витель­ность») заключались в фиксации событий — как заурядных («Прибытие поезда на вокзал города Ла-Сьота»), так и исторических («Коронация Николая II»).

Так же как люди делают семейные фото и видео на память, на пленку сохра­няются важные общественные события — чтобы о них не забыли. В случае режиссера Патрисио Гусмана и его товарищей это был военный переворот в Чили, в результате которого власть захватила хунта Аугусто Пиночета. Понятно, что новый режим стал писать историю в своих интересах, и трех­част­ная пятичасовая «Битва за Чили» оста­лась важным свидетельством политиче­ской борьбы, рассказанным с точки зрения проигравших левых сил. Как марк­систский трактат или учебник истории, написанный параллельно самим событиям, трилогия Гусмана диалектически излагает факты, не позволяя себе впадать в откровенную агитацию (хотя ангажированность очевидна). При этом — и так часто случается с политической хроникой — фильм о событии сам стал частью события, жестом в рамках полити­ческой борьбы. Поэтому участники съемок монтировали «Битву за Чили» в вынужден­ной эмиграции, а оператор Хорхе Мюллер Сильва был арестован силовиками Пиночета и пропал без вести (то есть, вероятно, расстрелян).

Патрисио Гусман вернулся к событиям переворота 20 лет спустя. Пиночет сло­жил полномочия в 1990 году, но люстрация не произошла, обще­ство пред­почло не копаться в прошлом — и именно «Битва за Чили» стала способом о нем напомнить. Гусман показал фильм старшеклассникам, плохо пред­став­ляв­шим себе события 1970-х, и включил съемки с этих показов в новый фильм «Чили, упорная память».

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Триумф воли» Лени Рифеншталь (1935)
  • «Дай мне кров» Альберта Мейслзы, Дэвида Мейслзы и Шарлотты Зверин (1970)
  • «Citizenfour» Лоры Пойтрас (2014)

С момента своего существования этнографическое кино было окрашено коло­ниальной интонацией. В начале XX века на Западе еще было общепри­нятым снисходительное отношение к иным (особенно экзотическим) куль­турам как к примитивным и не вполне развитым, что не отменяло искреннего инте­реса к ним и уважения. Так, Роберт Флаэрти решил снимать кино об инуитах в Канаде из восхищения перед их способностью жить в усло­виях Крайнего Севера.

Человек, которого теперь считают основателем этнографического кино (и одним из основателей документального кино вообще), не был ни этно­графом, ни профессиональным режиссером. Флаэрти работал старателем на побережье Гудзонова залива, но жизнь коренного населения интересовала его больше, так что он прошел краткий курс по работе с кинокамерой и взял ее с собой в очередную экспедицию. Съемки из первой поездки сгорели неудачно брошенной сигареты, но со второго раза получился «Нанук с Севе­ра» — рассказ о жизни одной инуитской семьи. Больше всего Флаэрти инте­ресовали экзотичные бытовые подробности: охота с копьями на моржа или строительство иглу.

Правда состоит в том, что к моменту съемок инуиты уже освоили ружья и почти не носили традиционную одежду, которая показана в фильме; иглу пришлось построить без одной стены, потому что иначе камере Флаэрти не хватало света; главного героя звали Аллакариаллак, а не Нанук, а две его жены не были на самом деле его женами. Флаэрти вольно приукрашивал действительность — иногда ради того, чтобы запечатлеть фактуру, которой уже нет (например, охоту с копьями), иногда — ради художественного эффекта. Например, знаменитая сцена, в которой Нанук поражается граммофону, была придумана и поставлена режиссером как комедийная: Аллакариаллак знал, что такое граммофон, и не был таким наивным, каким увидели его зрители в США.

Но нельзя сказать, что Флаэрти занимался обманом: у него не было задачи снять документальный фильм, потому что самого понятия «документальный» тогда еще не существовало. Требование объективности и точности появится позже и будет выполняться разными методами. Французский режиссер Жан Руш, считавший, что взгляд снаружи всегда искажает картину, снимал фильмы фактически в соавторстве со своими героями. С другой стороны, кино было освоено академическими антропологами, которые перенесли в него метод научного наблюдения: так сделаны, например, картины Джона Маршалла или Маргарет Мид и Грегори Бейтсона.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Лас-Урдес. Земля без хлеба» Луиса Бунюэля (1933)
  • «Охотники» Джона Маршалла (1957)
  • «Я — негр» Жана Руша (1958)

Рейтинг топ блогов рунета

Yablor.ru – рейтинг блогов рунета, автоматически упорядоченных по количеству посетителей, ссылок и комментариев.

Фототоп – альтернативное представление топа постов, ранжированных по количеству изображений. Видеотоп содержит все видеоролики, найденные в актуальных на данных момент записях блогеров. Топ недели и топ месяца представляют собой рейтинг наиболее популярных постов блогосферы за указанный период.

В разделе рейтинг находится статистика по всем блогерам и сообществам, попадавшим в основной топ. Рейтинг блогеров считается исходя из количества постов, вышедших в топ, времени нахождения поста в топе и занимаемой им позиции.

Реклама

Удивительный взгляд “снаружи”

doctorads — 14.10.2010 В городе прошла никем не освещаемая, почти секретная архитектурная конференция с очень интересными вопросами по урбанистике.

Это была его первая в жизни поездка в Россию и сразу – в наш город. И вот его впечатления от ощущения Екатеринбурга:

01. On Monday I pretty much had a full day to myself and since the weather was glorious (my first days always are for some reason) I decided to check out the place. In front of the hotel in Borisa Yeltsina street is a compact but pretty park. The old lady was strolling the place in her own little pace, and sometimes she just stopped to take her time and look around or look at the trees. I think life is rather splendid like that. Makes me realize I’m usually running when I think I’m walking.

В понедельник у меня в значительной степени был целый свободный день, и так как погода была великолепна, я решил исследовать местность. Перед отелем на улице Бориса Ельцина есть компактный, но симпатичный парк. Старая леди прогуливалась там в своем собственном неспешном темпе, иногда остановливаясь, чтобы передохнуть и осмотреться вокруг. Я думаю, что эта жизнь является просто роскошной, потому что я обычно бегу, когда я думаю, что иду.

02.Gorodskoy Prud, or the city Pond on the left.

Городской Пруд (или Городской Водоем) слева.

03. Girl knitting alongside the pond.

Девочка, вяжущая рядом с водоемом.

04.I am not associating the symbols of communism with the political system but merely as a design style. As such I have a weak spot for this kind of modern industrial design stuff. This is the spire of the local city hall.

Я не связываю символы коммунизма с политической системой, воспринимая их просто как стиль дизайна. Как таковой у меня есть некоторый акцент на этом виде современного промышленного дизайна. Это – шпиль местного здания муниципалитета.

05.It’s probably my Western arrogance to think that after the communistic era the people would have taken down these just like these images we were shown in Iraq, but this one is still standing tall on Prospekt Lenina near the central square, the Ploshchad’ 1905 goda.

Это – вероятно, мое Западное высокомерие, чтобы думать, что после коммунистической эры люди сбросили бы этих идолов, как нам показали в Ираке, но этот все еще стоит на высоте на Prospekt Lenina около центральной площади, Ploshchad’ 1905 Года.

06. Caption of Lenin’s statue, interstingly with flowers stuck on the letters.

Читайте также:  Как правильно делать на даче ремонт

Подпись к статуи Ленина, вперемешку с цветами прикрепленных к буквам.

07. Pagoda, or rotunda as the Russians seems to call them, where Prospekt Lenina meets the pond. Picturesque setting for a picture.

Пагода, или ротонда как, кажется, называют их русские, где Prospekt Lenina проходит у водоема. Живописное место для картины.

08. Probably because I am used to cities in which everyone is busy and running, I found a remarkable number of people who just stand or sit around contemplating. This girl must have stood here for at least half an hour

Вероятно, потому что я привык к городам, в которых все заняты и на бегу, я нашел замечательное число людей, кто просто стоит или сидит без дела, созерцая окрестности. Эта девочка, должно быть, стояла здесь в течение, по крайней мере, получаса

09. Because of the park-like setting on both banks of the river Iset river, the dividing line between East and West of the city is also its central and bonding feature. In good Russian style, the squares are wide an open and contain a number of status and memorials. Here is one.

Так как это парко-подобное место расрположено на обоих берегах реки реки Исеть, она становится разделительной линией между Востоком и Западом города, а также его центральной и сцепляющаяся чертой. В хорошем российском стиле площади широки, открыты и содержат много статуй и мемориалов. Вот один из них.

10. I think the Cyrillic alphabet looks rather cool, especially some of the font types make it look so.

Я думаю, что Кириллица выглядит весьма прикольно, особенно некоторые из типов шрифта заставляют посмотреть на нее вот так.

11. The railing of one of the bridging spanning the Iset river is a place where people literally lock their love, at least that what it looks like judging by the shape of some of the locks and the inscriptions on them.

Ограда одного из мостов, переброшеных через реку Исеть, является местом, где люди буквально скрепляют свою любовь, по крайней мере,это выглядит в форме закрепления ее буквально замками с надписями на них.

12. The idea that the metro is a people’s possession produces some fantastic stations. Comparing to these, Chicago’s CTA stations are an embarrassment. Ekaterinburg may not have many a big train system but the stations look fantastic.

Идея, что метро как место пребывания людей, производит просто фантастические станции. Сравнивать с ними, станции Чикаго CTA – невозможно. У Екатеринбурга, возможно, не большая подземка, но станции выглядят фантастическими.

13. Another great example of Industrial Design

Другой прекрасный пример промышленного дизайна

14.Prospekt Kosmonavtov station.

Станция “Проспект космонавтов”

15. . and my personal favorite, the Uralmash station.

. и наиболее мне понравившаяся станция “Уралмаш”

16. One comment though is that they put too many advertisements in the stations and especially the trains themselves. It seems they seem to enjoy plaster them all over.

Один комментарий, что они помещают слишком много рекламных объявлений на станциях и особенно непосредственно в поездах. Кажется, что они, словно наслаждаются, намазывая их на всем протяжении маршрута.

17. Birdie shat your cap comrade.:-)

Птичка нагадила вам на кепку, товарищ. 🙂
(Я долго объяснял ему потом, что это не Сталин)

18. Reflection on Communism vs. Capitalism

Реакция Коммунизма на Капитализм.

19. Section of a statue next to the Antey complex, girl listening, or more like admiring, the bloke playing the guitar. I was explained the guy was famous but I forgot who it is.

Место, где статуя рядом с комплексом Antey, девочка, слушающая в восхищении, того, кто играет на гитаре. Мне объяснили, что парень был известен, но я забыл, кто это.
(Видимо, я невнятно объяснял)

20. It’s sweet to see that many of the public seats are being occupied by couples of lovers to meet up and do some sweet-talking or whatever it is that couples do when they can spare some time together in the open. And while we’re on the subject (well, sort of) let the record show that Ekaterinburg has some of the most prettiest, slender and feminine looking girls around. This place is for guys what Italy or France seems to be for woman. Typically a girl looks definitely European but with a nice Asian touch to it, and always on high heels and a ‘talking’ pair of pants’. This is especially striking as most of the local guys look like they take quite a casual approach when it comes to appearance and personal grooming. Even I get the looks as if I’m George frigging Clooney, which means things much be pretty desperate down here. It wasn’t until a rang a good friend of mine, who is married to a Russian girl, explained to me the basic demographics saying that there appears to be quite a surplus of woman around (and I got this confirmed three times by some locals) which explains why there seems to be some stiff competition going on, some not too shy to overdo it a bit.

Выглядит просто сладкой картинкой, что многие из общественных мест заняты парами влюбленных, встречающихся или ухаживающих, независимо от того, что случится и что эти пары делают, чтобы провести хоть некоторое время вместе в открытую. И за то время что я наблюдал, позволяет мне написать, что в Екатеринбурге большинство самых симпатичных, стройных и женственных девочек вокруг. Это место для парней, как Италия или Франция, кажется, для женщины.
Как правило девочка выглядит определенно европейской, но с хорошим азиатским прикосновением к ее чертам, и всегда на высоких каблуках и ‘говорящей’ паре штанов. Это особенно привлекает большинство местных парней, похоже, что они проявляют вполне случайный интерес когда дело доходит до поиска подхода и ухаживания. Даже я ловлю взгляды, как будто я – Джордж, “трахатель” Клуни, что означает быть довольно заметным здесь. Только когда я позвонил моему хорошему другу, который женат на российской девочке, он объяснил мне основную проблему демографии, сказав, что, кажется, здесь некоторый излишек женщин вокруг (и это подтвердили раза три некоторые местные жители), что объясняет, почему здесь есть некоторое жесткое соревнование, и некоторые не слишком застенчивы, чтобы добиться своего.

21. Area of the Borisa Yeltsina street at the bank of the Pond. This area is designated as a tall building area with some new towers under construction.

Территория около Бориса Елцина-Стрит на берегу Водоема. Эта область определяется как район высотной застройки с некоторыми новыми башнями, в стадии строительства.

22. I’m just posting this image because the autumn palette is showing nice on it, although it’s interesting to see that underneath the classical plastered facade of the building is just a wall of brick.

Я размещаю это изображение, потому что осенняя палитра хорошо показана на нем, хотя интересно видеть, что под классическим заштукатуренным фасадом здания проглядывает стена кирпича.

23. View on the Pond from Dynamo Square. By the time you are at any Dynamo Square, you know you are in Russia. Ekaterinburg’s never completed TV tower in the backdrop.

Вид на Водоем от площади Динамо. Если вы нахождитесь на какой-нибудь площадке Динамо, значит, Вы знаете, что находитесь в России. Вечно недостроенная телевизионная башня Екатеринбурга на заднем плане.

24. Some large building at the Pond, of which you only see how decayed it is when being up close. When you are you also see that the tallest section must be a new or renovated section. Typically this building is overloaded with design details, but I guess that’s a bit of a Russian thing.

Некое большое здание на берегу Водоема, как Вы видите, словно замыкает его. Также видно, что самая высокая секция – новая или только отремонтированная. Как видно, это здание перегружено деталями дизайна, но я предполагаю, что это – что-то вроде российской фишки.

26. If that was me getting married, I would change the backdrop 45 degrees clockwise.

Если бы женился я, то фон сзади наклонился бы на 45 градусов по часовой стрелке.

27. Panorama on the Pond seen from the bridge on Ulitsa Chelyuskintsev.

Панорама на Водоем с моста на улице Челюскинцев

28. Panorama on the Pond seen from the swimming pool floor of the hotel.

Панорама на Водоем из окон бассейна отеля.

29. e next day I was rather lucky to wake up with a flaring sunrise. Hello there Ekaburg!

На следующий день мне повезло проснуться с сияющим восходом солнца. Привет тебе Ekaburg!

30. Same moment, image of the Church on the Blood against a blood red backdrop.

Тот самый момент, когда вид Храма на Крови подсвечен кроваво-красным светом

Ну и так как он по происхождению голландец, не молг пройти мимо этого:

(Первое и последнее фото от Umformer)

Концепция «взгляд снаружи»;: очаровательный дом-музей f house в камакура от талантов из edward suzuki architecture

“КОММУНИКАЦИЯ-2004”: ВЗГЛЯД СНАРУЖИ

Прошла вторая международная конференция по теории и практике коммуникации. Мы накапливаем опыт. И на этот раз, и это единодушное мнение всех ее участников, она стала крупным событием культурной жизни России. Оценивать ее можно по целому ряду параметров.

О составе участников

Прежде всего, начнем с ее гостей и состава участников в целом, что во многом определило уровень интеллектуального накала и научную значимость прошедшего форума.

Было много участников из России, самых разных ее регионов и научных направлений – социологов, лингвистов, психологов, методологов коммуникативной междисциплинарной направленности.

Большую активность проявила Национальная Коммуникативная Ассоциация США (NCA): приехало много американских участников. Мы, российские участники, общались с американскими коллегами в конференц-зале, в перерывах за чашкой кофе, обменивались личными планами, получали понимание, чуткий отзыв и совет, предложение помощи и сотрудничества. Мы увидели и открыли для себя изумительных людей, чрезвычайно активных профессионально, талантливых и проницательных. Громадное спасибо американским участникам Nancy Jackson, John Parrish-Sprowl, Joseph Dailey, Kate Thedwall и многим другим участникам из США за то, что они смогли приехать и поделиться с нами своими идеями и творческими планами.

Европу представляла Юлиана Рот из Института межкультурной коммуникации в Мюнхене, которая является крупным специалистом по учебным программам в этой области, знает Россию и великолепно говорит по русски.

Наличие большого количества американских участников определило преимущественное использование английского языка как рабочего. Однако эффективность общения от этого не снизилась, поскольку, с одной стороны, российские участники продемонстрировали в массе довольно высокий уровень владения английским языком, с другой, организаторы сделали все возможное (устный перевод с английского на русский, предоставление сервиса перевода с русского на английский для иностранных участников, распечатки докладов на русском и на английском языках), для того, чтобы все могли полно воспринимать информацию и активно участвовать в дискуссии.

О научном значении конференции

Эта, вторая конференция, организованная на российской почве, дала нам в России масштабное представление о коммуникации как о мощном, продуктивном в своей социальной значимости, междисциплинарном научном направлении, развиваемом в США.

Вот немного истории. Еще в 50 годах в США в научном сообществе все сильнее стала ощущаться озабоченность по поводу низкой результативности человеческих деловых контактов, по поводу неумения людей приходить к соглашению и добиваться конструктивных решений через консенсус, умение договариваться, умение предоставлять и доносить информацию до потребителя или собеседника. Родилась Communication Science (коммуникативистика) как новое научное направление. Идея заразила все общество и при Госдепартаменте США был организован институт, который и ставил целью заниматься этой проблематикой. И после окончания работы над заданными проектами коммуникативное направление в США продолжало развиваться, диверсифицироваться в различной тематике – теории коммуникации, межкультурной коммуникации, межличностного общения, общения между малыми группами, общения в различных социальных сферах и др. Набирая силу в рамках социальной и гуманитарной научной парадигм коммуникативистика стала обретать и свою научную методологию, объективность, аргументативность и доказательность. В Америке сегодня активно формируется новая междисциплинарная область, имеющая свой предмет изучения и обучения, что практически получает свое выражение в том, что во многих университетах создаются факультеты коммуникации, ведущие преподавание по этой проблематике.

Читайте также:  Профилированный брус и дома из него

В России же аналогичные идеи развивались и развиваются в разных научных направлениях – лингвистике, социальных науках, психологии. Научное значение систематически проводимой конференции по коммуникации, и ростовская конференция во многом положила этому начало, состоит в глубоком, системном предоставлении информации российским участникам о развитии коммуникации как научного направления в США, и эту сложнейшую работу ведет, в первую очередь, президент РКА Ольга Ивановна Матьяш, которой за это громадное спасибо, в переносе на российскую почву конструктивизма американского подхода, изучении также и европейского опыта. Уже сейчас в мире накапливается опыт подготовки специалистов принципиально нового профиля на основе новой междисциплинарной научной парадигмы отрабатывается новый образовательный стандарт.

И важнейшим кульминационным моментом ростовской конференции стало обсуждение темы этого стандарта. Участники конференции были ознакомлены с проблематикой и материалами июльской конференции в Мичигане, где проблема разработки нового стандарта по специализации в области коммуникации обсуждалась в 2000 году в контексте опыта работы в 18 штатах США и Гонконге. На данном форуме в Ростове доклад на круглом столе представил Дж. Дэйли, в обсуждении участвовали представители СПбГУ (проф. Василькова Валерия Валентиновна), от социологического факультета, которые поделились своим практическим опытом подготовки специалистов в области коммуникации и проблемами, которые возникают при этом на нашей российской почве.

О полноте отображенной на конференции тематики

Доклады конференции отразили практически все существующие на сегодня аспекты проблематики.

В двух докладах президента РКА Ольги Ивановны Матьяш были описаны основные направления развития коммуникации, методология научного анализа и цели. Это же фундаментальное направление обсуждения было продолжено на секционном заседании, которое она проводила. Интереснейший доклад по лингвистическим методам исследований в коммуникации сделала М. Бергельсон (Москва. МГУ).

В докладах различных участников, как российских, так и американских, были изложены содержание и результаты проводимых ими исследований. Еще раз повторим, что авторы принадлежали к самым различным направлениям специализации – лингвистике, социологии, психологии. Отсюда и разный взгляд на вещи, разные методы исследования, разные цели. Перечислю лишь некоторые.

Лингвистические аспекты коммуникации были интересно представлены М.Б. Бергельсон, которая сделала еще один доклад (о первом уже сказано выше) об оригинальном исследовании текстов об охоте, результате своего пребывания на Аляске. В докладе была показана взаимосвязь между текстом (его поверхностной структурой и планом выражения) и текстом (его глубинной структурой – планом содержания как schemata). Таким образом, автору удалось показать, как глубинная структура детерминирует то, что говорится аборигенами об охоте, определить содержание их фоновых знаний.

А. Д. Шмелев сделал доклад о языковой картине мира и ментальности русского человека. Социолингвистический портрет получился очень интересный и противоречивый. Прорисовались практически две противоположные интерпретации, которые можно извлекать из лингвистических фактов – как положительная, так и отрицательная характеристики.

Проф. Дж. Пэрриш-Спроул сделал доклад об исследовании роли рекламы в постсоветском пространстве, о ее роли как индикатора экономического развития. При этом в процессе дискуссии после доклада мы убедились, что при этом он имел в виду, что говорит только о рекламе этического свойства. Неэтичная реклама им не рассматривается.

Проф. М.С. Вершинин дал глубокий анализ эффективности / неэффективности информационных технологий в нашем обществе, показав, что само по себе наличие ИТ не меняет к лучшему системы управления страной, развитию в ней демократических процессов.

Дж. Дэйли сделал интересный доклад об анализе информационных процессов в прессе России, о взаимодействии СМИ с властью. Все интересные доклады невозможно перечислить, их было много.

Что мы прочувствовали и поняли? Коммуникативистика, давая обществу представление о системно взаимосвязанных коммуникативных, поведенческих, информационных процессах, одновременно дает оценку их эффективности, показывает реальную картину того, что мешает развитию. Понятие открытого информационного общества несовместимо с этнокультурной, социальной ментальностью, запертой в своем культурном коконе и не способной преодолевать свои стереотипы поведения и мышления. Отражая эти процессы, коммуникативистика дает рекомендации по их коррекции.

Практическое значение конференции

Мы уже увидели в работе результаты российско-американского сотрудничества. В действии так называемый “Библиотечный проект” по предоставлению американской научной литературы российским учебным заведениям по коммуникации для использования в учебном процессе, который курирует Nancy Jackson. Активному обмену научной информацией способствует публикация научных материалов, производимая РКА.

Качество организации и проведения

Конференция проводилась усилиями нескольких организаций – РКА, Национальной коммуникативной ассоциации США – NCA, Ростовского института управления бизнеса и права – ИУБиП, Ростовского государственного экономического университета – РИНХ. Невозможно не восторгаться тем, как это все было организовано.

Подготовка детальной, глубокой и разносторонней информации в папке участника конференции, которая включила информацию об РКА, распечатки важнейших докладов и изданий РКА, которые дают панорамный обзор коммуникации как новой науки, так и работы РКА.

Четкость проведения на двух площадках РИНХ и ИУБиП. Обеспечение комфорта участникам, которое курировалось лично ректором ИУБиП, Акперовым Имраном Гуруевичем, а также координатором и душой всей конференции – Ириной Николаевной Розиной. Мы были окружены теплом и заботой устроителей и ежеминутно это чувствовали.

Прекрасно составленная разностороння программа, позволявшая сформировать представление об интенсивной учебной жизни двух современных учебных заведений Ростова-на-Дону, научной проблематике конференции, организовать разнообразные формы контактов между участниками – лекционном, дискуссионном, учебном – мастер-классы, неофициальное (за вкусным кофе или обедом).

Мы смогли увидеть достопримечательности Ростова, много узнали о его истории и архитектуре, познакомились с замечательными музыкальными коллективами и талантливыми руководителями. Катализатором всей конференции была и остается Ирина Николаевна Розина, благодаря ее усилиям никто и никогда не был забыт, и ничто не забыто, она успевала везде и мгновенно откликалась на все просьбы и пожелания, предвидела их. Большое ей спасибо.

Мы уезжали из Ростова окрыленные новыми идеями и творческими планами. Ждем новых конференций по коммуникации.

И такая конференция организуется снова, но теперь на базе РГСУ. Приглашаем к участию всех, кто будет в Москве с 12 по 14 июля.

Смотрите также:

  • Страница конференции “Коммуникация-2004”
  • Фоторепортаж с конференции
  • “КОММУНИКАТИВНЫЙ ТЕПЛОХОД”
  • “СЛУШАТЬ И СЛЫШАТЬ” (статья Марины Раскладкиной в “Ставропольской правде”)
  • “КОММУНИКАЦИЯ-2004”: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

Звезда Назарета: взгляд снаружи

У меня метаболизм медленный, важные вещи доходят не сразу. Только сейчас, почти неделю спустя, прочитав десяток отчетов, я вдруг остро, не на уровне головы, а на уровне сердца почувствовала:
а) игра была;
б) она была хорошей;
в) я ее мастерила, и все поиграли, а я нет! Аррр зависть зависть зависть! (Это на меня с опозданием накатило то, чем маялся в процессе самой игры Хагенау.)

Эй, ребята, слушайте: вы клевые.
Эта игра была – полноценное соавторство. Вы присылали офигительные квенты, вы играли с ума сойти как, вы делали мир живым. Процесс игры не приходилось стимулировать искусственно. Совершенно неудивительно, что магия работала; еще бы ей – с такими-то людьми, с таким-то вкладом сил – не работать! Спасибо вам.
Спасибо пост-МФ-чятику, который, в общем-то, и виновен в том, что Звезда Назарета воссияла. Спасибо, Сережа и Костя – я, честно говоря, всё не могу поверить, что это реально закрутилось благодаря нам, но это именно так. Спасибо Теме, Элле и Миле за дружелюбие и чуткое руководство (больше не пишу только потому, что все сказала вслух). Надеюсь, что впереди у нас еще много хороших игр. 🙂

Врожденный перфекционизм не позволяет сосредоточиться на одних удачах. Звезда Назарета стала очень ценным опытом; отчетливо вижу те места, что должны были быть сделаны лучше и мощнее. И они обязательно будут. Уже после весеннего и осеннего Мэйфлауэров, и, возможно, после еще одной-двух Американских Историй – сделаем игру, в которой мы начнем работать с игроками сильно-сильно заранее, а не как в этот раз. Сложности там будут сложнее, обвм обвмнее, замесы замеснее, колопортусы – однозначные, а роль каждому достанется по его мерке, и никого никогда не отпустит. 😉 Ну, это так, к слову; оставайтесь на канале.

. Так вот, про Звезду Назарета.

В общем, были моменты, когда мне казалось, что процесс происходит медленно и неправильно. Это все моя дурацкая деликатность: сама же не хотела мешать игрокам загробным хохотом, сама же в итоге и пропустила уйму всего интересного (впрочем, и на меня хватило). Эпик моей задумчивости пришелся на предпоследнюю вспышку сна, когда игроки в ответ на “кто не дуэлился – место ждет ваши камни” начали требовать объяснений, спешно успевать дуэлиться и всячески упираться рогом. Надо мне бороду отращивать, короче. С человеком с бородой никто не спорит.
Но на самом деле все было хорошо; до меня не сразу дошло, что играют в этом нечеловечески огромном коттедже по углам, а в общие помещения выходили отдохнуть, перекурить, выбрать кого-нибудь, убить, съесть и всякое такое. Стала заходить в комнаты – сразу увидела бури разнообразных эмоций и движняка. Люди плакали, люди издевались друг над другом, цепенели, смеялись, горевали, интриговали, – в общем, жили и действовали. И никого не надо было лишний раз толкать и провоцировать, система была самоподдерживающейся, одна радость для мастера.
Однозначно удался мир сна (неожиданностью стало отсутствие отопления в этой комнате, но это даже дополнительно работало на контраст между двумя мирами). Неплохо, пусть и с опозданием, поиграли призраки – было бы здорово, конечно, начни они пораньше, но это как раз напрямую зависело от живых, а живые очень долго раскачивались, чтобы начать убивать. Кстати, это показательно, и, как по мне, очень в логике мира. С задачей поподробнее поиграть в непростиловку и менталку – справились отлично.
Интересно, что практически не задействованы были боевые чары (поправьте, если ошибаюсь; я имею в виду взаимодействия между игроками, упырь не считается). Что мне, как человеку, потратившему пять часов на чиповку чар, в некотором роде даже обидно. 🙂 Интересно еще, что отсутствие камней по факту оказалось совершенно не таким фатальным, как задумывалось (тоже – поправьте, если я неправа, но мне со стороны казалось, что отсутствие воли или магии не очень мешало жить).
Очень круто, что жители Назарета были непохожи на студентов Мэйфлауэра; я знала, конечно, что мы тут все хорошие игроки, но видеть это вот так, воочию – крышу сносило. Когоутека не спутать с Войничем, Огдена-Тили – с Мелани, Виперу – с агентом Калликанзарос, Монти – с Оранжем. все, абсолютно все держали уровень; думаю, у тех, кто приедет на МФ весной впервые, не возникнет когнитивного диссонанса.

Что еще сказать.

О. Под занавес упомяну в нескольких словах о судьбах тех, кто приехал в этой злосчастный город и остался жив.
Фейт ЛеБлан, после того как она покинула Назарет, ждало много трудных лет. Ордо Скорпио были весьма взбешены как смертью Дракулешти, одного из лучших специалистов-чистильщиков, так и тем, что Звезда с ее помощью досталась Санта Муэрте, серьезно укрепив позиции тех на юге Америки. На девушку была объявлена охота. Впрочем, сына она родить точно успела.
Хлоя Калликанзарос продолжила работать в Бюро Магических Аномалий, специализируясь как эксперт по работе с темными культами. Стажеров ей теперь доверяют значительно реже. А вот агент Кайла Милч, напротив, много работает с молодыми стажерами, прекрасно помня о собственных трудностях на этом пути.
Эмили Ремилард и Елизавета Калликанзарос с родственницами теперь большую часть времени живут в Латинской Америке, периодически выезжая по особым поручениям богини в южные и центральные штаты Америки. На севере же особыми поручениями занимается Виолетта Смит, благополучно окончившая Мэйфлауэр и живущая в Назарете.

Про судьбу жителей Назарета, при их на то желании, можно упомянуть позже.)

Ссылка на основную публикацию